Гефсиманская молитва текст молитвы

На данной странице вы найдете детальное описание: гефсиманская молитва текст молитвы - подобранную специально для Вас!

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

«Смирил Себя, быв послушным
даже до смерти, и смерти крестной».
______________ Филиппийцам 2:8

«Душа моя скорбит смертельно…» –
Мой Иисус сказал в саду.
И с этой болью беспредельной
Он всё равно решил: «Иду».

Кровавый пот с висков сочился,
И спали вдалеке друзья,
Когда Иисус в молитве бился.
И победил, сказав: «Вот Я».

Сказал Отцу: «Что хочешь делай.
Приму всю чашу до конца».
И, встав с колен, шагнул Он смело
В объятья страшного кольца.

И тут же – поцелуй Иуды.
Затем синедрион, Пилат,
Царь Ирод, ожидавший чуда…
И вот – Спаситель наш распят.

Он всё прошёл для нас с тобою,
Смирив Себя, на крест взошёл.
Смиренье не далось без боя.
В саду Он бился всей душой.

Та Гефсимания внимала
Борьбе Христа ночной порой,
И вся земля под Ним стонала
От слов молитвы той святой.

«О, не Моя пусть воля будет,
Но пусть исполнится Твоя».
Так Иисус пример дал людям,
Покорно сердце Сам склоня.

Когда мы мечемся от боли,
Томимся ночи напролёт,
Лишь пониманье Божьей воли
Даёт нам двинуться вперёд.

И гефсиманская молитва,
Что нам оставил Иисус,
В часы и нашей страшной битвы
Летит к Отцу из наших уст.

И как бы ни был шаг тот труден,
Смертельной муки не тая,
Мы говорим: «Пусть воля будет
Твоя, Господь мой. Не моя».

Отче, о если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет.
Евангелие от Луки Глава 22, стих 42

После совершения Тайной Вечери — Своей последней трапезы, на которой Господь установил Таинство святой Евхаристии, — Он пошёл с апостолами к Елеонской горе.

Спустившись в ложбину Кедронского потока, Спаситель вошёл с ними в Гефсиманский сад. Он любил это место и часто собирался здесь для бесед с учениками.

Отойдя немного в сторону, Господь стал молиться, говоря: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».
Восстав от молитвы, Господь возвратился к трём Своим ученикам. Он хотел найти для Себя утешение в их готовности бодрствовать с Ним, в их сочувствии и преданности Ему. Но ученики спали. Тогда Христос призывает их к молитве: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».

Ещё дважды Господь отходил от учеников в глубину сада и повторял ту же молитву.

Скорбь Христа была так велика, а молитва столь напряжённа, что с лица Его падали на землю капли кровавого пота.
В эти тяжелейшие минуты, как

В это самое время сквозь листву деревьев стали проглядывать огни фонарей и факелов. Появилась толпа людей с мечами и кольями. Они были посланы первосвященниками и книжниками, чтобы схватить Иисуса, и, видимо, ожидали серьёзного сопротивления.
Впереди вооружённых людей шёл Иуда. Он был уверен, что после Тайной Вечери

найдёт Господа здесь, в Гефсиманском саду. И не ошибся. Предатель заранее условился с воинами: «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите».

Отделившись от толпы, Иуда подошёл ко Христу со словами: «Радуйся, Равви», — и поцеловал Спасителя.

Предательство уже совершилось, но мы видим, как Христос пытается вызвать раскаяние в душе Своего неразумного ученика.

Между тем приблизилась стража. И Господь спросил стражников, кого они ищут. Из толпы отвечали: «Иисуса Назорея». «Это Я», — последовал спокойный ответ

Христа. От этих слов воины и слуги со страхом отступили назад и упали на землю. Тогда Спаситель сказал им: если они ищут Его, то пусть берут, а ученикам пусть дадут уйти свободно. Апостолы хотели было защитить Своего Учителя. Пётр имел при себе меч. Он ударил им раба первосвященника по имени Малх и отсёк ему правое ухо.
Но Иисус остановил учеников: «оставьте, довольно». И, коснувшись уха раненого раба, исцелил его. Обращаясь к Петру, Господь сказал: «возврати меч твой в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть? Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?»

Воины связали Спасителя и повели к первосвященникам. Тогда апостолы, оставив Своего Божественного Учителя, в ужасе разбежались.

Эту горькую чашу страданий и мучительной смерти на кресте Христос принимает добровольно, ради спасения

Подойдем как можно ближе к молящемуся в Гефсимании Христу, и мы увидим Его простертым на земле. Мы увидим тело Его, покрытое кровавым потом. Спросим распростертого на земле Господа: Учитель! Что с Тобою? Что переживает душа Твоя? Превратимся в слух, чтобы выслушать ответ нашего Спасителя.

Здесь, в Гефсимании, — как бы говорит нам Христос, — Я ощущаю всю тяжесть грехов человеческих, которые Я взял на Себя; проклятие Божие за грехи всего мира легло на Меня… — Христос, Который часто молился Отцу в Гефсиманском саду, лежал теперь перед Отцом, как взявший на Себя весь грех мира и все проклятие за него, И здесь, в Гефсиманском саду, лицо Отца сменилось как бы для Христа лицом строгого и справедливого Судьи — Судьи за все грехи и беззакония мира. Вот где причина кровавого пота на теле молящегося Христа.

«Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия!» Какая странная молитва! Он оставил небо для страдания и смерти… Он в течение всей Своей жизни на земле говорил о предстоящих на Голгофе страданиях и смерти. И вдруг Он молится о том, чтобы Отец избавил Его от этих страданий. Как понять эту молитву Христа? Это молитва человека Иисуса.

Она доказывает истинную человечность Христа. Когда крест был еще вдали, — человек Иисус тоже трепетал перед ним, и тоже молился об избавлении от него, как мы читаем об этом в Ев. Иоанна 12, 27: «Душа Моя теперь возмутилась, и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел». Тем более теперь, когда Он на один только шаг был от креста. Вот почему Он три раза молится об освобождении от чаши, голгофской чаши страданий и смерти.

Читайте так же:  Какие молитвы можно читать мирянину

Христос не был освобожден от креста. О чем это говорит нам? О том, что помимо креста другого пути для спасения грешников не было. Ни один ангел не мог бы искупить вину человечества; ни могущество Божие, ни Его безграничная любовь, — только чаша страданий, только смерть на Голгофе.

«Не Моя воля да будет, но Твоя…» Тоже как будто странные слова Христа. Разве у Христа была воля, не совпадающая с волей Отца? Нет, не была, но могла бы быть. Каждый человек имеет свою волю, и Христос, будучи не только Богом, но и истинным человеком, имел тоже Свою волю. Но эту Свою волю Он подчинил воле Отца: «Не Моя воля да будет, но Твоя». В Гефсимании мы видим высший вид молитвы: это молитва об исполнении воли Божией в нашей жизни. Именно об этом молился Христос в Гефсиманском саду.

Но нас могут удивить слова в Послании к Евреям 5, 7: «Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти, и услышан был за Свое благоговение». Как же был Он услышан? Он получил силу пойти на крест Голгофы без трепета души, без смертельной скорби, с которой Он пришел в Гефсиманию! Ему был послан ангел, который укреплял Его (Ев. Луки 22, 43). Как укреплял ангел Христа? Это, конечно, тайна, и мудрствовать сверх написанного нам не положено. Но мы не согрешим, если заглянем в нее.

В Книге пророка Исайи 53, 10 сказано: «Когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное…» Потомство долговечное — это бесчисленные сонмы спасенных. Не показал ли Ангел это потомство спасенных изнемогавшему в Гефсимании Христу? Ведь лучшее подкрепление в страдании — это увидеть смысл его, как говорится в одной духовной песне: «И печали — радость мне, если знаю, что страданья принесут хвалу Тебе…» Самое ужасное — это бессмысленные страдания в нашей жизни. Плоды голгофских страданий и смерти могли ободрить душу Христа, скорбевшую смертельно.

В то время, как Христос «с сильным воплем и со слезами приносил молитвы и моления могущему спасти Его от смерти», — три Его апостола спали крепким сном. Три раза Он будил их… Ему было печально видеть их спящими, но Он не осудил их — ведь они спали от печали (Ев. Луки 22, 45) и от немощи плоти: их дух был, по словам Христа, бодр, но плоть немощна (Ев. Матф. 26, 41).

П речи́стая Влады́чице Богоро́дице, / упова́ние всех христиа́н, / поне́же ина́го упова́ния не и́мамы, ра́зве Тебе́, / Всенепоро́чная Влады́чице моя́, Госпоже́ Богоро́дице, / Ма́ти Христа́ Бо́га моего́, / те́мже поми́луй, и изба́ви мя от всех зол мои́х, / и умоли́ ми́лостиваго Сы́на Твоего́ и Бо́га моего́, / да поми́лует окая́нную ду́шу мою́ / и да изба́вит мя от ве́чныя му́ки // и сподо́бит мя Ца́рствия Своего́.

П редста́тельство христиа́н непосты́дное, хода́тайство ко Творцу́ непрело́жное, не пре́зри гре́шных моле́ний гла́сы, но предвари́, я́ко Блага́я, на по́мощь нас, ве́рно зову́щих Ти; ускори́ на моли́тву и потщи́ся на умоле́ние, предста́тельствующи при́сно, Богоро́дице, чту́щих Тя.

О Пресвята́я Де́во, Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего, Цари́це Небеси́ и земли́! Вонми́ многоболе́зненному воздыха́нию душ на́ших, при́зри с высоты́ святы́я Твоея́ на нас, с ве́рою и любо́вию покланя́ющихся пречи́стому о́бразу Твоему́: се бо, грехми́ погружа́еми и скорбми́ обурева́еми, взира́юще на Твой о́браз, я́ко живу́щей Ти с на́ми, прино́сим смире́нная моле́ния на́ша, не и́мамы бо ины́я по́мощи, ни ина́го предста́тельства и утеше́ния, то́кмо Тебе́, о Ма́ти всех скорбя́щих и обремене́нных. Помози́ нам, немощны́м, утоли́ ско́рбь на́шу, наста́ви на путь пра́вый нас, заблу́дших, уврачу́й боле́зненная сердца́ на́ша и спаси́ безнаде́жныя. Да́руй нам про́чее вре́мя живота́ на́шего в ми́ре и покая́нии проводи́ти, пода́ждь христиа́нскую кончи́ну и на Стра́шнем Суде́ Сы́на Твоего́ яви́ся нам милосе́рдая Предста́тельница, да всегда́ пое́м, велича́ем и сла́вим Тя, я́ко Благу́ю Засту́пницу ро́да христиа́нскаго, со все́ми угоди́вшими Бо́гу. Ами́нь.

И змла́да Христа́ Бо́га чи́сте возлюби́в, / сын утеше́ния был еси́, преподо́бне о́тче Варна́во. / По и́мени и житие́ твое́ бы́сть: / коему́ждо стра́ждущему, и ни́щу, и царю́, / па́стырь кро́ток, уте́шитель и цели́тель яви́лся еси́. / Помина́й нас, благода́тный о́тче, / да моли́твами те́плыми твои́ми/ Жизнода́вец Бог да́рует нам// утеше́ние и ве́лию ми́лость.

П еча́льнику земли́ Росси́йския, преподо́бному Се́ргию,/ от ю́ности после́довал еси́, свя́те Варна́во, / и заве́т ста́рца твоего́, си́це ре́кшаго: / та́ко хо́щет Бог:/ сло́вом и хле́бом пита́й а́лчущих, –/ пои́стине до конца́ испо́лнил еси́. / Сего́ ра́ди и ны́не мо́лим тя,/ не оста́ви нас, уте́шительный о́тче, // Небе́сною любо́вию твое́ю.

4.7.3. Гефсиманская молитва (моление о Чаше)

Почти в одно время Господь обращает к Отцу две настолько разные молитвы. Первосвященническая молитва была молитвой победной, утешающей всех апостолов в грядущей разлуке со Христом и показывающей, какие блага ожидают их вследствие смерти Учителя и победы Его над диаволом. Гефсиманская молитва скорбная, но что было причиной неожиданной скорби Христа и почему, в отличие от Первосвященнической молитвы, в свидетели моления о Чаше Господь берет только троих и, собственно, зачем Он их берет? Нет простого ответа на эти вопросы и нет возможности «обещать себе полного постижения тайны Гефсиманского события, которой неприкосновенность нашему испытанию Господь сам ознаменовал тем, что из самых Апостолов только немногих к ней приблизил, и только что приблизил»[415].

В качестве отправной точки для размышлений припомним слова Христа перед воскрешением Лазаря, когда Он обратился с молитвой к Отцу: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня» – и затем сказал: «Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал [сие] для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня» (Ин. 11: 41–42). Господь совершает открыто некоторые молитвы ради научения людей. Гефсиманское моление также может рассматриваться как необходимое не для самого Христа, но для Его учеников.

Давайте вначале посмотрим евангельский текст: там говорится, что Господь ужасался, тосковал, скорбел душой, находился в борении. Какого рода было это борение? Когда мы говорили об искушениях в пустыне, то опирались на утверждение прп. Иоанна Дамаскина о том, что Иисус не был борим помыслами, что диавол нападал на Него извне. Исходя из этого, предполагать, что в Гефсимании в личности Христа открылось какое-то греховное раздвоение мыслей и желаний, невозможно. Трудно представить себе и то, что желал избежать смерти и страданий Тот, Кто сказал ученикам: «Не бойтесь убивающих тело».

Читайте так же:  Какую молитву читать при окроплении дома Святой водой

Святые отцы говорят, что молитва в Гефсимании являет истинность воспринятой Сыном Божиим человеческой природы: «Сказал это по причине немощи, которой был облечен, потому что не в ложном виде, но поистине был облечен ею. А если поистине был немощен и облечен немощью, то и невозможно было, чтобы немощь не боялась и не смущалась. Поскольку принял плоть и облекся немощью, то в голоде подкреплялся хлебом, в труде утомлялся и во сне казался бессильным, и когда пришло время смерти Его, надлежало, чтобы и тогда также воздействовало то, что свойственно плоти; ведь и смущение предстоящей смертью напало на Него для того, чтобы явной сделалась Его природа, именно, что Он был сыном того Адама, над которым, как говорит апостол, царствовала смерть (Рим. 5: 14)»[416]. То есть боязнь смерти во Христе относится к так называемым неукоризненным страстям добровольно воспринятой Им человеческой природы и указывает, как и испытываемая Им жажда, алкание, желание сна на то, что человеческая природа во Христе непризрачна, реальна.

Гефсиманское моление Спасителя, помимо всего сказанного, стало руководством молитвенного делания для христиан. Так, свт. Филарет Московский, во-первых, видит в Гефсиманском молении (когда Господь, «приближаясь к пределу Своего земного поприща, дабы принести Богу Отцу молитву, сколь важную и таинственную по предмету, столь же трудную по обстоятельствам, удалился сперва с тремя избранными учениками от собора прочих, а потом и от трех избранных в совершенное уединение, рекши: Седите ту, дондеже шед помолюся там»[422]) образ молитвы уединенной «во всевозможном отлучении от всего сотворенного, погружающей душу в единое присутствие Божие»[423].

Во-вторых, Гефсиманское моление Христово побуждает христианина усилить аскетический подвиг: «Когда подумаешь, что это Единородный Сын Божий, от вечности с Отцом и Святым Духом царствующий на пренебесном Престоле и теперь сего Престола не оставивший, – что Он, облекшись в нашу нищету, немощь, низость, повергается в молитве на землю, чтобы молитвою исходатайствовать нам спасение, а смирением обличить, загладить и уврачевать нашу гордость, тогда пораженная мысль ищет, есть ли в мире довольно униженное место или положение, в которое бы человек мог себя уничижительно повергнуть, дабы ему не слишком стыдно было пред сим Божественным уничижением? При таком размышлении как должны быть для нас легки и сладостны наши молитвенные коленопреклонения и земнопоклонения, которые так тяжкими кажутся иногда для нашей немощи и, может быть, для нашей лености!»[424]

И, наконец, в-третьих, память о «победоносном Гефсиманском поприще Иисусовом», где «сила всех возможных искушений побеждена силою молитвы Христовой, и сия победоносная сила не прешла, но пребывает и пребудет, потому что Иисус Христос вчера и днесь Тойже, и во веки (Евр. 13: 8)»[425] удержит верующего от уныния и безнадежной скорби. «Там, недалеко от Агнца Божия, вземляющего грехи мира, повергнись с твоими грехами, скорбию, тугою, страхом от разверстых челюстей смерти и ада и помяни, что горечь твоей чаши уже наибольшею частию испита в великой чаше Христовых страданий, что под бремя, на тебе тяготеющее, уже подложил Свою облегчающую руку крепкий Гефсиманский Подвижник, что твой Спаситель, совершивший для тебя всецелое дело твоего спасения, ожидает от тебя только сообщения страстей Его (Флп. 3:

10), какое возможно для твоей, хотя немощной, веры, любви и благодарности»[426].

Евангельский рассказ о Гефсиманской молитве, которую еще иногда называют молением о чаше, в Евангелии от Марка, очевидно, дошел до нас от апостола Петра; по свидетельству раннехристианского автора Папия Иерапольского, Марк был спутником великого апостола и, видимо, его Евангелие построено на рассказах Петра.

И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня (Мк 14:33–42).

На этом повествовании лежит удивительная печать подлинности; оно полностью отвечает тому, что уже в наше время ученые, исследующие Новый Завет, называют «критерием неудобства». Этот критерий состоит в том, что те или иные свидетельства неудобны для ранней Церкви, и поэтому у них есть только одно объяснение: все так и произошло на самом деле. Никто не стал бы выдумывать Иисуса скорбящего и ужасающегося в ожидании мучительной смерти и умоляющего избавить Его, если возможно, от такой участи.

Боги, которых выдумывают люди, так себя не ведут; они больше напоминают всяких суперменов, человеков-пауков и прочих персонажей массовой культуры, которые, смелые и сильные, являются на выручку своим поклонникам, так что от злодеев летят клочки по закоулочкам.

Божественный Спаситель, сокрушенный скорбью, который не только не расправится со злодеями, но Сам умрет от их рук, который Сам молит об избавлении — и не получает его, — это совсем не тот образ, который люди создают в своем воображении.

Апостолы в этом эпизоде (как и в некоторых других) выглядят не лучшим образом: они заснули от печали и заслужили упрек от Господа. Так говорить об апостолах могли только они сами — в ранней Церкви апостолы были окружены понятным почтением, и никому бы в голову не пришло выдумывать про них такой «компромат».

Этот рассказ всегда служил предметом некоторого недоумения — и насмешек неверующих. Какой же это Бог, если Он скорбит и ужасается перед лицом смерти, как обычный человек, да и человек не самый храбрый: множество героев и мучеников в истории шли на смерть гораздо спокойнее, иногда — с бравадой и насмешкой над палачами. Вся римская процедура распятия была продумана таким образом, чтобы сломать волю и дух самых решительных борцов, но Иисус не показывает Себя борцом даже в саду.

Почему? Происходящее в Гефсимании говорит нам нечто очень важное о Боговоплощении. Прежде всего, Господь Иисус — не Бог, притворившийся человеком или действовавший через человека, это Бог, который действительно стал человеком. В фильме «Аватар» человек подключается к инопланетному телу и действует через него в племени инопланетян. Исполнив задание, он спокойно может отключиться, завершить свою виртуальную жизнь. А Боговоплощение — это на самом деле. В Иисусе Христе Бог действительно стал человеком, с человеческой душой и телом, и Он действительно стал доступен тем же душевным и телесным страданиям, которые испытывают люди перед лицом предательства, несправедливости, боли и смерти.

Читайте так же:  Молитва это разговор с Богом

Он целиком и полностью занял наше место — поставил Себя в те же условия, в которых находимся мы, и совершил наше Искупление, проявив совершенную любовь и послушание Богу там, где мы проявляем злобу и противление.

Поэтому в Гефсимании Он претерпевает абсолютно подлинное и абсолютно человеческой страдание. Иногда говорят: «Но Он же знал, что воскреснет». Конечно, знал, и говорил об этом ученикам. Но ведь и мы знаем, что воскреснем — нам это тоже ясно обещано небесным Отцом. Делает ли это страх и страдание чем-то менее реальным?

Христос полностью разделяет все страдания мира, всю людскую боль, физическую и душевную. Любой человек перед лицом предательства, оставленности, мучения, смерти, теперь может знать, что Христос — с ним, Он спустился на самое дно боли и скорби, чтобы быть с каждым, кто страдает. Не только с героями, которые отважно идут на смерть. Со всеми, кто сокрушен, растерян и обескуражен, кто, кажется, совсем раздавлен тоской и ужасом. Христос выглядит слабым, потому что Он — со слабыми, тоскующим – потому что он с тоскующими, ужасающимся – потому что Он с теми, кто подавлен ужасом. Он спускается к ним на самое дно душевного и телесного страдания, чтобы взять каждого за руку и вывести к вечной радости Воскресения.

На анонсе – Гефсиманский сад. Фото V . V .

Мф. 26, 36-46; Мк. 14, 32-42; Лк. 22, 39-46; Ин. 18, 1

Окончив Свою первосвященническую молитву, Христос с апостолами перешел Кедронов поток, и все они вошли в боль­шой масличный сад, залитый светом луны.

Гефсиманский сад находился на склонах Елеонской горы и спускался к долине ручья. Здесь густо росли маслины. Христос любил это уединенное прекрасное место и часто отдыхал там в бе­седах с учениками. Теперь же Гефсиманский сад должен был стать местом Его духовной муки и преддверием Крестной смерти. Наступили последние и самые трудные часы земной жизни Спа­сителя мира.

Видео (кликните для воспроизведения).

Среди причудливо изогнутых стволов олив утомленные уче­ники расположились на ночлег, а Христос, взяв с Собой Петра, Иакова и Иоанна, удалился вглубь сада.

«Душа Моя скорбит смертельно, ¾ сказал Он троим учени­кам, ¾ побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». И отойдя немного, Он пал на землю и стал молиться в глубокой тоске. Это было вто­рое великое искушение в Его жизни. Тогда, в первый раз, среди угрюмых скал Иудейской пустыни, Он победоносно отразил диа­вола, предлагавшего Ему ложные пути для созидания Царства Божия на земле. Теперь Его человеческая природа содрогалась перед той непосильной простому смертному чашей страданий, ко­торую Он должен был испить. Агнец Божий, предназначенный в жертву еще до создания мира, стал изнемогать от тяжести гре­хов всего человечества, которые Он добровольно принял в Свою безгрешную душу. Здесь не было страха мучений и смерти. Могу­чие личности побеждают этот страх; здесь было нечто неизмери­мо большее, непостижимое. Тот, Кто незримо давал силу миллио­нам страждущих душ, сам томился в смертельной муке.

Нам никогда не постичь того, что совершилось в Гефсиманскую ночь. Наше слабое воображение бессильно перед этим незримым бо­рением, свидетелем которого был оливковый сад. Только одно от­крывается в этом борении: Он страдал за нас, Он принял на Себя всю боль и проклятие веков, всю глубину падения человеческого, весь ужас и отчаяние богооставленности. Он погружался в бездонную пропасть вечной ночи, ночи без Бога, чтобы спасти душу человечес­кую для Вечного Света. Он принял на Себя тот удар, который пред­назначался для человека, нарушившего мировую гармонию. Страшный мрак ада отовсюду сдавливал страждущий дух Иисуса. «Отче, ¾ молился Он, ¾ о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет».

Ту мировую гармонию, которую нарушил в раю первый Адам своим непослушанием Богу, второй Адам – Христос в Гефсиман­ском саду восстанавливает в страшном борении Своего духа пол­ным послушанием воле Отца Небесного.

Измученный смертельной тоской и обессиленный духовной борьбой, Христос, как Человек, нуждался в поддержке и сочувст­вии. Но, подойдя к трем апостолам, нашел их спящими. «Симон! Ты спишь? – пытался Он разбудить верного Петра. – Не мог ты бодрствовать один час». Но, утомленные переживаниями необык­новенного дня и тревожной ночи, апостолы уже не находили в се­бе сил для духовной борьбы. Глаза у них отяжелели, и они не зна­ли, что отвечать Господу.

Так, одинокий, всеми покинутый, страдал Агнец Божий. Пот падал с Его чела, как капли крови. Несколько раз Он подходил к Своим спящим ученикам, но все было напрасно. Он страдал один и один победил искушение. Гефсиманское борение закончилось. Христос вышел победителем в этой духовной борьбе. Воля Отца Небесного была для Него превыше всего. Из Гефсиманского сада Он готов был без колебаний идти на Всемирную Голгофу, где дол­жен был завершиться Его подвиг искупления человеческого рода.

Предательский поцелуй Иуды

Мф. 26, 45-56; Мк. 14, 41-52; Лк. 22, 45-52; Ин. 18, 2-12

Окончив молитву, Христос подошел к спящим ученикам. «Вы все еще спите и почиваете? – сказал Он им. – Кончено, при­шел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня».

Апостолы пробудились. Один за другим они поднимались с земли и с тревогой вслушивались в какие-то новые звуки. Внезапно сад осве­тился фонарями и факелами, и послышался топот приближающейся толпы. Люди были вооружены: одни из них держали палки и ко­лья, другие – мечи и копья; среди народа были воины из стражи храма. Впереди всех шел Иуда. Он выдал местопребывание Иису­са Его врагам.

Ученики растерялись. Но Иисус пошел навстречу толпе. Тог­да Иуда, делая вид, что возвращается из города и ничего общего не имеет с пришедшей толпой, быстро приблизился к Спасителю, чтобы поздороваться с Ним. Но Господь кротко спросил его: «Друг, для чего ты пришел?» ¾ «Равви, ¾ ответил Иуда, и слово замерло на устах его. ¾ Равви, ¾ повторил он с принуждением, ¾ здравствуй!» И, наклонившись к Иисусу, поцеловал Его.

Христос знал предательскую цену этого поцелуя и с негодова­нием спросил изменника: «Иуда! целованием ли предашь Сына Человеческого?»

Предатель вздрогнул. Он понял, что Христос насквозь видит его подлую душу и знает его уговор с начальниками отряда: «Ко­го я поцелую, Тот и есть; возьмите Его и ведите осторожно».

Тем временем стража окружила Иисуса. Глядя на вооружен­ных людей, Спаситель с грустью сказал: «Как будто на разбойни­ка вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня, но теперь ваше время и власть тьмы».

Читайте так же:  Молитвы об умягчении сердец

Порывистый Петр вынул меч и хотел защитить своего Учителя, но Христос запретил ему это делать: «Возврати меч твой в его мес­то, ¾ повелел Он Петру, ¾ ибо все, взявшие меч, мечом погибнут».

Стража связала Христа. Ученики, видя, к чему идет дело, от страха разбежались. Так Иисус оказался в руках врагов, остав­ленный друзьями. Его осторожно вывели из Гефсиманского сада и тайно, под покровом ночи повели в Иерусалим. Только апосто­лы Петр и Иоанн следовали за своим Учителем на расстоянии.

Видео (кликните для воспроизведения).

Последнее изменение этой страницы: 2016-12-29; Нарушение авторского права страницы

  • Устройство Храма
  • Фото
  • Проповеди
  • Видео
  • Контакты
  • День за днем
    Православный календарь
    Расписание богослужений
    Газета «Колокол»
    Библейская группа
    Вопрос священнику
    Просьбы молитв
    Наши священники
    Паломнические поездки
    Нужды Храма
    Объявления
    Православная кухня
    Новое на сайте
    О смысле
    Читаем Евангелие
    Таинства
    Богослужения
    Пост
    Библиотека
    Библиотека Храма
    Молитвослов
    Акафисты
    Жития святых
    Духовная сокровищница
    Статьи
    Словари
    Психология
    Воскресная школа
    История
    Расписание занятий
    Милосердие
    Дети-сироты
    Сервисы сайта
    Экспресс-связь
    Карта сайта
    Ссылки
    Главная >>Иконы Храма >>Иконы алтаря >> Молитва в Гефсиманском саду
    Читайте также:
    • Параллельное чтение Евангелий «Моление о чаше»
    • Икона «Иисус в терновом венце». Страсти Христовы
    • Молитва ко Господу Иисусу распятому
    • Акафист Божественным Страстям Христовым
    Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

    Когда взошел Господь и Бог наш Иисус Христос на гору Фаворскую, чтобы там явить Свою Божественную славу, тогда взял он с Собой трех любимых учеников – Петра, Иакова и Иоанна, и перед ними преобразился, и им явил славу Свою.

    Пришел час страшных и неописуемых страданий Его, и опять берет Он с Собой тех же трех учеников — Петра, Иакова и Иоанна в сад Гефсиманский, отходит вместе с ними от остальных учеников, велит им бодрствовать и молиться, а Сам отходит от них на вержение камня и начинает Свою мучительную последнюю молитву к Богу.

    Если и на этот раз Господь счел нужным взять трех учеников, чтобы были они опять свидетелями Его, то значит – то, что должны они были видеть, слышать и свидетельствовать, было необычайно важно, было не менее велико, чем Его Преображение на горе Фаворской.

    Итак, познаем, что борение духовное, которое испытывал Господь наш Иисус Христос, молясь Отцу Своему в саду Гефсиманском, было величайшим и вместе с тем тяжелейшим и страшнейшим из событий жизни Его.
    Не думайте, не думайте, что только на Кресте, в неописуемых страданиях претерпел Господь страшную муку. Знайте, что Его мука еще более страшная, чем Его страдания на Кресте, началась здесь, в Гефсиманском саду, при свете луны.
    О, как Он мучился! О, как терзался! О, как Он вопиял к Отцу Своему в Гефсиманском саду:

    «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39).

    Люди дерзкие, может быть подумают: что за малодушие! Почему просил Он, чтобы пронес Отец чашу страданий мимо Него, если на эти страдания и пришел в мир? Люди дерзкие говорят даже, что и на Кресте Господь не испытывал никаких страданий.
    Были в ранние времена христианства еретики, докеты, которые учили, что тело Иисусово было не подлинным, а телом призрачным (dokeu – казаться; отсюда и название докетов). Они, конечно, уча столь нечестиво, были уверены, что никаких страданий Господь Иисус Христос не претерпел, ибо не имел подлинного и истинного тела человеческого, а мы знаем, глубоко убеждены, что Он был истинным человеком, как и истинным Богом.

    Мы знаем, что телом Своим Он претерпел на Кресте неописуемые страдания, ужасные муки.
    Мы знаем это.
    Но не все вникают в то, что переживал в сердце Своем Господь, не все знают, отчего так мучительна была Его молитва к Богу Отцу. Не все знают, почему кровавый пот капал с лица Его.
    А я должен вам это пояснить.

    Когда каплет кровавый пот с лица человеческого? Когда молятся люди с кровавыми слезами?
    Это не метафора – это действительность, что плачут кровавыми слезами, что пот кровавый каплет. Это бывает тогда, когда муки человеческие достигают такой страшной силы напряжения, что никакие другие мучения не могут сравниться с ними.
    Итак, уже из того, что кровавый пот капал с лица Спасителя, познаем мы, как страшны, как потрясающи были Его душевный страдания пред страданиями телесными.

    Почему же они были так страшны?
    Почему так изнывал Христос Бог наш в предведении Своих страданий крестных?
    Подумайте, если бы кому-нибудь из вас пришлось взять на себя грехи ста человек, окружающих вас, и дать за них ответ пред Богом, каким ужасом исполнились бы вы, как давили бы вас тяжестью грехи чужие, за которые вы должны дать ответ Богу.
    А разве не знаете вы, что Господь Иисус Христос взял на Себя грехи всего мира, всего человечества? Разве не слышали никогда вы слов великого пророка Исаии:

    «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис.53:5).

    «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет.2:24).

    Итак, уже в саду Гефсиманском изнывал и мучился Он под страшной тяжестью грехов всего мира. Его давили несказанно, нестерпимо давили грехи мира, которые взял Он на Себя, за которые жертвой правосудию Божию должен был стать пред Богом, ибо только Он и никто другой мог искупить грехи всего мира.
    Вот почему кровавый пот капал с чела Его, вот почему так мучился Он, молясь Отцу Своему: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия…» (Мф. 26:39).
    И тотчас Он говорил иначе: «Впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). — Он предавал Себя всецело воле Божией, а грехи давили Его, мучили Его, терзали Его, и Он падал в изнеможении под тяжестью этих грехов.

    Великий святой блаженный Августин так говорит:

    «Нигде меня не поражает так величие и святость Иисуса, как здесь. Я не знал бы всей великости Его благодеяний, если бы Он не обнаружил предо мною, чего они ему стоят».

    Преклонимся со страхом и трепетом пред этим безмерным величием страданий Христовых. Припадем ко Кресту Христову и воспоем от всего сердца:

    «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!».

    Святителю отче наш, Феодосие, моли Бога о нас!


    © 2009-2019 Храм свт.Феодосия Черниговского
    (03179 Киев, ул. Чернобыльская, 2. тел. +38 066-996-2243)

    По благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и Всея Украины.

    Главный редактор — протоиерей Александр Билокур , Ответственный редактор — Елена Блайвас, Технический редактор — Александр Перехрестенко

    В молитвословах и богослужебных книгах некоторые часто употребляемые молитвы и даже небольшие ряды молитв не приводятся каждый раз полностью, а обозначаются сокращенно. Такие сокращения — например, сокращение «Слава, и ныне:» — есть почти во всех молитвословах. Это не только экономит место, но и очень удобно для опытных чтецов и певцов. Однако начинающего молитвенника порой могут сбить с толку еще не знакомые ему сокращения. Поэтому мы приводим для наших читателей список наиболее употребительных сокращенных обозначений, которые могут встретиться в молитвословах.

    В богослужебных книгах сокращений подобного рода гораздо больше: они рассчитаны на твердое знание читающим весьма широкого круга молитв и песнопений. В церковнославянской традиции показателем такого сокращения служит двоеточие (:) — оно выполняет здесь роль, подобную роли многоточия (…) в современной русской письменности.

    «Слава, и ныне: (либо: «Слава: И ныне:») — Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    «Слава:» — Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу.

    «и ныне:» — И ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    В н и м а н и е! В Псалтири каждая из кафизм — двадцати частей, на которые разделена Псалтирь для чтения — делится на три части, после каждой из которых обычно написано: «Слава:» (эти части поэтому и называются «Славами»). В этом (и только этом) случае обозначение «Слава:» заменяет следующие молитвословия:

    Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже.(Трижды)

    Господи, помилуй. (Трижды)

    Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

    «Аллилуиа» (Трижды) — Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже. (Трижды)

    «Трисвятое по Отче наш» или «Трисвятое. Пресвятая Троице… Отче наш…» — читаются последовательно молитвы:

    Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. (Трижды)

    Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

    Господи, помилуй. (Трижды)

    Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    Отче наш, Иже еси на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

    Сокращение «Приидите, поклонимся… » следует читать:

    Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу.(Поклон)

    Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. (Поклон)

    Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. (Поклон).

    Вместо Богородичен обычно говорим: Пресвятая Богородице, спаси нас, а вместо Троичен: Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе, или Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

    Прощальная беседа Господа Иисуса Христа с учениками

    Готовя апостолов к предстоящей разлуке, Господь сказал им: «Дети! недолго уже быть Мне с вами. » (Ин.13.33). Утешая их, Христос сказал, что Он должен уйти, чтобы апостолы получили дар Святого Духа – то, что произойдет в день Пятидесятницы. Когда же Дух Святой придет к ним, Он напомнит им все, что говорил Христос, и даст им силу свидетельствовать о Христе даже до края земли, не боясь никаких земных мучений.

    Боясь думать, что Христос говорит о смерти, встревоженный Петр спросил: «Господи, куда Ты идешь?» «Куда Я иду, ты не можешь теперь идти. » (Ин.13.36) – ответил ему Христос. Но ревностный Петр хотел немедленно последовать за Христом, понимая, что «последовать за Христом» означает «умереть»: «Я душу мою положу за Тебя», — сказал Петр Учителю (Ин.13.37). «Душу твою за Меня положишь? Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды» (Ин.13.38). Христос знал характер Петра, но предвидел, что в страшный час сердце его дрогнет. Но Он также знал, что Петр раскается и впоследствии сможет утвердить в вере других апостолов.

    Оставляя апостолов, Господь дал им новую заповедь – о любви, образом которой стал Он Сам: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполните то, что Я заповедую вам» (Ин.13.34-35; 15.13-14).

    Господь предупредил апостолов, что их ожидает множество страданий. Ненависть мира, лежащего во зле, после ухода Христа обрушится на Его учеников. Но будущие страдания – ничто, потому что настоящая победа, победа над смертью и грехом, всегда останется за Христом: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16.33).

    (Мф.26.36-46; Мк.14.32-42; Лк.22.39-46)

    Уйдя из горницы, Христос с апостолами перешел поток Кедрон, и направился в Гефсиманию – большой сад на склоне Елеонской горы. Утомленные ученики расположились на ночлег, а Христос, взяв с Собой Петра, Иакова и Иоанна, удалился вглубь сада. «Душа Моя скорбит смертельно, — сказал Он трем ученикам, — побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. Молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26.38).

    Отойдя от них немного, Он пал на землю и стал молиться: «Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк.22.42). Безгрешная человеческая природа Христа сопротивлялась чуждой ей смерти. Вернувшись к трем апостолам, Господь нашел их спящими и, обратившись к Симону-Петру, который недавно выказал готовность идти с Ним до конца, укорил его: «Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна» (Мк.14.37-38). Он трижды отходил от них и возвращался, но у уставших апостолов не было сил выполнить просьбу Учителя и они по-прежнему спали.

    Единственным, кто утешал Христа, был ангел Господень. Душевные же страдания Христа в Гефсимании были настолько сильны, что пот Его падал на землю как капли крови.

    Гефсиманская молитва текст молитвы
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here