Молитва ярославны текст

На данной странице вы найдете детальное описание: молитва ярославны текст - подобранную специально для Вас!

«Я кукушкою печальной
По Дунаю полечу,
И в реке Каяле дальней
Я рукав свой омочу.

Там, где бой начнется снова,
Встречу князя поутру,
Рукавом ему бобровым
Кровь с жестоких ран сотру».

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Ветер, ветер в чистом поле,
Быстролетный, милый друг,
По неволе иль по воле
Веешь сильно так вокруг?

Ты зачем, взметнув потоки
Дуновеньем легких крыл,
Тучей ханских стрел жестоких
Войско милого покрыл?

Мало ль оболок кисейных,
Кораблей по синь-морям,
Так зачем мое веселье
Разомчал по ковылям?»

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Славный Днепр мой! Ты в просторы
Волны быстрые промчал
Через каменные горы,
Через землю половчан.

Без тревоги, без печали
Волны синие твои
Поднимали и качали
Святославовы ладьи.

Сжалься, Днепр мой, надо мною,
Над тоской наедине,
И с попутною волною
Друга ты примчи ко мне».

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Солнце, солнце золотое,
В небе ярко ты горишь,
Солнце красное, родное,
Всем тепло и свет даришь.

Что ж ты нынче золотые
Стрелы мечешь для того,
Чтоб палить и жечь в пустыне
Войско мужа моего?

Луки жажда им согнула,
И, взлетая от песка,
Им колчаны позамкнула
В поле лютая тоска».

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — нужно сравнить с печатным оригиналом. Есть книга?

На Дунае Ярославнин голос слышится,
Кукушкою безвестной рано кукует:
«Полечу, — говорит, — кукушкою по Дунаю,
Омочу шелковый рукав в Каяле-реке,
Утру князю кровавые его раны
На могучем его теле».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«О ветер, ветрило!
Зачем, господин, веешь ты навстречу?
Зачем мчишь хиновские стрелочки
На своих лёгких крыльицах
На воинов моего милого?
Разве мало тебе было под облаками веять,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, господин, моё веселье
По ковылю ты развеял?»

Ярославна рано плачет
В Путивле-городе на забрале, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы
Сквозь землю Половецкую.
Ты лелеял на себе Святославовы насады
До стана Кобякова.
Прилелей же, господин, моего милого ко мне,
Чтобы не слала я к нему слёз на море рано».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«Светлое и трижды светлое солнце!
Всем ты тепло и прекрасно:
Зачем, владыко, простёрло ты горячие свои лучи
На воинов моего лады?
В поле безводном жаждою им луки скрутило,
Горем им колчаны заткнуло?»

Прыснуло море в полуночи,
Идут смерчи тучами.
Игорю-князю Бог путь указывает
Из земли Половецкой
В землю Русскую,
К отчему золотому столу.

В подстрочном переводе Дмитрия Лихачёва (из «Слова о Полку Игореве»)

Плач Ярославны (исполнитель: Слово о полку Игореве. Перевод Заболоцкого. )

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землёй
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки́?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам Господь из половецких стран
Князю путь указывает к дому.

— это составная часть «Слово о полку Игореве» — произведения литературы 12 века.

«Плач Ярославны» иногда используется как выражение, обозначающее сильное горе.

В «Слове о полку Игореве» описан неудачный поход на половцев 1185 года русских князей, под руководством новгород-северского князя Игоря Святославича (2 апреля 1151 — весна 1201).

В «Плаче Ярославны», как составной части произведения, Ярославна (Ефросинья Ярославна — жена князя Игоря) скорбит об Игоре, попавшем в плен и о павших русских воинах. В тексте «Слова о полку Игореве» эта часть произведения именно таким названием не выделяется. Выделение «Плача Ярославны» принято исследователями «Слова о полку Игореве» .

Плач Ярославны (часть 3, I) в переводе (1938 – 1946) Заболоцкого Николая Алексеевича (1903 – 1958):

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой [ 1 ] землей
Плачет, из Путивля [ 2 ] долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой [ 3 ] ,
Наклонясь, в Каяле [ 4 ] омочу.

Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко в Путивле, на забрале [ 5 ] ,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру [ 7 ] :

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие [ 7 ] вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?

Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?

Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях [ 8 ] навек развеял ты? »

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых [ 9 ] носил.

Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне! »

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?

Читайте так же:  Молитва о снятии родового проклятья

И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан [ 10 ] ?»

Плач Ярославны в переводе (1817 – 1819) русского поэта Жуковского Василия Андреевича (1783 – 1852):

Голос Ярославнин слышится, на заре одинокой чечоткою [ 11 ] кличет:
«Полечу, — говорит, — чечоткою по Дунаю,
Омочу бобровый рукав в Каяле-реке [ 12 ] ,
Оботру князю кровавые раны на отвердевшем теле его».

Ярославна поутру плачет в Путивле [ 13 ] на стене, приговаривая:
«О ветер, ты, ветер!
К чему же так сильно веешь?
На что же наносишь ты стрелы ханские
Своими легковейными крыльями
На воинов лады моей?
Мало ль подоблачных гор твоему веянью?
Мало ль кораблей на синем море твоему лелеянью?
На что ж, как ковыль-траву, ты развеял моё веселие?»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, припеваючи:
«О ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты пробил горы каменные
Сквозь землю Половецкую;
Ты, лелея, нёс суда Святославовы к рати Кобяковой:
Прилелей же ко мне ты ладу мою,
Чтоб не слала к нему по утрам, по зорям слёз я на море!»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене городской, припеваючи:
«Ты, светлое, ты, пресветлое солнышко!
Ты для всех тепло, ты для всех красно!
Что ж так простёрло ты свой горячий луч на воинов лады моей,
Что в безводной степи луки им сжало жаждой
И заточило им тулы печалию?»

Прыснуло море к полуночи;
Идут мглою туманы;
Игорю-князю Бог путь указывает
Из земли Половецкой в Русскую землю,
К златому престолу отцовскому.

Плач Ярославны в переводе (1929 – 1930) поэта Бальмонт Константина Дмитриевича (1867 – 1942)

Лихачев Дмитрий Сергеевич (1906 – 1999):

«Слово О полку Игореве и культура его Времени» :

«В «Слово о полку Игореве» вставлено (инкрустировано) другое произведение — «Плач Ярославны», — очень напоминающее западноевропейские песни о разлуке. Как и песни о разлуке (chansons de toile), плач Ярославны, жены князя Игоря, оплакивает разлуку с мужем, ушедшим в далекий поход на язычников. Плачи автор «Слова» упоминает не менее пяти раз: плач Ярославны, плач жен русских воинов, павших в походе Игоря, плач матери Ростислава; плачи же имеет в виду автор «Слова» тогда, когда говорит о стонах Киева и Чернигова и всей Русской земли после похода Игоря. Дважды приводит автор «Слова» и самые плачи: плач Ярославны и плач русских жен. «

Айналов Дмитрий Власьевич (1862 – 1939):

«Заметки к тексту «Слова о полку Игореве»» :

«. Ярославна, дочь Ярослава галицкого, в плаче своем вспоминает родную реку Дунай и мысленно летит над этой рекой кукушкой с плачем она мысленно стремится к родной реке Дунаю в ее отцовской области Этими данными можно объяснить введение в плач Ярославны реки Дуная, а вовсе не подра­жанием песенным воспеваниям Дуная. «

Адрианова-Перетц Варвара Павловна (1888 – 1972):

«Слово О полку Игореве и устная народная поэзия» :

«. Плач Ярославны, в котором уже давно исследователями отмечено соединение двух традиций — народного причитания, с одной стороны, и заклинательных формул, с другой. «

Сапунов Борис Викторович (1922 – 2013):

«Ярославна и древнерусское язычество» :

«Можно легко установить, что по своему характеру «плач» Ярославны в основной своей части (три абзаца из четырех) является типичным языческим заговором. Структура «плача» повторяет обычную четырехчастную форму заговора, сохранившуюся до XX в., — обращение к высшим силам, прославление их могущества, конкретная просьба и заключение. Большое количество заговоров, записанных в XIX в., еще сохранили обращения к солнцу, месяцу, звездам, заре, ветрам, огню, молнии и другим силам природы»

«. Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в 18 веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? но Карамзин не поэт. Державин? но Державин не знал и русского языка, не только языка «Песни о полу Игореве». Прочие не имели все вместе столько поэзии, сколь находится оной в плаче Ярославны, в описании битвы и бегства. «

↑ 1) Галицкая земля — одна из пяти земель Русского воеводства в составе Короны Королевства Польского, Речи Посполитой c 1434 по 1772 год, до Первого раздела Речи Посполитой, когда эти земли перешли Австрии. Главным городом земли был Галич.

↑ 2) Путивль — древний город, который впервые упоминается под 1146 году в качестве важной крепости. Сейчас Путивль находится в Сумской области Украины.

↑ 3) Опушка — меховая обшивка по краям.

↑ 4) Каяла — возле реки Каялы, согласно «Слову о полку Игореве», произошло сражение князя Игоря Святославича с половцами в 1185 году. Расположение этой реки ныне точно не известно.

↑ 5) Забрало — старое русское название опускной решетки крепости.

↑ 6) На юру — 1) На открытом возвышенном месте; 2) У всех на виду.

↑ 7) Половцы — древний кочевой народ, который враждовал с русскими.

↑ 8) Ковыль — многолетние травы с коротким корневищем, выпускающим иногда очень большой пучок жёстких листьев, свёрнутых часто в трубку и похожих на проволоку.

↑ 9) Кобяковы — древний русский дворянский род.

↑ 10) Колчан — футляр, сумка для стрел.

↑ 12) Каяла — возле реки Каялы, согласно «Слову о полку Игореве», произошло сражение князя Игоря Святославича с половцами в 1185 году. Расположение этой реки ныне точно не известно.

↑ 13) Путивль — древний город, который впервые упоминается под 1146 году в качестве важной крепости. Сейчас Путивль находится в Сумской области Украины.

↑ 14) Каяла — возле реки Каялы, согласно «Слову о полку Игореве», произошло сражение князя Игоря Святославича с половцами в 1185 году. Расположение этой реки ныне точно не известно.

↑ 15) Путивль — древний город, который впервые упоминается под 1146 году в качестве важной крепости. Сейчас Путивль находится в Сумской области Украины.

Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки́?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стре́лы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

Читайте так же:  Молитва красная нить на левом запястье как правильно завязать

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»
Over the wide bank of the Danube,
Over the great Galician land
Crying, from Putivel,
Yaroslavna’s young voice:

«I turn round, poor, cuckoo,
On the Danube River I will fly
And a sleeve with a beaver’s edge
Leaning, in Kayal I shall wet.
Fogs will fly away,
The prince will open his eyes,
And in the morning bloody wounds,
Above a mighty body, bend over. «

Far in Putivl, on the visor,
Only dawn will do in the morning,
Yaroslavna, full of sadness,
Like a cuckoo, he calls to the Jura:

«What are you winding, Angry,
That you bathe fogs by the river,
You raise the Polovtsian arrows,
Mesh them on the Russian regiments?
Than you do not like anything in the open air
High under the cloud fly,
Ships cherish in the blue sea,
Behind the stern waves sway?
You, the enemy’s arrows sowing,
Only death you drive from a height.
Oh, why, why my fun
Have you scattered them in feathers forever? «

At dawn in Putivl lamenting,
As a cuckoo in the early spring,
Yaroslavna calls the young,
On the wall sobbing city:

«My Dnepr is glorious! Stone Mountains
In the lands of the Polovtsians you have struck,
Svyatoslav in the far reaches
Prior to the regiments Kobyakovs wore.
But please, prince, my lord,
Keep on the far side,
So that I can forget my tears from now on,
To live he returned to me! «

Плач Ярославны (Перевод Заболоцкого) (исполнитель: Слово о полку Игореве )

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

Видео (кликните для воспроизведения).

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?» Над широким берегом Дуна́я,
Над великой Га́лицкой землёй
Плачет, из Пути́вля долетая,
Голос Яросла́вны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опу́шкой
Наклонясь, в Кая́ле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру́ кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру́:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки́,
Стрелы полове́цкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко́ под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою во́лны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем моё веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные го́ры
В землях половецких ты проби́л,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобя́ковых носил.
Возлелей же князя, господи́не,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слёзы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко́ в Путивле, на забрале,
Лишь заря займётся поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половча́н
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ, зегзицею незнама рано кычеть: «Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви, омочю бебрянъ рукавъ въ КаялЪ, утру князю кровавыя его раны на жестоцеЪмъ его тЪлЪ».

Ярославна рано плачетъ в ПутивлЪ, аркучи: «О вЪтрЪ, вЪтрило! Чему, господине, насильно вЪеши? Чему мычеши хиновскыя стрЪлкы на моея лады вои? Мало ли тя бяшетъ горЪ подъ облакы вЪяти, лелЪючи корабли на синЪ морЪ? Чему, господине, мое веселие по ковылию развЪя?»

Ярославна рано плачеть Путивлю городу на заборолЪ, аркучи: «О Днепре Словутицю! Ты пробилъ еси каменныя горы сквозЪ землю Половецкую. Ты лелЪялъ еси на себЪ Святославли насады до плъку Кобякова. ВъзлелЪй, господине, мою ладу къ мнЪ, а бых не слала къ нему слзъ на море рано».

Ярославна рано плачетъ в ПутивлЪ на забралЪ, аркучи: «СвЪтлое и тресвЪтлое слънце! ВсЪм тепло и красно еси: чему, господине, простре гоячюю свою лучю на ладе вои? Въ полЪ безводнЪ жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче?»

«Слово о полку Игореве», 1187 год, ( * перевод Д.Лихачева). А вот как изумительно перевел «Плач Ярославны» поэт Александр Прокофьев †1971. Издатель! Не пожалейте места: только так можно познать, как исторически сливается славянское и современное слово:

Та, где бой начнется снова,

Кровь с жестоких ран сотру».

Так горько плачет Ярославна

«Ветер, ветер в чистом поле,

Читайте так же:  Молитва отчий мой

Тучей ханских стрел жестоких

Так горько плачет Ярославна

«Славный Днепр мой, ты в просторы

Сжалься, Днепр мой, надо мною,

Так горько плачет Ярославна

Чтоб палить и жечь в пустыне

Стыдно признаться, а ведь нам почти непонятен древнерусский язык княгини Ярославны! Почему она так безпокоится за судьбу своего мужа? Что означает «зегзицею», «кычетъ», «аркучи», «на заборолЪ»? Нет, не зря плакала-печалилась жена князя! Чуяло любящее женское сердце беду неминучую. Так и случилось: войско князя Игоря Святославовича было разбито, он ранен в руку и пленен половцами, но потом сбежал и добрался до любимой жены. К чести его будь сказано, что князь с дружиной были на конях и могли уйти, но его «черных людей» порубали бы всех. И сказал князь: «Если погибнем или убежим, а черных людей покинем, то ны будеть грех… Поидем! Но или умремь, или живи будемь на едином месте».

Один из списков «Слова» был найден в начале 90-х годов XVIII века собирателем русских древностей А.И.Мусиным-Пушкиным в Спасо-Ярославском монастыре. Оно пользовалось невероятным успехом, «Слово» пытались переводить лучшие поэты России, его проходили в гимназии, и не только его. Я как-то по случаю приобрел «Повести Древней Руси», Лениздат, 1983г, и лишь недавно прочел «Повесть временных лет», «Повесть об убиении Андрея Боголюбского» и другие. За неимением места настоятельно советую прочитать «Слово о полку Игореве», иные начала нашей словесности. Подобное чтение ни с какими детективами не сравнить. Век назад дети знали произведения наизусть:

Я — маленький, горло в ангине.

Дремотно жужжит за стеной.

И плачу над бренностью мира

Я, маленький, глупый, больной.

«Слово» послужило основой для написания «Задонщины», посвященной прославлению победы Димитрия Донского на Куликовом поле и повлияло на другие произведения, такие как «Сказание о Мамаевом побоище». Русский человек должен знать свою историю.

Плачет Ярославна молодая,
Обратившись в сторону Дуная:
– Полечу зегзицею к Дунаю,
Омочу в нём свой рукав бебрян,
На Каяле князя повстречаю,
Кровь утру с его жестоких ран.

Плачет во Путивле на забрале
Ярославна, полная печали:
– О Ветрило-Ветер! Господине!
На широких крыльях для чего
Вражеские стрелы мечешь ныне
Ты на войско лады моего?
Лучше б ты под облаками реял,
Корабли лелеял на морях.
Для чего же, господин, развеял
Ты моё веселье в ковылях?

Кличет Ярославна молодая,
На забрале поутру рыдая:
– Днепр Словутич! Каменные скалы
В землях половецких ты пробил,
Ты, лелея, лодки Святослава
До полка Кобякова носил.
Прилелей же, господине славный,
Ладу моего ко мне скорей,
Чтобы горьких слёз своих не слала
Я к нему за тридевять морей.

Ярославна, позабыв покой,
На стене рыдает городской:
— Светлое-пресветлое Светило!
Ты тепло и радость даришь всем.
Что ж ты луч горячий обратило
Против русских воинов? Зачем
Жаждою тетивы им стянуло,
Горечью колчаны им заткнуло?

Если вы, читатель, не верите мне, женщинам и в любовь, можете проверить и убедиться сами. Нужно всего лишь, отложив прочие дела и напряжённо трудясь с утра до вечера, за три дня перевести «Плач Ярославны», полюбить красавицу-княгиню так, как полюбил её я. И тогда, даже если вам не придётся сдавать экзамен по древнерусской литературе, вы увидите, как благодаря любви и женщине изменится ваша жизнь. Вы увидите великую силу поэзии, любви и женщины.

Голос Ярославнин слышится, на заре одинокой чечоткою кличет:
«Полечу, — говорит, — чечоткою по Дунаю,
Омочу бобровый рукав в Каяле-реке,
Оботру князю кровавые раны на отвердевшем теле его».

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, приговаривая:
«О ветер, ты, ветер!
К чему же так сильно веешь?
На что же наносишь ты стрелы ханские
Своими легковейными крыльями
На воинов лады моей?
Мало ль подоблачных гор твоему веянью?
Мало ль кораблей на синем море твоему лелеянью?
На что ж, как ковыль-траву, ты развеял моё веселие?»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, припеваючи:
«О ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты пробил горы каменные
Сквозь землю Половецкую;
Ты, лелея, нёс суда Святославовы к рати Кобяковой:
Прилелей же ко мне ты ладу мою,
Чтоб не слала к нему по утрам, по зорям слёз я на море!»

Ярославна поутру плачет в Путивле на стене городской, припеваючи:
«Ты, светлое, ты, пресветлое солнышко!
Ты для всех тепло, ты для всех красно!
Что ж так простёрло ты свой горячий луч на воинов лады моей,
Что в безводной степи луки им сжало жаждой
И заточило им тулы печалию?»

Прыснуло море к полуночи;
Идут мглою туманы;
Игорю-князю Бог путь указывает
Из земли Половецкой в Русскую землю,
К златому престолу отцовскому.

В переводе Василия Жуковского (из «Слова о Полку Игореве»)

Над Дунаем глас слышится Ярославнин –
Он щебечет безызвестной птицей ранней:
«Пигалицей полечу над волнами Дуная,
Омочу рукав я шёлковый в реке-Каяле
И кровавы раны князя, чтобы не болели
На его могучем теле.»

Ярославна рано плачет на стене:
«Ветер! О, ветрило, ты скажи-ка мне,
Зачем дуешь сильно так?
Зачем стрелы мчишь на Игореву рать?
На своих легких крылах?

Мало ли тебе было высоко реять?
С кораблями в синем море играть?
Зачем ты моё веселье по траве развеял?».

Ярославна рано плачет на стене:
«Днепр любимый! Ты пробил
горы каменные на земле.
Святослава ты ласкал насады
Аж до самого Коб;якова стана!
Так пришли мне Игоря, чтоб я рано
Слезы на лазорево море не слала».

Ярославна рано плачет на стене:
«Светлое и трижды светлое солнце,
зачем ты сжигаешь игорево войско
в пламенном луче?
А от зноя, жажды сжался меткий лук
И заткнул колчан испуг».

Плач Ярославны (исполнитель: Слово о полку Игореве. Перевод Заболоцкого. )

Используйте ВКонтакте, Одноклассники или Facebook, чтобы связаться с друзьями и активизировать участников вашей социальной сети.

Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники Войти через Facebook Войти, используя логин и пароль на Tekstovoi.ru

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»

Читайте так же:  Молитвы о верности супруга

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?» Over a wide bank of the Danube ,
Of the great Galician land
Cries of Putivel glide ,
Yaroslavny young voice :

» I turn around , the poor , the cuckoo ,
Danube river fly —
And sleeves trimmed with beaver ,
Leaning in Kaiala dip .
Fly away, dispelled the mists ,
Slightly open the eyes of Prince Igor ,
And the morning I bloody wounds
Powerful body bending over . «

Far in Putivle on the visor ,
Will only charge in the morning,
Jaroslavna , full of sorrow ,
Like a cuckoo , is calling on the Jurassic :

«What are you , Wind , viciously povevaesh ,
What clouds of mist on the river ,
Arrows Polovtsian heaves
Mecheshsya them on Russian shelves ?
What you do not like it in the open
High fly under the cloud ,
Ships cherish the blue sea,
Astern wave flap ?
You , arrows enemy sowing ,
BEGIN only death from a height.
Oh, why, why my fun
In hobbling forever dispelled you? «

In the dawn of Putivle wailing
Like a cuckoo in early spring ,
Jaroslavna klichet young
On the wall sobbing city :

«Dnepr my good ! stone mountain
In the lands of the Polovtsian you struck,
Svyatoslav long expanses
Until Kobyakovo regiments wore.
Vozleley same prince, lord ,
Save on the far side ,
So now I have forgotten tears ,
He returned to live with me ! «

Far in Putivle on the visor ,
Will only charge in the morning,
Jaroslavna , full of sorrow ,
Like a cuckoo , is calling on the Jurassic :

«Sun three times brighter ! With you
Each Privetnogo and warmth.
What are you daring army of Prince
Hot rays burned ?
And why are you in the desert waterless
Under attack formidable polovchan
Thirst tightened bow marching ,
Grief overwhelmed quiver ? «

На Дунаи Ярославнын глас ся слышит,
зегзицею незнаема рано кычеть:
«Полечю — речЕ — зегзицею по Дунаеви,
омочю бебрян рукав в Каяле рецЕ,
утру князю кровавыя его раны
на жестоцем его теле».

Ярославна рано плачетъ
в Путивле на забрале, аркучи:
«О ветре, ветрило!
Чему, господине, насильно вееши?
Чему мычеши хиновскыя стрелкы
на своею нетрудною крилцю
на моея лады вои?
Мало ти бяшетъ горЕ под облакы веяти,
лелеючи корабли на сине море?
Чему, господине, мое веселие
по ковылю развея?»

Ярославна рано плачеть
Путивлю городу на заброле, аркучи:
«О Днепре Словутичю!
Ты пробил еси каменны горы
сквозе землю Половецкую.
Ты лелеял еси на себе Святославли носады
до полку Кобякова.
Возлелей, господине, мою ладу ко мне,
а бых не слала к нему слез
на море рано».

Ярославна рано плачетъ
в Путивле на забрале, аркучи:
«Светлое и тресветлое солнце!
Всем тепло и красно еси:
чему, господине, простре горячюю свою лучю
на ладе вои?
В поле безводне жаждею им лУчи сопряжЕ,
тугою им тули затче?»

(из цикла стихов и стихотворений «Женская доля»)

***
Рано утром, на заборе, Ярославны слышен рёв –
Из похода не вернулся её муж – походу, мёртв!
Но не верится княгине в эту горькую молву:
«Милый Игорь! Если ранен – раны я тебе утру!

Облачусь кукушкой милой, омочю бебрян рукав,
И тебе, прекрастный муж мой, я нарву лечебных трав.
Брошу все хозяйство в доме, к полю боя прилечу,
И тебя всего любимый однозначно облечу. »

Плачет утром Ярославна, на заборе у окна:
«Ветер, ветер! О, Ветрило, почему же я одна!?
Мало чтоль делов на море, что ты тут, подлец, забыл?
Ты зачем войско родное стрелами орды покрыл?»

Все рыдает и рыдает, глядя в сторону реки:
«Слышишь, Днепр наш великий, мужа мне приволоки!
Хоть косого, хоть хромого, хоть вообще и без ноги
Без него не жить мне больше – вот такие пироги!»

И поднявши к солнцу очи, полные тоски и грусти
Молвила ему царица «Слышишь, Солнце… Ну, ты в курсе…»

Горько плачет Ярославна на заборе в Путивле:
«Милый, милый, ненаглядный – будь со мною, s’il vous pla;t!
Без тебя мене, любимый, как кукушке без крыла,
Ни за что не долететь же до срединушки Днепра. »

Над Дунаем Ярославнин глас разносится –
Раненько незнакомой пташке кукуется:
«Кукушкою по Дунаю-реке полечу,
Свои рукавчики во Каяле омочу,
Вытру князю раночки его кровавые».

Ярославна плача говорит во Путивле:
«Ветер, Ветрило!
Для чего так сильно дуешь, господине?
Зачем правишь свои шаловливы крылышки
На губящи хоробрых воинов стрелочки?
Мало ли тебе было под небом летати
Иль морским корабликам покой давати?»

Ярославна плачет во Путивле рано:
«Днепр Словутич!
Ты каменны горы Половецка пробивал,
Ты Святославу до стана Кобякова помогал.
Возлелей, господине, моего ладушку,
Чтоб не слала я слезы рано по морюшку».

Ярославна плача говорит во Путивле:
«Светлое, трижды светлое Солнышко!
Всем ты лаской и любовью светишь,
Почему ж ты лучи злобно простираешь
над Игорем
И жаждою мучаешь ладушку моего,
Игоря?»

Автор (Кончаковна) : ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ

94.
На Дунаи Ярославнын глас ся слышит, На Дунае Ярославнин голос слышится:
зегзицею незнаема рано кычет: рано незнаема Лебедью кычет:

Дунай= тут не только дунай-река, но и название, имя реки.
Там находится её отец. Она хотела бы поделиться своими проблемами.
-И почему её голос слышится где-то далеко, там, где её отец на реке с названием Дунай. = Переживания. (Песнь моя, лети с мольбою тихо в час ночной. . Звуки их полны печали — молят за меня. («Серенада» Шуберта) )

— — Незнаема. В «Слове» — несколько раз упоминается это слово.
— Всеволод уверяет нас, что ему ближайшие пути знаемы.
Но усилиями половцев оказались в незнакомых местах.

95. «Полечю, — рече, — зегзицею по Дунаеви, «Полечу,- рече,- по Дунаю,
омочю бебрян рукав в Каяле реце, омочу бебрян рукав в окаянной той реке,
утру князю кровавыя его раны утру князю кровавые раны
на жестоцем его теле». на могучем теле его»…

Читайте так же:  Сильная молитва от ссор в семье

Омочу рукав = рукава длинные.
Лебедь, когда отрывается от воды, то хлопает крыльями по воде.
Вот тут дунай = просто река, которую она называет Каялой.
Но! Полечу (лететь) по дунаю = реке, долечю к той реке, где Он попал в передрягу. Полечу (врачевание) его раны.
Утру его раны. Утру= и вытру, и утром. Такие слова с разными понятиями = художество, поэзия.
= Перекликаются с этим и словами и слова «уноша (юноша)князь, уноша (юноша) князь, уныша цветы (уныли,опечалились). = Река Стугна, Князь Ростислав, Мать Ростислава.

96. Ярославна рано плачет Ярославна рано плачет
в Путивле на забрале, аркучи : в Путивле на стене, изгибаясь :
«О ветре, ветрило! «О ветр-ветрило!
Чему, господине, насильно вееши? Чему, господине, насильно веешь?
Чему мычеши хиновьскыя стрелкы чему мычат в полёте хиновские стрелки
на своею нетрудною крилцю своими лёгкими крыльицами,
на моея лады вои? летя на моего лады воинов?
Мало ли ти бяшеть горе Мало ли тебе высоко
под облакы веяти, под облаками веяти,
лелеючи корабли на сине море? лелеючи корабли на синем море?
Чему, господине, мое веселие Чему, господине, моё веселие
по ковылию развея?» по ковылию развеял?»

Ярославна сожалеет, что Игорь попал в трудную ситуацию.
Ветры. В тех местах дули ветры с востока. Они и помогали стрелам
половцев.
«Ой да налетели ветры буйны со восточной стороны
И сорвали чёрну шапку с моей буйной головы…»
Это о Стеньке Разине, но как совпадает …

97. Ярославна рано плачет Ярославна преждевременно плачет
Путивлю городу на забороле, аркучи: Путивлю городу на забороле, аркучи :
«О Днепре Словутицю! «О Днепре Словутич!
Ты пробил еси каменныя горы Ты пробил еси каменные горы
сквозе землю Половецкую. сквозь землю Половецкую.

— Ярославна плачет Путивлю-городу на забороле.
Городу – город её не принимал. Должна быть там, откуда провожала мужа.
Заборол — за городом водоём-ров.
Вода. Это позволило ей обратиться к реке – Днепру. Хотя это в стороне от
направления похода.
— « Это русин забыл, что было когда-то море тогда называемое Русским ? !!
А половцы всего полтора века как у Русской земли.
И считают эту землю своей. Вместе с частью Днепра.
Это 9 –й признак того, что Автором «Слова» мог быть половчанином.
Есть и ещё признаки, но они слабо и двояко выражены.
Да и эти явные признаки не каждый удивлённый может спокойно
понять и, тем более, принять то, что не вмещается в его представление.
Где-то в Сети : Автором мог быть обрусевший половец.
А таких становилось всё больше и больше.

Ты лелеял еси на себе Ты лелеял еси на себе
Святославли насады до полку Кобякова. Святославовы ладьи до земель Кобяка.
Возлелей,господине, мою ладу ко мне, Возлелей, господине, мою ладу ко мне,
а бых не слала к нему слез абы я не слала к нему слёз
на море рано». на море прежде времени…»

— Обращение к Днепру. Это не на востоке от Путивля. Как не на востоке река Стугна. Это воспоминание и сравнение. Стугна поглотила Ростислава. А Днепр «помог» Игорю с Кончаком. И помог-лелеял полки Святослава против полков Кобяковых. Так помоги моей ладе и сейчас.
Вот тут высвечивается РАНО ПЛАЧЕТ. Тут не столько взор на восход солнца, как на то, что рано= преждевременно Ярославна оплакивает Игоря.
Днепр опять заняли половцы. Возлелей, господине, мою ладу к мне, а бых не слала к нему слёз на море РАНО.
Рано=только утром? Рано = преждевременно.. Точно так же как и Златом
слове Святослава, где чётко звучит РАНО = преждевременно. Что такое море и
что оно делает в Слове? Очень возможно, что море = весенний разлив рек Дон-
Воронеж.
Туда «отправляют» Игоря всего лишь несколько других исследователей, что в
Сети.= На восток, а не а юго-восток.
А вот бежал Игорь с юго-востока из места содержания в плену, а не с места
пленения..

98. Ярославна рано плачет Ярославна рано плачет
в Путивле на забрале, аркучи: в Путивле на стене, изгибаясь:
«Светлое и тресветлое солнце! «Светлое и тресветлое солнце!
Всем тепло и красно еси. Всем тепло и красно ты.
Чему, господине, простре Чему, господине, простреливаешь
горячюю свою лучю на ладе вои? горячую свою лучу на воинов лады?
В поле безводне жаждею В поле безводном
им лучи сопряже, жаждою им луки скрутило,
тугою им тулии зачте?» горем их колчаны заполнены…»

—- Ярославна рано ( не только рано утром, но и преждевременно.)
обращается к светлому и тресветлому солнцу.. Она обращается не
обязательно рано утром, а где-то после полудня, когда самое пекло.

Плач закончен на полуслове.
Ярославна сожалеет, что так получилось.
Оплакивает мужа. Но, может быть, хоть пасынок вернётся…

* «Рано плачет» — рано подумала : ещё не всё известно было.
* Преждевременно перебралась из Новгород-Северского в Путивль ближе к
половецкой земле…
* Ожидать не Игоря, а Владимира …
Путивль её не хотел принимать.
Должна оставаться там, откуда провожала Игоря.

«Незнаема»
— 1 — Ярославна не знала, в какую сторону отправился Игорь.
«Пойду на булгар». На каких булгар? — Булгары-то волжские и дунайские.
Игорь пошёл не на дунайских. Но и до волжских – не дошёл, да ему так
далеко и не надо было – хватит пограбить таможню.
Вот она и мечется : то на восток повёрнута, то на запад.
— — 2. = Незаметна для своих и для других – для половцев.
«Глас ся слышит» = слышится. Не просто слышен, а если прыслухаться.
Незнаема — тайно по земле половецев, у которых тотем — Лебедь.
Вот она и кычет по-лебединому. Это, если образно.

Ярославна в некоторых источниках — показана зрелой опытной женщиной.
Но почти все восторженно воспринимают её как молоденькую и верную своему мужу.
А Кончаковна показывает Ярославну молоденькой и глупенькой. Ведь Владимир достался не ей.
В Плаче – заметно разочарование русичей в языческих богах..
И половцы принимали православие не сразу — сомневались в них.
* * *

Видео (кликните для воспроизведения).

=== Упоминаемые в «Слове» хоругвь, кровать, немцы, призывы — не могли быть на Руси во время предполагаемого написания (1187г.) «Слова».
Была, конечно, матрица, которая со временем обрастала добавками.
Призывы появились и по указанию (. ) Екатерины II.

Молитва ярославны текст
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here