Молитва по фене

На данной странице вы найдете детальное описание: молитва по фене - подобранную специально для Вас!

Краткий словарь уркагана, сявки, гопника, скокаря и др. асоциальных элементов, а также законопослушных граждан, иногда употребляющих в своей речи спецжаргон контингента пенитенциарных учреждений, ныне сокращен по наитию и дополнен по понятиям. Также может быть полезен для работников правоохранительных органов.

Воровской жаргон «феня» пришёл в русский язык из еврейского после того, как в местах компактного проживания евреев на Юго-Востоке Украины (главным образом в Одессе) сформировались этнические (в данном случае еврейские) организованные преступные группы и кланы. Евреи говорили на иврите и идише, а полицейские их не понимали, так как евреи в царской полиции не служили. Поэтому постепенно эти непонятные для полицейских термины превратились в устойчивый русский блатной жаргон. Вот некоторые из них:

Ботать — (боте) выражаться. (битуй) выражение. Феня — (офен) способ, метод. (Битуй беофен) — ботать по фене — выражаться особым способом, непонятным для окружающих.

Фраер — Frej — свобода (идиш) Фраер — не сидевший в тюрьме, не имеющий тюремного опыта, он же — недалекий человек, потенциальная жертва обмана.

Блатной. Die Blatte (идиш) — лист, бумажка, записка. Тот, кто устраивался по блату, имеющий бумажку от нужного человека.
В воровском жаргоне блатной — свой, принадлежащий к уголовному миру.

Шахер–махер. иврит (сахер мехер). «Махер» — это значит продавать, а «шахер» — товар.

Хевра — криминальная общность, банда. Иврит (хевра) – компания, устойчивая организация. В русском языке трансформировалось в слово «хавира».

Ксива — записка. иврит (ктива) — документ, нечто написанное (в ашкеназском произношении иврита (т) часто меняется на «с». К примеру «щабес» вместо «шабат»).

Клифт — пиджак. иврит (халифа) — костюм.

Малина (воровская) — квартира, помещение, где скрываются воры. От (малон) — гостиница, приют, место ночлега.

Хана – прекращение, прерывание. – иврит, хана – делать остановку в пути, привал. Этот корень очень широко распространен в иврите (ханая — автостоянка, ханут – склад, магазин). Отсюда же и слово «Таганка», произошедшее от (тахана) — станция, остановка. Так сначала неофициально, а потом и официально называлась пересыльная тюрьма, в которую привозили заключенных с европейской части страны перед отправкой в Сибирь.

Марвихер — вор высокой квалификации. марвихер (идиш) – зарабатывающий деньги от ивр. марвиах — зарабатывает. Объединяет классификацию преступников в словообразованиях русского языка (щипач — карманник; форточник, домушник — квартирный вор; угловой — похититель чемоданов; кидала — мошенник на доверии и пр.).

Хипеш — иврит (хипус) – поиск, обыск.

Параша — слух или обоняние, в зависимости от контекста. Ивритское слово (параша) означает «дурно пахнущая история, темное дело».

Бан — вокзал. На идише слово «бан», имеет то же значение.

Мусор — иврит (мосер). Доносчик, предатель, чаще — работник правоохранительных органов. Однако бытует мнение, что слово «мусор» произошло от старого названия МУРа — МУС (Московский уголовный сыск).

Малява — иврит (мила баа) — слово отправлено. Письмо, записка.

Кейф — иврит, арабский — кейф с тем же значением. (От этого же корня в арабском языке «кофе». Когда его пили — кейфевали. Вообще иврит и арабский — два семитских языка, имеющих очень много общих корней. Кто знает один, тому несложно выучить другой).

Легаш — шептун, провокатор иврит. Отсюда — легавый, разлегавить (распространить сведения).

Халява — даром, бесплатно. иврит халав (молоко). В XIX веке евреи России собирали для евреев Палестины так называемый «дмей халав» — «деньги на молоко».

Шара, на шару — бесплатно. иврит ( шеар, шеарим) — остатки. То, что остается непригодным для продажи, продавец оставляет на прилавке для бедных. Согласно еврейской традиции, на поле необходимо оставлять несжатую полоску — шеар — остаток, чтобы бедные могли собирать колосья. Об этом евангельская притча, рассказывающая о том, что Иисус с ученикам собирали несжатые колосья в субботу, и это вызвало недовольство фарисеев.

Лох. Жадный, недоверчивый объект для мошенничества.

Шалава — потаскуха, проститутка. , (шилев) сочетать (одновременно несколько мужчин).

Мастырка — фальшивка, замастырить — спрятать. На иврите (мастир) — прячу, скрываю.

Отсюда же стырить — украсть. И — (сатира) сокрытие. Отсюда же и сатира (скрытая издевка). И мистерия. Древнегреческие сатиры тоже отсюда, а не наоборот.

Нычка — тайник иврит. Заныкать — утаить, надежно спрятать. Отсюда же — заначка, заначить.

Атас — иврит: (атуд), или идиш — атус. Внимание, приготовиться. В 90% случаев после использования слова «атас» следует «шухер» (см).

Шухер. Стоять на шухере. Стоящий на шухере охраняет совершающих преступление (обычно кражу) и предупреждает о появлении работников правопорядка. Шухер происходит от ивритского слова шахор , что означает «черный». Мундир полиции в царской России был черного цвета.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Боже, прости, что ли.
Вчера замочил гада.
Век не видать воли.
Сам виноват. Падла.

Суд у тебя Страшный.
И нереальные сроки.
Я у попа спрашивал,
Брал, так сказать, уроки.

Господи, всемогущий.
Я за базар в ответе.
Сказали, что в райские кущи
Мне, вроде как, не светит.

Покаюсь на всю неделю,
Мало ли что случится.
Когда я еще успею
Тебе, как сейчас, помолиться.

Я откажусь от травки.
Ментам подарю «Бумер».
В храм отстегну бабки,
Пока я еще не умер.

Я вижу, Ты любишь свечки.
Я их люблю тоже.
Мобила, прости. До встречи.
Стрелку забили.
Боже.

В первых рядах в храме.
Молитва и та по фене.
Перекреститься перстнями –
Пальцы, скрутив в крендель.

Боже, прости, что ли.
Вчера замочил гада.
Век не видать воли.
Сам виноват. Падла.

Суд у тебя Страшный.
И нереальные сроки.
Я у попа спрашивал,
Брал, так сказать, уроки.

Господи, всемогущий.
Я за базар в ответе.
Сказали, что в райские кущи
Мне, вроде как, не светит.

Покаюсь на всю неделю,
Мало ли что случится.
Когда я еще успею
Тебе, как сейчас, помолиться.

Я откажусь от травки.
Ментам подарю «Бумер».
В храм отстегну бабки,
Пока я еще не умер.

Я вижу, Ты любишь свечки.
Я их люблю тоже.
Мобила, прости. До встречи.
Стрелку забили.
Боже.

В первых рядах в храме.
Молитва и та по фене.
Перекреститься перстнями –
Пальцы, скрутив в крендель.

——————————————
И в жизни бывают крутые
С милой и мягкой душой,
Но жизнь их покой поломала,
И всё не по фене, усвой.

Господи Боже, Создатель мой и Спаситель, да будет благословенно Твое Святое имя! Благодарю Тебя и славлю за все блага, которые я принял от Тебя в этой жизни!

Облегчи бремя моего бедствия. Бремя же, которое мне суждено понести, буду нести с терпением ради очищения от моих грехов и ради умилостивления Твоего правосудия. Если стыдно мне будет перед людьми, буду терпеть со смирением, чтобы умилостивить Тебя, Господи, и без стыда предстать на Последнем суде Твоем перед лицом всего мира. Прихожу к Тебе скорбный и печальный, не лиши меня духовного утешения. ‘Прихожу к Тебе омраченный, яви мне свет упования на спасение. Припадаю к Тебе изнемогший, восставь меня и укрепи Твоею благодатью. Но более всего прошу — дай мне желание творить Твою волю, помоги мне творить ее, чтобы я с мирной совестью прославил Твое Святое Имя — Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Видео удалено.
Читайте так же:  Молитва общая и личная
Видео (кликните для воспроизведения).

Классическая поэзия в блатных переводах

Жужжать иль не жужжать?
Во, бля, в чем заморочка!
Не в падлу ль быть
отбуцканным судьбой
Иль все же стоит дать ей оборотку,
Мясню захороволить
и непруху
Расшлепать? Завести хвоста.
Отъехать.
И просекать, как этим
рвешь браслеты,
Что повязали ливерку твою
С мориловкой, сосаловкой, Загибом
Петровичем. Вот финиш.
Дуба дать.
Вернее, закимать. И сечь сеансы?
Вот и трандец.
Какой приход накроет,
Какие я галюники словлю,
Когда на ногу
бирку мне наденут? Уж если ты готовишь мне кидняк,
Свали теперь, когда мне всё не в жилу.
Пусть это будет мой глухой форшмак,
Но уж во всяком случае не вилы.

И если оклемаюсь, то потом
Не вздумай, тварь, мне замутить поганки,
Чтоб в оконцовке не распух батон,
Как с бодуна бывает по утрянке.

Сейчас же сдрысни! Будет по уму,
Чтоб ты кота за яйца не тянула.
И я врублюсь, дотумкаю, пойму,
Как ты меня красиво бортанула.
Теперь хоть волоса на жопе рви:
Детей об стенку – и конец любви.

Урыли честного жигана
И форшманули пацана,
Маслина в пузо из нагана,
Макитра набок — и хана!
Не вынесла душа напряга,
Гналых базаров и понтов.
Конкретно кипишнул бродяга,
Попер, как трактор. и готов!
Готов. не войте по баракам,
Нишкните и заткните пасть;
Теперь хоть боком встань, хоть раком, —
Легла ему дурная масть!
Не вы ли, гниды, беса гнали,
И по приколу, на дурняк
Всей вашей шоблою толкали
На уркагана порожняк?
Куражьтесь, лыбьтесь, как параша, —
Не снес наездов честный вор!
Пропал козырный парень Саша,
Усох босяк, как мухомор!

Мокрушник не забздел, короста,
Как это свойственно лохам:
Он был по жизни отморозком
И зря волыной не махал.
А хуль ему. дешевый фраер,
Залетный, как его кенты,
Он лихо колотил понты,
Лукал за фартом в нашем крае.
Он парафинил все подряд,
Хлебалом щелкая поганым;
Грозился посшибать рога нам,
Не догонял тупым калганом,
Куда он ветки тянет, гад!

Но есть еще, козлы, правилка воровская,
За все, как с гадов, спросят с вас.
Там башли и отмазы не канают,
Там вашу вшивость выкупят на раз!
Вы не отмашетесь ни боталом, ни пушкой;
Воры порвут вас по кускам,
И вы своей поганой красной юшкой
Ответите за Саню-босяка!

Наш Парижопск — не город, а малина,
Один облом — повсюду мусорня.
Не в падлу кипишнуть: «А ну, пошли на. «,
Да сволокут на кичу (вот же блин, а!),
До памарок отбуцкают меня.
Что понту в кураже, когда по роже
Размажут весь кураж? Калган — дороже.
А то пришьют нахалку, и аля —
Улю! Хоть зашибись — а все же
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Пускай жужжит баклан: «Гляди на нас, мол, —
Такая крутизна, что будь здоров!»
Я, братаны, не стал бы даже на спор
Искать на нос понос, на жопу насморк —
Я не люблю дешевых зехеров.
Но если легаши тебя накрыли
И у тебя написано на рыле,
Что ты щипнул не одного шмеля —
Гаси их, псов, и отрывайся! Или
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

А ежели вам ласты повязали —
Косите под голимого лоха!
Гоните им, что вы не при базаре,
Что вовсе не винта вы нарезали,
А дергали подальше от греха.
А тех, кто трет бузу со следаками,
Я называю просто мудаками —
Для мусоров мы все равно что тля:
Потуже сдавит узел на аркане —
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Пусть шпанский принц блатнее короля,
С ним ты тряхнешь любого куркуля,
Но если вломит кто-то опосля —
Тогда, народ парижский веселя,
Зависнешь в петле, как в ноздре сопля.

Классическая поэзия в блатных переводах

Не вой, красючка, не лабай
Зверьковых песен мне, шалава;
Напомнил мне твой гнусный лай
Тайгу и будни лесосплава.

Атас! войдот поганый твой
Мне башню клинит до кошмара
— «Колючка», зона и конвой,
Голимая, как бубен, шмара.

С тобою мне не западло,
Пока сидишь, как мыша, тихо;
Но лишь раззявишь ты хайло —
И я гоню за ту чувиху.

Не вой, красючка, не лабай
Зверьковых песен мне, шалава;
Напомнил мне твой гнусный лай
Тайгу и будни лесосплава.

У каждого дела
Свой запах, ребята:
Пахнут гоп-стопники
Сто сорок пятой.

Скокарь, повязанный
В вашей квартире,
Пахнет статьёю
Сто сорок четыре.

Крупный разбойник —
Сто сорок шестая —
Пахнет пятнашкой,
Скажу не читая.

Пахнет парашею
Мелкий баклан.
Пахнет червонцем
Крутой наркоман.

Пахнет психушкой
Мокрушник-валет.
Босс-маслокрад —
До пятнадцати лет.

Если «лохматку»
Взломаешь, старик,
Дурно запахнет:
Возьмешь семерик.

Пахнет «зеленкой»
Любитель террора.
Только не пахнут
Кремлевские воры.

Грабят, жируют
При нищем народе —
Очень воняют!
. Зато — на свободе.

Я с вас тащился; может, от прихода
Ещё я оклемался не вконец;
Но я не прокачу под мурковода;
Короче, не бздюме — любви звиздец.
Я с вас тащился без понтов кабацких,
То под вальтами был, то в мандраже;
Я с вас тащился без балды, по-братски,
Как хрен кто с вас потащится уже. Я тусанула вам малёвку;
Хуль тут ещё соображать?
Теперь вы можете воровку
За делать нехер облажать.
Но вы, мою судьбу-кантовку
Не парафиня, не говня —
Не офоршмачите меня.

Сперва метлу я привязала;
Поверьте, я бы, как транда,
Не раскололась никогда,
Когда бы я в натуре знала,
Что редко, хоть в неделю раз,
На хазе буду мацать вас.

. На кой вы шлындали до нас,
Как зэк с поносом на парашу?
Да я в гробу видала вас,
А заодно и маму вашу!
Когда-нибудь себе я скрашу
Проблему жизни половой,
И, выползая из навоза,
Найду по сердцу шмаровоза
И стану классной плечевой!

Мой дядя, честный вор в законе,
Когда зависнул на креста,
Он оборзел, как бык в загоне,
Хоть с виду был уже глиста.
Его прикол — другим наука;
Но стремно — век я буду сука! —
Сидеть с «бацилльным» день и ночь —
Ни выпей, ни поссы, ни вздрочь,
Какой же, блин, дешевый зехер
Мне с бабаём играть в жмурка,
Ему смандячив кисляка,
Колеса гнать за делать нехер,
Вздыхать и бормотать под нос:
«Когда ж ты кони шаркнешь, пес!»

Читайте так же:  Молитва о благодарности Господу

Так думал за баранкой «мерса»
По жизни крученый босяк.
В натуре, масть поперла бесу:
Ему доверили общак.
Кенты «Одесского кичмана»!
С героем моего романа,
Чтоб дело было на мази,
Прошу обнюхаться вблизи:
Онегин, кореш мой хороший,
Родился в Питере, барбос,
Где, може, вы шпиляли в стос
Или сшибали с лохов гроши.
Гуляли в Питере и мы.
Но чем он лучше Колымы?

Пахан его, хоть не шалявый,
Но часто, змей, толкал фуфло.
Он гужевался кучеряво
И засадил все барахло.
Но Женьке обломилась пайка:
Его смотрела воровайка,
Потом он бегал с крадуном
И стал фартовым пацаном.
Щипач «Француз», голимый урка,
Учил смышленого мальца
В толпе насунуть гаманца,
Помыть с верхов, раскоцать дурку,
Мог в нюх втереть, чтоб не нудил,
И по бльядям его водил.

Когда ж по малолетству братке
В башку ударила моча
И повело кота на б л я д ки —
Послал он на хер ширмача.
Он словно выломился с «чалки»:
Обскуб «под ёжика» мочалку,
Вковался в лепень центровой —
И стал в тусовках в жопу свой.
Он гарно спикал или шпрехал,
На танцах-шманцах был герой
И трезвым различал порой
«Иди ты. » и Эдиту Пьеху.
Народ прикинул: чем он плох?
Онегин, в принципе, не лох.

Мы все бомбили помаленьку;
На сердце руку положа,
Нас удивишь делами Женьки,
Как голой жопою — ежа.
Онегин был пацан толковый,
По мненью братства воровского,
Шпанюк идейный, не бьлядво:
Умел он, в случае чего,
Изобразить умняк на роже,
Штемпам, которых до фига,
Лапшу повесить на рога, —
Но фильтровал базары все же;
И так любил загнуть матком,
Что шмары ссали кипятком.

По фене знал он боле-мене;
Но забожусь на жопу я,
Он ботать мог по старой фене
Среди нэпманского ворья,
Припомнить Васю Бриллианта,
Вора огромного таланта,
И пел, хотя не нюхал нар,
Весь воровской репертуар.
Блюсти суровые законы,
Которыми живет блатняк,
Ему казалось не в мазняк,
Зато он мел пургу про зоны,
Этапы и родной ГУЛАГ —
Где был совсем не при делах.

Комментарии к «Евгению Онегину»

Комментарии:
ВОР В ЗАКОНЕ — он же «законный вор», «честный вор», «законник», «честняк»: высшая масть (каста) в российском преступном мире, вершина уголовной иерархии.
В понимании преступного мира «вор» — это величайший титул, звание, а вовсе не какая-то уголовная «специальность». Сочетание «честный вор в законе», в общем-то, тавтология. Чаще всего говорят просто — «вор». Этого достаточно. Но поскольку Пушкин писал -«дядя самых честных правил», в данном случае перевод можно считать абсолютно адекватным.
ЗАВИСНУТЬ НА КРЕСТА — чаще говорят: «зависнуть на кресте», «упасть на крест», «припасть на крест» — заболеть, попасть в больницу, получить освобождение от врача.
Ироническое переосмысление Красного Креста.
ОБОРЗЕТЬ — обнаглеть, озвереть, переходить допустимые границы в общении.
КРУТОЙ — ну, это словечко популярное: грозный с виду, деловой.
Сейчас говорят еще «лютый».

журнал о людях и татуировках

Понимаю, что здесь не совсем в тему, но не могу не показать свою прекрасную находку.
Просто посмеяться)

автор творений некий Фима Жиганец, есть у него еще произведения, здесь я публикую то, что мне понравилось особенно.
Смерть поэта. Лермонтов.
КРАНТЫ ЖИГАНУ

Урыли честного жигана
И форшманули пацана,
Маслина в пузо из нагана,
Макитра набок — и хана!
Не вынесла душа напряга,
Гналых базаров и понтов.
Конкретно кипишнул бродяга,
Попер, как трактор… и готов!
Готов. не войте по баракам,
Нишкните и заткните пасть;
Теперь хоть боком встань, хоть раком, — Легла ему дурная масть!
Не вы ли, гниды, беса гнали,
И по приколу, на дурняк
Всей вашей шоблою толкали
На уркагана порожняк?
Куражьтесь, лыбьтесь, как параша, — Не снес наездов честный вор!
Пропал козырный парень Саша,
Усох босяк, как мухомор!

Мокрушник не забздел, короста,
Как это свойственно лоха/м:
Он был по жизни отморозком
И зря волыной не махал.
А хуль ему. дешевый фраер,
Залетный, как его кенты,
Он лихо колотил понты,
Лукал за фартом в нашем крае.
Он парафинил все подряд,
Хлебалом щелкая поганым;
Грозился посшибать рога нам,
Не догонял тупым калганом,
Куда он ветки тянет, гад!

Но есть еще, козлы, правилка воровская,
За все, как с гадов, спросят с вас.
Там башли и отмазы не канают,
Там вашу вшивость выкупят на раз!
Вы не отмашетесь ни боталом, ни пушкой;
Воры порвут вас по кускам,
И вы своей поганой красной юшкой
Ответите за Саню-босяка!

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

ИВАН КРЫЛОВ «Волк и Ягненок»

Пушкин А.С. Евгений Онегин
МОЙ ДЯДЯ, ЧЕСТНЫЙ ВОР В ЗАКОНЕ

Может быть многие уголовники именно то, что нам рассказывают по телевизору. Но это яркий пример, что, как минимум, есть исключения.
Творчество, качество на совесть.
Скоро еще парочку докину хороших

Егор — соучастник, не вызывающий доверия.
Едало — рот.
Едалы — зубы.
Единоличник — вор-одиночка.
ЕЛД — человек, не относящийся к преступной группировке.
Ельна — воры.
Ельня — общее название воров.
Ерикан — старик.
Ершить — выдавать себя за вора в законе, пользуясь отсутствием тако-
вых в данной компании.
Есть налево! — Исполнено!
Ехать — идти под конвоем.
Е. на небо тайгой — врать без удержу.
Ерш — вор, изгнанный из воровской среды, но по-прежнему выдающий себя
за такового.
Елочка — пьяный.
Е. зеленая — бывший военнослужащий, отбывающий наказание.

Воровской жаргон Феня пришёл в русский язык из еврейского языка после того, как в местах компактного проживания евреев в Российской Империи сформировались этнические (в данном случае еврейские) организованные преступные группировки. Евреи говорили на иврите и идише, а полицейские их не понимали, так как евреев служить в полицию в царской России не брали. Поэтому постепенно эти непонятные для полицейских термины превратились в устойчивый русский блатной жаргон. Вот некоторые из них:

Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с Вами тему, которая Вам иногда нравится :-)) В прошлый раз остановились вот тут вот: http://id77.livejournal.com/1210629.html.
Предлагаю продолжить 🙂
Итак.
Мажуха — махорка.
Маза — поддержать товарища в разговоре; верховодить.
Мазево живить — хорошо жить.
Майдан — поезд.
Макидра — голова.
Маклак — скупщик и продавец краденых вещей.
Макцы — ботинки.
Мантулить — работать.
Масел — лицо, притесняемое в изоляторе другими осужденными.
Маслобой — человек, занимающийся онанизмом.
Маслята — патроны.

Читайте так же:  Молитвы Святому луке читать

Мацать — обманывать кого-либо; изучать кого-либо.
Машина — пистолет; шприц.
Машка — лицо, занимающееся мужеложством в пассивной форме.
Маяк — условный знак; сигнал тревоги среди воров.
Медведь — несгораемый шкаф, сейф; здоровый, сильный человек.
Медикованный — грамотный, начитанный человек.
Мойдодыр — умывальник.
Молитва — уголовный кодекс; правила внутреннего распорядка в ИТУ.
Монашка — урна.


Моргалки — медицинские таблетки.
Мотороллер — вставленные, вживленные в мужской половой орган инородные предметы.
Мочи рога — убегай, скрывайся; не уговаривай на признание.
Мурловка — женщина легкого поведения.
Мухобой — охранник на железной дороге.
Мухомол — грязный, неопрятный человек.
Мыло — лезвие.
Наблатыкаться — научиться говорить на блатном жаргоне.
На морде биксы фалуй — зови, проси девушку.

Насос — шприц медицинский.
Натыр — деньги, которые держит в руках вор-карманник для отвода глаз при совершении преступления другим лицом на транспорте.
Нашпигованный — начитанный, умный человек.
Не кнокать — притворяться непонимающим.
Ничман — изолятор.
Обруч — кольцо.
Обрыв Петрович — побег из ИТУ.
Огонек — оружие.
Один на льдине — человек, живущий только для своих интересов.
Отвернуть угол — украсть чемодан.

Продолжение следует.
Приятного времени суток.

Практически во всех языках мира присутствует особый социальный диалект, так называемый воровской жаргон, на котором общаются друг с другом криминальные элементы.

В Европе, например, он называется «арго», а в России – «феня». «Феня» помогает затруднить понимание смысла сказанного непосвященными, а также определить «своих». Любопытно, что многие термины российского уголовного жаргона взяты из идиша и иврита.

Слово «феня» происходит от еврейского «офен» — «способ» (видимо, имеется в виду способ выражения мыслей словами). «По фене ботать» — говорить на воровском жаргоне.

«Блатной» — от die blatte на немецком идише – «лист», «бумажка», «записочка». «Фраер» (от frej – «свобода») — свободный, вольный, тот, кто не сидит в тюрьме. «Ксива» — на иврите «документ», «нечто написанное». «Малина» (от «малон» — «гостиница») – место сборищ уголовников. «Бугор» (от «богер» — «взрослый», «совершеннолетний») — бригадир, преступный авторитет. «Кагал» на иврите – «люди», «публика», «компания». На «фене» означает общину, собрание. «Лох» (от «лахут» — «жадный») – тот, кого можно обмануть, одурачить. «Малява» (от «мила ва» — «слово пошло») – «письмо».

Каким же образом все эти слова стали частью жаргона? Еще в Средние века в Германии возник тайный язык лашон хохма или хохемер-лошен, на котором общались между собой воры, нищие, сутенеры, бродяги и цыгане. Исследовательница Ава-Лаллемант описывает арготический диалект kokumloschen, название которого произошло от древнееврейского словосочетания хахам-лашон («язык мудрости»). Она пишет: «Язык kokumloschen составлен из еврейских и воровских слов и их сочетаний, которые в ходу у воров, мошенников как еврейского, так и христианского происхождения».

Как утверждает немецкий филолог фон Трайн, хохумлойшен представлял собой смесь немецкого и еврейского языков. В основу его лег лошенкойдеш, состоящий из ивритских и арамейских слов священных текстов Талмуда.

Во времена императора Карла V (1500-1558) появились первые словари арго. В 1515 году в Базеле вышла в свет «Книга бродяг» — Liber Vagaborum, описывающая жизнь нищенской гильдии. В ней был приведен словарь нищих, в котором заимствования из иврита составляли 22%.

В России воровской жаргон – «феня» — стал формироваться в XIX веке. Считается, что первыми носителями его были офени — бродячие еврейские торговцы-коробейники. Между собой они говорили на особом (офенском) языке. Возможно, это делалось, чтобы обеспечить себе безопасность, ведь коробейники нередко становились жертвами преступлений. Тайный язык позволял передавать друг другу информацию, не предназначенную для чужих ушей, и мешал посторонним людям узнать, где и сколько торговцы приобретают товара, куда направляются и сколько при себе имеют денег.

Но постепенно офенский язык переняли и уголовные элементы, тем более среди них тоже было немало евреев. Об этом свидетельствует и «Жаргонъ тюрьмы», составленный в 1908 году В. Ф. Трахтенбергом.

Правда, в большинстве случаев жаргонные слова не сохранили своего оригинального семитского произношения. Но и во времена составления Талмуда мудрецы жаловались, что многие иудеи искажают произношение священных текстов.

Да, эти тексты стали основой формирования языка и мировоззрения еврейской нации, но ведь среди евреев были не только раввины или правоверные иудеи. Были среди них и работорговцы, и скупщики краденого. Оторванные от своих иудейских корней, они легко приспосабливались к чуждой культуре, оставляя для себя хохумлойшен – особый язык, куда входили талмудические выражения и понятия, со временем утратившие первоначальное значение.

Сегодня на «фене» в России разговаривают три категории людей. Первая — это сами блатные: воры, бандиты и прочие деятели криминала в законе. Вторая – это приблатненные, то есть те, кто пытается косить под блатных. Настоящие уголовники, как правило, относятся к такой публике презрительно.

Наконец, нередко к уголовному жаргону прибегают бизнесмены, поскольку их сфера деятельности в сущности очень тесно соприкасается с криминалом. Да и тайный язык никогда не помешает при обсуждении вопросов бизнеса. Впрочем, наверное, мало кто из употребляющих «феню» задумывается о том, откуда она взялась.

Вот они – обычные церковные записки.

В записках, подаваемых для поминания на литургии, пишут имена ТОЛЬКО тех, кто КРЕЩЕН в Православной Церкви!

Записки надо подавать до начала литургии. Лучше всего записки о поминании подать вечером или рано утром, до начала службы.

Записки на молебны можно заказать перед его началом, либо заранее.

Панихиду можно заказать в день поминовения (без опозданий), либо накануне вечером.

Имена положено писать в родительном падеже, то есть, задавая себе вопрос: молимся о здравии или упокоении кого? Петра, Тамары, Лидии… Неправильно писать: Тамара, Елена.

Записки следует писать разборчивым почерком, не мельчить буквы. Вписывая имена, от чистого сердца поминайте их с искренним желанием им блага, стараясь подумать о каждом из тех, чьи имена вписываете

Имена писать не сокращенно, но полностью: не Катя, но Екатерина, не Маша, но Мария, и т.п.

Все имена должны быть даны в церковном написании

Не следует использовать ласковые замены имен собственных: не Дуня, но Евдокия, не Леля, но Елена, и проч., а также простонародные варианты христианских имен, например Егор вместо Георгия, Степан вместо Стефана и т.д. Как бы мы ни любили малыша, какую бы нежность к нему ни испытывали, в записках нужно писать полное христианское имя: Александр.

Читайте так же:  Молитва сильная чтоб любимый вернулся

Фени – Дорогие, потрудитесь сами расшифровать имя Вашей бабушки-прабабушки. Как бы вы ни называли ее – Дуня, или Дуся, или Лёлик, – нужно писать это имя в полной, правильной форме. Не Фени, а Феклы, а, может быть, и Аграфены. Поспрашивайте родственников о том, как на самом деле звали вашу бабушку.

Прежде чем вписывать нетрадиционные имена близких и друзей, разберемся, какое у них христианское имя. Так, часто в записках встречаются имена Рустам, Руслан. Если этот человек крещен, ему нарекли христианское имя. Также нет в святцах таких имен, как Ленина, Октябрина, Ким и др.

Руслана – Такого имени в святцах нет. А может быть, этот человек вообще некрещеный? Если у человека неправославное имя, прежде чем просить о нем молиться на церковной молитве, необходимо выяснить, какое имя у него в крещении. В крайнем случае, если мы христианское имя этого человека не знаем, можно писать рядом, в скобках: (крещ.) Это священнику покажет, что человек является православным христианином.

Октябрины – Такого имени в святцах тоже нет, это советское имя. Необходимо указывать в записках православное имя человека.

Поминая священника, мы никогда не пишем в записках: о. Василия, о. Петра. Какого отца? Диакона? Священника? Архимандрита. Мы всегда пишем сан: диакона, иеродиакона, иерея, протоиерея, иеромонаха, игумена, архимандрита, инока (или монаха).

Очень часто встречаются в записках имена святых. Для тех, кто не знает: мы не молимся об упокоении людей, прославленных в лике святых. Это они, находясь у Престола Божия, за нас молятся. Поэтому писать в записках имя отца Иоанна Кронштадтского, как это часто делают, или имя святой блаженной Ксении Петербургской не стоит.

Нельзя писать Блаж. Марии – Что за блаж. Мария? Слово блаженная – это официальный титул святой, прославленной Церковью в лике блаженных: Блаженная Матрона, Блаженная Ксения. Если какую-то старушку и называют ее почитатели блаженной, это лишь благочестивое ее именование, но не титул, усвоенный ей Церковью. Поэтому в записках все нежные и уважительные формы обращения писать не надо. Так же не стоит писать старица Любовь, старец Николай. Последнее часто пишут в записках, имея в виду блаженной памяти протоиерея Николая Гурьянова с острова Залита, под Псковом. Но в записках нужно писать: прот. Николай, а не старец Николай.

Дев. Веры – Сейчас у нас нет такого титула, как Девственница, или Дева, который был в Древней Церкви. Так именовали женщин, которые всю свою жизнь посвятили служению Богу, не создавая семьи. Это древний прообраз монашества. Но сегодня такого чина и церковного титула нет. А если женщине просто не удалось выйти замуж, то это тем более не повод торжественно об этом всем сообщать.

Данилы, свящ. Петра – 1) Имени Данила нет, есть Даниил. Так и нужно писать в записках. 2) Писать свящ. Петра, без указания, иерей он или протоиерей, – не грубая ошибка. Ошибка в том, что все-таки имя священника пишется прежде имен мирян. Смешивать всех в кучу: митрополитов, иереев, мирян не стоит.

Ребенок до семи лет указывается как «младенец» (например, млад. Иоанна) и полностью.

Ребенок после от 7 до 14 лет указывается в записке как отрок (для мальчиков) и отроковица (для девочек). Например, отр. Елены, отр. Димитрия.

Нельзя подавать записки о здравии еще не родившегося ребенка. Не родившийся ребенок еще не принял Святого Крещения, а в записках пишут только имена крещеных православных христиан.

Также нельзя подавать записки о упокоении умерших и некрещенных младенцев. Возможно только поминание свечой и дома молитвой о некрещенных младенцев.

В качестве дополнения к имени вы можете написать (в понятном сокращении):
• воина;
• болящего — (болящ.);
• путешествующего – (путеш.);
• заключенного – (закл.);
• беременной (непраздной) – (непразд.).

Дополнительная информация, которую вы можете указать в записках «Об упокоении»:
новопреставленный — усопший в течение 40 дней после
кончины (обычно обозначают в записках сокращенно н/п);
приснопамятный (усопший, имеющий в этот день памятную дату)

обычно обозначают в записках сокращенно п/п:
— день смерти,
— день именин
— и день рождения усопшего;

Все прочтенные записки сжигаются в специальном месте.

Воровской жаргон пришёл в русский язык из иврита и идиша после того, как в местах компактного проживания евреев в Российской Империи сформировались этнические (в данном случае еврейские) организованные преступные группировки. Евреи говорили на иврите и идише, а полицейские их не понимали, так как евреев служить в полицию не брали.

Поэтому постепенно эти непонятные для полицейских термины превратились в устойчивый русский блатной жаргон. Вот некоторые из них:

Ботать — בטא (боте) выражаться. ביטוי (битуй) выражение.

Феня — אופן (офен) способ.
ביטאי באופן (Битуй беофен) — ботать по фене — выражаться особым способом, непонятным для окружающих.

Фраер — Frej — свобода (идиш) Фраер — не сидевший в тюрьме, не имеющий тюремного опыта.

Блатной. Die Blatte (идиш) — лист, бумажка, записочка. Тот, кто
устраивался по блату, имеющий бумажку от нужного человека.
В воровском жаргоне блатной — свой, принадлежащий к уголовному миру.

Шахер–махер. סחר מחר иврит (сахер мехер). «Махер» — это значит продавать, а «шахер» — товар.

Хевра — криминальная общность, банда. Иврит חברה (хевра) – компания

Ксива — записка. Иврит כתיבה (ктива) — документ, нечто написанное (в ашкеназском произношении иврита (т)ת часто меняется на «с». К примеру «щабес» вместо «шабат»).

Клифт — пиджак. Ивр. חליפה (халифа) — костюм.

Малина (воровская) — квартира, помещение, где скрываются воры. От מלון (малон) — гостиница, приют, место ночлега.

Хана – конец. חנה – ивр. хана – делать остановку в пути, привал. Это корень очень широко распространен в иврите (ханая, — автостоянка, ханут – склад, магазин).
Отсюда же и слово «Таганка» произошедшее от слова תחנה (тахана) — станция, остановка, стоянка. Так сначала неофициально, а потом и официально называлась тюрьма, в которую привозили заключенных со всей страны (европейской части страны) перед отправкой в Сибирь.

Марвихер — вор высокой квалификации.
מרויחר марвихер (идиш) – зарабатывающий деньги от ивр. מרויח марвиах — зарабатывает.

Хипесница — воровка. Ивр. חיפוש (хипус) – поиск, обыск.

Параша — слух. Ивритское слово פרשה (параша) означает комментарий (или дурнопахнущая история).

Бан — вокзал. На идише слово «бан», имеет то же значение.

Кейф — כיף ивр., араб. — кейф с тем же значением. (От этого же корня в арабском языке «кофе». Когда его пили — койфевали. Вообще, иврит и арабский, два семитских языка, имеющих очень много общих корней. Кто знает один, тому достаточно просто учить другой.).

Читайте так же:  Молитвы для семейного счастья и благополучия и любви

Халява — даром, бесплатно. Ивр. חלב халав (молоко). В 19 веке евреи России собирали для евреев Палестины так называемый דמי חלב «дмей халав» — «деньги на молоко».

Шара, на шару — бесплатно. Ивр. ( שאר , שארים шеар, шеарим) — остатки.
То, что остается у продавца, непригодное для продажи, и он оставляет это на прилавке для бедных. Согласно еврейской традиции на поле необходимо оставлять несжатую полоску שאר — шеар — остаток, чтобы бедные могли собирать колосья. Об этом евангельская притча, рассказывающая о том, что Иисус с ученикам собирали несжатые колосья в субботу, и это вызвало недовольство фарисеев.

Мусор — милиционер. На иврите. מוסר (мосер) — тот, кто
передает информацию. Мусорами называли в Российской империи
полицейских задолго до появления милиции.

Шалава — потаскуха, проститутка. שילב, לשלב (шилев) сочетать (одновременно несколько мужчин).

Мастырка — фальшивая рана, замастырить — спрятать. На иврите מסתיר
(мастир) — прячу, скрываю.
Отсюда же стырить — украсть. И סתירה — (сатира) сокрытие. Отсюда же и
сатира (скрытая издевка). И мистерия. Древнегреческие сатиры тоже
отсюда, а не наоборот.

Шухер. Стоять на шухере. Это означает, что стоящий на шухере охраняет совершающих преступление (обычно кражу) и предупреждает о появлении работников правопорядка. Шухер происходит от ивритского слова шахор שחור , что означает «черный». Мундир полиции в царской России был черного цвета.

Шмонать — обыскивать, искать. В тюрьмах Российской империи было принять делать обыски в камерах в 8 часов вечера. Восемь на иврите шмоне שמונה отсюда «шмонать».

Сидор — мешок с личными вещами заключенного. В этом мешке должен быть строго определенный набор предметов. За их отсутствие или наличие посторонних предметов в этом мешке (сидоре) заключенный наказывался. Или не наказывался, если набор предметов в этом мешке был в порядке. Порядок на иврите — седер סדר. Еврейское «седер» превратилось в привычное русскоязычному уху

Kо дню рождения или к празднику правителю города в древности отправляли подарки. Доставляла их женщина, которая оставалась у правителя Называлось это – «посылка» — на иврите «шлю ха» В древности женщина должна была выходить не одна, а вместе с мужчиной, опираясь или держась за его руку. Если она шла по улице одна, то это называлось «без руки» — на иврите «бли яд» — б.

Николас положил неприятному человеку руку на плечо,
сильно стиснул пальцы и произнес нараспев:
— Борзеешь, вша поднарная? У папы крысячишь?
Ну, смотри, тебе жить.
[«Борзеть» = терять чувство меры, зарываться; «вша поднарная»
(оскорб.)= низшая иерархия тюремных заключенных;
папа = уважаемый человек, вор в законе;
«тебе жить» (угрож.) = тебе не жить.]
Произведенный эффект был до некоторой степени схож
с реакцией мистера Калинкинса на исполнение англичанином
песни о Родине, только, пожалуй, раз в двадцать сильнее.
Николас никогда не видел, чтобы человек моментально
делался белым, как мел, — он всегда полагал, что это выражение
относится к области метафористики, однако же проводник,
действительно, вдруг стал совсем белым, даже губы приобрели
светло-серый оттенок, а глаза заморгали часто-часто.
Б. Акунин. «Алтын-Толобас»

Однако ввиду подобного падения интереса, ныне четко можно разделить юзателей воровского языка на 2 группы. Первая гораздо меньшая (к счастью) — это криминальный элемент, профессиональные преступники (если можно так их назвать), вторые — простые люди. Посему, первые — это своего рода «носители языка»- они не просто разговаривают на этом жаргоне — они и думают на нем; для вторых же — этакий вариант иностранного языка, который нужно изучать по необходимости. И иногда приходится, увы.. Не дай Вам Бог, конечно, но все же. Криминалитет был, есть и будет. В нашей стране это отдельный мир, с которым (повторюсь) лучше не сталкиваться, но который следует опасаться и. уважать. Ибо древние и обширные традиции.

Есть мнение, что она скудна и примитивна. Я не согласен, ибо наоборот- крайне интересно бывает. Для примера приведу творчество блатных поэтов. Узнаете произведение? :-))) .
Урыли честного жигана
И форшманули пацана,
Маслина в пузо из нагана,
Макитра набок — и хана!
Не вынесла душа напряга,
Гнилых базаров и понтов.
Конкретно кипишнул бродяга,
Попер, как трактор. и готов!
Готов. не войте по баракам,
Нишкните и заткните пасть;
Теперь хоть боком встань, хоть раком, —
Легла ему дурная масть!
Не вы ли, гниды, беса гнали,
И по приколу, на дурняк
Всей вашей шоблою толкали
На уркагана порожняк?
Куражьтесь, лыбьтесь, как параша, —
Не снес наездов честный вор!
Пропал козырный парень Саша,
Усох босяк, как мухомор!

Мокрушник не забздел, короста,
Как это свойственно лохам:
Он был по жизни отморозком
И зря волыной не махал.
А хуль ему. дешевый фраер,
Залетный, как его кенты,
Он лихо колотил понты,
Лукал за фартом в нашем крае.
Он парафинил все подряд,
Хлебалом щелкая поганым;
Грозился посшибать рога нам,
Не догонял тупым калганом,
Куда он ветки тянет, гад!
.

Но есть еще, козлы, правилка воровская,
За все, как с гадов, спросят с вас.
Там башли и отмазы не канают,
Там вашу вшивость выкупят на раз!
Вы не отмашетесь ни боталом, ни пушкой;
Воры порвут вас по кускам,
И вы своей поганой красной юшкой
Ответите за Саню-босяка!

Да — да, — это «на смерть поэта» :-))) Так что насчет примитивности и скудости- это некоторые поторопились :-))
Ну собственно и некоторые из слов одного из вариантов фени с расшифровкой. Пока — на первые 3 буквы алфавита. Будет интересно — продолжим 🙂 Напишите в комментариях 🙂
Агальцы — ключи.
Акробат — пассивный партнер при совершении акта мужеложства.
Амбразура — рот
Атанда — берегись; убегай
Бабич — рубашка.
Бабка — кольцо; перстень
Банка — табуретка.
Баркас — забор колонии; запретная зона.
Баруха, Волчица, Ворона — женщина.
Басы, Витрина — груди женщины
Бесогон — лицо, говорящее неправду; дурак.
Ботва — волосы.
Букашка — трамвай, троллейбус.
Бункер — живот.
Вдул — предал.
Весло — ложка.
Волына, Вольтер, Валье— пистолет
Вутман — отлично
Вязы — челюсти.
Согласитесь, название канала Никиты Сергеевича Михалкова, а также фраза «Я бы вдул» звучит несколько по иному в этом контексте. :-))
Приятного времени суток.

Молитва по фене
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here