Молитвы на облачение Священнослужителей

На данной странице вы найдете детальное описание: молитвы на облачение священнослужителей - подобранную специально для Вас!

Мы продолжаем наши беседы с Алексеем Кашкиным, заведующим кафедрой библеистики СПДС, кандидатом богословия, автором учебного пособия для духовных семинарий «Устав православного богослужения». Сегодня речь пойдет о подготовительной части Божественной литургии — о входных молитвах, облачении священников и проскомидии, символически изображающей Жертву Христову, Его страдания.

— Божественная литургия — особое богослужение, и именно поэтому перед нею положено совершать входные молитвы: перед вечерней, например, Устав входных молитв не предусматривает, священнослужитель просто входит в алтарь и начинает службу. Хорошо расслышать эти молитвы мы можем на архиерейском богослужении, потому что на нем они произносятся возгласно, т.е. громко. А традиция просить прощения у прихожан заставляет нас вспомнить слова Спасителя: Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23–24). Ведь Литургия — это жертвоприношение, Евхаристия — Бескровная жертва. Поэтому пастырь просит прощения у пасомых, прежде чем ее совершить.

— И вот, напутствуемые паствой священники или священник и диакон вошли в алтарь…

— Первая из используемых при проскомидии просфор называется агничной, а вырезаемая и извлекаемая из нее священником часть для Причащения — Агнцем. Уже из этого можно сделать вывод, что проскомидия символически изображает Жертву Христову…

— Да, это так. Проскомидия — это приготовление вещества, предназначенного к преложению в Плоть и Кровь Агнца Божиего, и при этом воспоминаются Страсти Христовы.

Действия священника во время проскомидии сопровождаются текстами Священного Писания. Прорезая каждую из четырех сторон Агнца, священник произносит слова из 53-й главы книги пророка Исаии (7, 8), провозвестившего страдания Сына Божиего. При первом разрезе просфоры произносится яко овча на заколение ведеся, затем, при втором прорезании просфоры — яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст Своих, при третьем — во смирении Его суд Его взятся, при четвертом — род же Его кто исповесть? Вынимая копием Агнец из просфоры, священник произносит яко вземлется от земли живот Его(Ис. 53, 8). Затем Агнец надлежит надрезать крестообразно со словами «Жрется (приносится в жертву) Агнец Божий, вземляй грех мира за мирской живот (за жизнь мира) и спасение». Благодаря этому крестообразному надрезу священник сможет позже — уже во время Литургии верных, после Великого входа, на престоле — преломить Агнец на части для Причащения Святых Таин.

Затем священнослужитель произносит слова из Евангелия от Иоанна: Но един от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода, и видевый свидетельствова, и истинно есть свидетельство его (Ин. 19, 34–35) — и прободает копием верхнюю правую сторону Агнца.

После того как вынут из агничной просфоры Агнец, диакон обращается к священнику со словами «Благослови, владыко, святое соединение» и вливает в потир вино и воду; потир наполняется земным веществом, предназначенным для преложения в Его Кровь.

— Кроме Агнца, используется ведь еще четыре просфоры: что, вернее, кого они символизируют?

Далее наступает черед четвертой и пятой просфор. Именно ради четвертой просфоры мы подаем перед Литургией записки о здравии: из нее вынимаются частицы за живых, за ныне живущих членов Церкви, начиная со Святейшего Патриарха и правящего епархиального архиерея. Эти частицы выкладываются внизу, как бы у подножия Агнца; это называется заздравный ряд. Если в храме много народа и подано много записок, частицы за поминаемых живых могут выниматься и из дополнительных просфор.

Ниже, под заздравным, выкладывается ряд заупокойный — пятая просфора, и наши записки об усопших. Наконец, священник вновь берет четвертую просфору и вынимает частицу за себя самого со словами: «Помяни, Господи, и мое недостоинство и прости ми всякое согрешение вольное же и невольное».

— Насколько это важно — подавать записки за других людей, за ближних и дальних? Может быть, это необязательно, если мы и так за них молимся?

— Это поминовение в Церкви считается самым действенным. К сожалению, не все это понимают, многим кажется, что важнее подать записку на молебен — может быть, еще и потому, что на молебне имена поминаемых возглашаются, а на проскомидии все происходит тихо, за закрытыми Царскими вратами. Но ведь после Причащения мирян частицы, извлеченные из просфоры за наших ближних, погружаются в чашу с молитво­словием «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде честною Твоею Кровию молитвами святых Твоих». После Литургии, когда в алтаре совершается потребление Святых Даров, диаконом потребляются и эти частицы.

— Чем же завершается проскомидия?

— Расскажите, пожалуйста, о тех продуктах (ведь это действительно продукты человеческой деятельности), которые используются для Бескровной Жертвы,— хлебе и вине. Какие требования предъявляются к ним?

— В «Учительном известии» — это сборник различных предписаний, появившийся в XVII веке,— говорится, что вино должно быть красным, виноградным и не перекисшим, хлеб — из чистой пшеничной (не ржаной) муки и квасной. В Католической Церкви используется не квасной хлеб, а опреснок в виде облатки; это объясняется тем, что Сам Спаситель на Тайной вечере использовал именно опреснок, ведь Пасха иудейская была праздником опресноков; Сам Бог не велел Моисею и ведомому им народу есть квасное, когда выводил евреев из Египта (см.: Исход 13, 6–7). Но наша практика восходит к практике древней христианской Церкви, к той Евхаристии, которую совершали святые апостолы; христиане, их ученики, приносили хлеб из своих домов (само слово «просфора» означает «приношение»), и этот хлеб был квасным. Основополагающий принцип: Богу в жертву приносится все лучшее.

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 23 (523)

Беседовала Марина Бирюкова

С поклоном мирянам: Простите и благословите, отцы и братие.

Вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему в страсе Твоем. Господи, настави мя правдою Твоею, враг моих ради исправи пред Тобою путь мой, яко несть во устех их истины, сердце их суетно, гроб отверст — гортань их, языки своими льщаху. Суди им, Боже, да отпадут от мыслей своих, по множеству нечестия их изрини я, яко преогорчиша Тя, Господи. И да возвеселятся вси уповающии на Тя, во веки возрадуются, и вселишися в них, и похвалятся о Тебе любящии имя Твое. Яко Ты благословиши праведника, Господи, яко оружием благоволения венчал еси нас.

Священник трижды кланяется святой трапезе, целуют Евангелие и трапезу, берут каждый стихарь, трижды кланяются к востоку, говоря про себя: «Боже, очисти мя, грешнаго, и помилуй мя».

Одевая подризник: Благословен Бог наш всегда: ныне, и присно, и во веки веков. Аминь. Возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения и одеждею веселия одея мя. Яко жениху возложи ми венец, и яко невесту украси мя красотою.

Епитрахиль: Благословен Бог, изливаяй благодать Свою на священники Своя, яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его.

Пояс: Благословен Бог, препоясуяй мя силою, и положи непорочен путь мой, совершаяй нозе мои яко елени, и на высоких поставляяй мя.

Читайте так же:  Молитвы пояс Богородицы

Правый нарукавник: Десница Твоя, Господи, прославися в крепости, десная Твоя рука, Господи, сокруши враги, и множеством славы Твоея стерл еси супостаты.

Левый нарукавник: Руце Твои сотвористе мя и создасте мя, вразуми мя, и научуся заповедем Твоим.

Фелонь: Священницы Твои, Господи, облекутся в правду, и преподобнии Твои радостию возрадуются всегда: ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Наша очередная беседа с заведующим библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии Алексеем Кашкиным посвящена особенностям архиерейского богослужения. Архиерейские службы любимы прихожанами, они привлекают в храм очень многих, в этом выражается любовь и традиционное уважение народа к своему владыке, а еще мы чувствуем некую особую значимость священнодействия, совершаемого архипастырем.

— С первых лет христианства епископ (в переводе с греческого — «видящий сверху» или «надзиратель») в общине верующих — символический представитель Самого Иисуса Христа. Ведь первой общиной были апостолы, собравшиеся непосредственно вокруг Него. А затем апостолы исполняли заповеданное Им — рукополагали епископов (см.: 1 Тим. 3, 1–5), и епископы становились представителями Воскресшего для окормляемых ими верующих. Первое время только епископы совершали Евхаристию; затем, по мере увеличения количества верующих и открытия новых приходов в крупных городах, епископы стали назначать себе помощников, так возникло священство. И сегодня без епископа нет Церкви, и священник совершает Таинство лишь постольку, поскольку епископ это ему позволяет. А Таинство священства, то есть рукоположение, совершает только епископ.

Церкви присуща кафоличность, этот термин означает «по всему целому»: Церковь не ограничена ни временем, ни пространством, ни земными законами; в применении к каждой отдельно взятой общине это означает, что в ней присутствует вся полнота благодатных даров, и Христос в этой общине совершает Таинство руками архиерея — Своего представителя. Это отражено в устройстве храма: горнее место в алтаре — символический престол Иисуса Христа, и на это место восходит только архиерей.

Архиерей и епископ — по сути, синонимы, но нужно различать два связанных между собой значения слова «епископ»: архиерей вообще (т. е. и архиепископ, и митрополит, и Патриарх) и определенная, младшая ступень архиерейства. Различия в титулатуре среди епископов возникли с развитием христианской Церкви; они не означают разницы в благодатных дарах, но лишь в административных полномочиях.

— Итак, мы пришли в храм на архиерейское богослужение. И первое, на что мы обращаем внимание — возвышение посреди храма, на которое встанет владыка после того, как войдет в храм. Что это такое?

— Архиерейский амвон. Иногда его не совсем правильно называют кафедрой. В древней Церкви с этого возвышения епископ или священник читали Евангелие и произносили проповедь, и сегодня архиерейский амвон напоминает нам об учительной роли епископа.

— Архиерея в храме всегда встречают торжественно…

— Почему облачение епископа происходит иначе, чем облачение священника — не в алтаре, а у всех на глазах?

— Так бывает не всегда, архиерей вправе облачиться и в алтаре. Но облачение на середине храма соответствует торжественности архиерейского богослужения. Кроме того, вход архиерея в алтарь — это кульминация богослужения. Поэтому в большинстве случаев архиерей облачается до входа в алтарь. Так было и в древности. Только на архиерейском богослужении мы можем непосредственно увидеть, как совершается облачение духовенства вообще.

— Чем облачение архиерея отличается от облачения священника?

— А когда же архиерей входит в алтарь, если он совершает Литургию?

— За Литургией архиерей входит в алтарь только после малого входа (входа с Евангелием). Почему так? Часть Литургии, предшествующая малому входу, появилась относительно поздно, и примерно до Х века воспринималась как нечто необязательное — ее могли и опустить. Для ранних христиан Литургия начиналась с момента входа священнослужителей с Евангелием в алтарь. Поэтому сейчас архиерей входит в алтарь в тот момент, который является древним началом Литургии.

— Таким образом архиерейское богослужение возвращает нас в первые века христианской Церкви?

— Когда епископ входит в алтарь, проскомидия священниками уже совершена, предложение Честных Даров находится на жертвеннике: а что такое архиерейская проскомидия?

— Это довольно поздняя греческая особенность архиерейской Литургии — вторая проскомидия: архиерей вынимает частицы из просфор, совершая поминовение живых и усопших. Лишь после этого совершается покровение Святых Даров на жертвеннике. Происходит это во время Великого входа.

— А почему архиерей не выходит вместе с духовенством во время Великого входа, почему он остается в алтаре?

— Это тоже отголосок древней практики, согласно которой Дары освящались в отдельном помещении («предложении»; по-гречески оно именовалось скевофилакион — «сосудохранительница»), и диаконы приносили их оттуда в алтарь, где уже находился епископ: он сам в скевофилакион не заходил. Поэтому и сегодня епископ принимает вносимые дары в алтаре, а не вносит их в него.

Перед чтением Символа веры в алтаре происходит целование мира: архиерей говорит каждому подходящему священнику: «Христос посреди нас», а священник отвечает: «И есть и будет», целуя при этом плечи и правую руку архиерея. Затем аналогичный диалог с целованием друг друга в плечи и руку происходит между священниками (такое целование бывает на каждой Литургии, просто на Литургии архиерейским чином выглядит более торжественно). Евхаристический канон и причащение духовенства и мирян в данном случае не имеют никаких отличительных особенностей. Однако есть практика — архиерей во время канона читает тайные молитвы так, что их слышат, по крайней мере, все, находящиеся в алтаре.

Газета «Православная вера» № 8 (532)

За Входными молитвами следуют молитвы на облачение священнослужителей. Священнические одеяния — не обычная одежда, они — одежда символическая, её значение не сводится к утилитарному. Об облачениях можно прочесть в соответствующей главе нашего курса: «2.7.7. Облачение священнослужителей».

Мы же рассмотрим эту тему в контексте приготовительных к литургии обрядов. Читаем Служебник.

Тaже пріeмлютъ въ рyки сво‰ кjйждо стіхaрь св0й, и3 творsтъ покл0ны три2 къ вост0ку, глаг0люще въ себЁ кjйждо:

Б 9е, њчи1сти мS грёшнаго и3 поми1луй мS.

Тaже прих0дитъ къ свzщeннику діaконъ, держS въ десн0й руцЁ стіхaрь со nрарeмъ, и3 подклони1въ є3мY главY, глаг0летъ:

Б lгослови2, вLко, стіхaрь со nрарeмъ.

Б lгословeнъ бGъ нaшъ, всегдA, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ.

Тaже tх0дитъ къ себЁ діaконъ, во є3ди1ну странY свzти1лища, и3 њблачи1тсz въ стіхaрь, в просторечии называемый подризник

Возрaдуетсz душA моS њ гDэ, њблечe бо мS въ ри1зу спасeніz, и3 њдeждею весeліz њдёz мS: ћкw женихY возложи2 ми2 вэнeцъ, и3 ћкw невёсту ўкраси1 мz красот0ю

В стихарь облачается и священник.

Сщ7eнникъ же си1це њблачи1тсz: пріeмъ стіхaрь въ лёвую рyку, и3 покл0нивсz три1жды къ вост0ку, ћкоже речeсz, назнaменуетъ глаг0лz:

Бlгословeнъ бGъ нaшъ, всегдA, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ, ґми1нь.

Тaже њблачи1тсz, глаг0лz: Возрaдуетсz душA моS њ гDэ: до концA.

Тaже пріeмъ є3пітрахи1ль, и3 назнaменавъ, њблачaетсz є4ю, глаг0лz:

Бlгословeнъ бGъ, и3зливazй бlгодaть свою2 на свzщeнники сво‰: ћкw мЂро на главЁ, сходsщее на брадY, брадY ґарHню, сходsщее на nмeты њдeжды є3гw2

Епитрахиль (приставка ἐπι-, обозначающая «пребывание на чем-либо, помещение на что-либо» + τράχηλος — шея).Символический смысл её выражен в сопутствующей облачению молитве: Благословен Бог изливаяй благодать Свою на священники Своя, яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его(Пс 132.2). Епитрахиль символизирует излияние благодати на священника. В дониконовских Служебниках иной символический ряд: емше Иисуса, связавше, предаша Его Понтийскому Пилату игемону — и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю (Мф 27.2). Епитрахиль является важнейшей из священнических облачений, ни одно соборное богослужение не совершается без епитрахили.

Читайте так же:  Молитва для мужчины сколько можно читать молитв в день

Диакон надевает орарь, диаконский аналог иерейской епитрахили.

И# nрaрь ќбw цэловaвъ (диакон), налагaетъ на лёвое рaмо.

Тaже (священник) пріeмъ поsсъ и3 њпоzсyzсz, глаг0летъ:

Бlгословeнъ бGъ, препоzсyzй мS си1лою, и3 положи2 непор0ченъ пyть м0й, совершazй н0зэ мои2 ћкw є3лeни, и3 на выс0кихъ поставлszй мS

Нарук†вницы же налагaz на рyки, на деснyю ќбw, глаг0летъ:

Десни1ца твоS, гDи, прослaвисz въ крёпости: деснaz твоS рукA, гDи, сокруши2 враги2, и3 мн0жествомъ слaвы твоеS стeрлъ є3си2 супостaты.

На лёвую же, глаг0летъ: Рyцэ твои2 сотвори1стэ мS и3 создaстэ мS. вразуми1 мz, и3 научyсz зaповэдемъ твои6мъ

Нарукавники или поручи — принадлежность облачения и диакона, и иерея.

Тaже пріeмъ фелHнь и3 бlгослови1въ, цэлyетъ гlz си1це:

Сщ7eнницы твои2, гDи, њблекyтсz въ прaвду, и3 препод0бніи твои2 рaдостію возрaдуютсz, всегдA, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ, ґми1нь.

Облачение в фелонь знаменует облечение в правду, в Божию благодать.

Последующие детали облачения являются наградными, право их ношения даруется правящим архиереем или патриархом.

ѓще є4сть прwтосmггeлъ вели1кіz цeркве, и3ли2 и4нъ кто2, и3мёzй дост0инство нёкое,

[протосингел -«первый эконом монастыря, а также первый помощник митрополита или патриарха», русск.-цслав., др.-русск. протосингелъ – то же. Из греч. πρωτο-σύγ-κελλος «первый сокелейник» что-то вроде нынешнего епархиального секретаря]

и3 благослови1въ и5, и3 цэловaвъ, глаг0летъ:

Препоsши мeчь тв0й по бедрЁ твоeй си1льне, красот0ю твоeю, и3 добр0тою твоeю, и3 налzцы2, и3 ўспэвaй и3 цaрствуй, и4стины рaди и3 кр0тости и3 прaвды, и3 настaвитъ тS ди1внw десни1ца твоS, всегдA, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ, ґми1нь

Символика набедренника понятна из молитвы, набедренник — меч духовный. Священник выходит на брань, его одеяния — одения воина. Набедренник — прямоугольный плат — надевают только русские священники, в Греции его нет, появление набедренника среди облачений русских священников — явление по́зднее, оно датируется XIX веком. На Востоке надевают только палицу (ромбовидный плат), в общем то же, что и набедренник. На Руси священник носит и то, и другое.

Тaже tшeдше въ предложeніе, ўмывaютъ рyки, глаг0люще:

Ўмhю въ непови1нныхъ рyцэ мои2, и3 њбhду жeртвенникъ тв0й гDи, є4же ўслhшати ми2 глaсъ хвалы2 твоеS, и3 повёдати вс‰ чудесA тво‰. гDи, возлюби1хъ бlголёпіе д0му твоегw2, и3 мёсто селeніz слaвы твоеS: да не погуби1ши съ нечести1выми дyшу мою2, и3 съ мyжи кровeй животA моегw2, и4хже въ рукaхъ беззакHніz, десни1ца и4хъ и3сп0лнисz мзды2. Ѓзъ же неѕл0біемъ мои1мъ ходи1хъ, и3збaви мS гDи, и3 поми1луй мS: ногA моS стA на правотЁ, въ цeрквахъ благословлю2 тS гDи

Омовение рук носит характер символический — к совершению литургии священник приступает с чистыми помыслами (вспомним то, что читалось выше:

д0лженъ є4сть пeрвэе ќбw примирeнъ бhти со всёми, и3 не и3мёти что2 на кого2, и3 сeрдце же, є3ли1ка си1ла, t лукaвыхъ блюсти2 п0мыслwвъ, воздержaтисz же съ вeчера, и3 трезви1тисz дaже до врeмене свzщеннодёйствіz

) и с чистыми руками. Не будем исключать и санитарно-гигиенические соображения.

И# тaкw tх0дzтъ въ предложeніе.

Греч. πρόθεσις — предложение, выставление. Предложением здесь названо то место, где совершается проскомидия (от глагола προσκομίζω — доставлять; присоединять, приобщать). Стол, на котором совершается проскомидия называют жертвенник.

Подробнее об этом будет сказано в следующей главе.

2.18. Облачения священнослужителей, и церковнослужителей. Облачения диакона, пресвитера и епископа. Священные одежды и облачения

О священных облачениях следует прочесть соответствующие главы предложенных книг:

— гл. VIII части 2-й (стр.378-394) «Руководства по литургике» архимандрита Гавриила (Голосова);

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

— гл. 4 раздела «Введение в Божественную Литургию» (стр.121-133) «Изъяснения» И.И.Дмитриевского (с иллюстрациями!);

— «Новая Скрижаль», глава VI, §§7-22.

От себя сделаем несколько дополнений.

Смысл священных облачений. Их несколько. О некоторых читатель узнает из предложенных выше книг.

Облачение может быть в некотором роде знаком отличия, по тем или иным элементам облачения, как по воинским погонам или шевронам, мы можем различить «генералитет, старших и младших офицеров, сержантский состав и рядовых» священнослужителей. Правила 22-е и 23-е Лаодикийского 364 года собора гласят:

Не должно низшему служителю церковному орaрь носити, ни двери оставляти.

Не должно чтецaм или певцaм орaрь носити, и тaко читaти и пети.

Иерейская епитрахиль получилась из диаконского ораря — длинной ленты, перекинутой через плечо, конец которой диакон держит в правой руке, возглашая ектении, поя вместе с молящимися Верую или Отче наш. Если оба конца ораря свести вместе, получится епитрахиль. Некогда, епископ при поставлении пресвитера так и делал — просто перекидывал задний конец диаконского ораря вперёд. Два конца ораря вместе — знак сугубой («двойной») благодати священнического служения относительно служения диаконского. Католические священники по сию пору так епитрахиль и носят, называется она у них стола. В нашей традиции концы сшиваются вместе.

Общая для всех священнослужителей одежда — стихарь. Теперь стихарь открыто продаётся в церковных магазинах, его стали носить и миряне, свещеносцы в разноцветных стихарях украшают собою внешнюю сторону богослужения. Ещё 100 лет назад «не бысть тако», в стихарь могли облачаться только рукоположенные клирики. И разноцветных стихарей некогда не шили, но только белые. Архиерейский Чиновник предписывает надевать стихарь на новорукоположенного чтеца. В самой первой из молитв рукоположений (на поставление свещеносца) имеются такие слова: раба Твоего имярек предходити к свещеносца святым Твоим таинством изволившаго украси нескверными Твоими и непорочными одеждами. Выражением этих чистоты и непорочности и является белый стихарь.

Священнический белый стихарь чаще называют подризник, его носят под ризами. Ризами (или ризой — употребляется и множ. число и ед.) называют ещё один элемент священных облачений — фелонь. Скажем о ней несколько слов, тем более, что мы ещё раз вспомнили хиротонию.

[Греч. ἀπόστολος — посол, посланник. В 11-й главе книги I-го — апостольского! — века «Дидахэ́» (Διδαχη) упоминаются апостолы, причём речь идёт не о Двенадцати и не о Семидесяти, а о некоем регулярном церковном чине. Предлагается различать апостолов и пророков от лже-апостолов и лже-пророков. Критерий замечателен: всякий апостол, приходящий к вам, да будет принят как Господь, но пусть не останется у вас больше одного дня, а если буде необходимость, то двух. Если же останется три дня, это лжепророк. Отправляясь, апостол пусть не берёт ничего, кроме хлеба, достаточного до следующей остановки. Если же просит денег, это лжепророк…

Такая странническая жизнь предполагала ношение соответствующей походной одежды].

Отношения Церкви и государства в Византии были «симфоничны», правовой статус духовенства с некоторых пор сделался весьма высок, церковная организация во многом подобна армейской, самое её устройство и по сию пору остаётся таковым, не случайно, что часть священнических одеяний имеет воинское происхождение. Например, пояс — элемент офицерской формы в Византии. Пояс был знак известного общественного статуса. Право носить пояс был «пожаловано» и духовенству, но не всем, диаконы («сержантский состав» — «унтер-офицеры») пояс не носили и не носят. Впоследствии, когда предметы церковного обихода осмысливались символически, поясу был усвоен и символический смысл, таковой и сохранился, а первоначальный — статусный, социальный, знаковый — смысл утрачен.

Читайте так же:  Молитвы о смирении и терпении

А вот поручи происходятиз дворцового церемониала. Дворцовый церемониал — ещё один источник влияния на церковный обряд.

Первоначально поручи — элемент императорского одеяния. Другое их наименование нарукавницы. Из определения нарукавники следует и практическое их назначение. Другим назначением может быть декоративное. Рукава царских одежд были свободны и коротки (см. саккос — теперь одно из епископских облачений, имеющего также дворцовое происхождение, несколько слов о саккосе будет сказано ниже). Нарукавники могли, к примеру, скрывать нижнюю одежду под рукавами саккоса или застёжки стихаря.

Император жертвует право ношения поручей Константинопольскому патриарху, причём право это первоначально распространяется только на главные праздники — Пасху, Рождество, Богоявление.

Патриарх распространяет право ношения поручей на своего архидиакона. Потом право ношения поручей даруется простым священникам. Наконец, очередь доходит и до простых диаконов, с прошлого века поручи стали элементом и их облачения.

То же и саккос. Первоначально его носил только император, потом — и патриарх. Когда патриаршество на Руси было упразднено, саккос стали носить все епископы. Впоследствии эта традиция перешла и к грекам. О генезисе саккоса нам могут напомнить древние иконы трёх святителей. На древних иконах свтт. Иоанн и Григорий изображены облачёнными в саккосы — Иоанн и Григорий были константинопольские патриархи! — а свт. Василий — только в фелонь. На поздних иконах этот принцип не выдерживается.

О палице говорилось в соответствующем фрагменте 2.7.6. Палица — епигонатион — деталь епископского облачения. И священнического также. Для священника это одна из высших наград. А первой наградой иерея является набедренник. И палица и набедренник с воинской точки зрения в сущности одно и то же. Палица или набедренник защищали бедро всадника или пешего воина от биения меча. Символическое значение палицы и набедренника — духовный меч, соответствующую молитву читает священник при облачении набедренника и/или палицы: препояши меч на бедре Твоем, Сильне, Красотою Твоею и добротою Твоею, и наляцы, и успевай, и царствуй, инаставит Тя дивно десница Твоя (Пс 44. 4-5).

Ещё один элемент облачения священнослужителя — наперстный крест. Теперь крест надевается сразу после крещения вместе с белыми одеждами. В Требнике облачение в белые одежды прописано, о кресте же не сказано ни слова. Надевание креста — не более, чем традиция. И ношение креста иереем — также традиция, причём не очень давняя, на Руси священники стали носить крест с конца XIX века. И — не повсеместная. В Греции священники креста не носят по сию пору, право ношения наперстного креста в Элладской церкви — особая награда.

Относительно архиерейских облачения ограничимся тем, что уже сказано, и тем, что можно прочесть в предложенных вниманию читателя книгах.

Держа в левой руке подризник (стихарь), священник, после троекратного поклонения к горнему месту, благословляет подризник, произнося:

Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Облачаясь в подризник, он читает ту же молитву, что́ и диакон (на стихарь): «Возрадуется душа моя о Господе. » И также предварительно целует крест на подризнике. (Вообще, при облачении священника в каждую священную одежду он благословляет ее и целует изображенный на ней крест.)

При возложении на себя епитрахили священник читает: Благословен Бог, излива́яй благодать Свою на священники Своя, яко миро на главе́, сходящее на браду́, браду́ Ааро́ню, сходящее на оме́ты одежды его.

После епитрахили священник обычно надевает, если имеет на них благословение, набедренник и палицу со словами:

Препоя΄ши меч Твой по бедре́ Твоей, Сильне, красотою Твоею и добро́тою Твоею, и наляцы΄ и успевай и царствуй истины ради, и кротости, и правды, и наста́вит Тя дивно десни΄ца Твоя всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Затем, опоясуя себя поясом, он читает: Благословен Бог, препоясу́яй мя силою, и положи΄ непорочен путь мой, соверша́яй но́зе мои яко еле́ни, и на высоких поставля΄яй мя.

Надевая поручи, священник читает то же, что́ и диакон: Десни΄ца Твоя, Господи, пpocла́виcя в крепости, десна́я Твоя рука, Господи, сокруши΄ враги, и множеством славы Твоея΄ стерл еси супоста́ты.

Ру́це Твои сотвористе мя и создасте мя, вразуми мя, и научуся за́поведем Твоим.

При облачении в фелонь священник читает:

Священницы Твои, Господи, облеку́тся в правду, и преподобнии Твои радостию возрадуются всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Во все одежды полностью, как для служения литургии, священник также облачается на пасхальную заутреню, на пасхальную вечерню, в вечерню Великого пятка — перед выносом Плащаницы, на утрене Великой субботы, пред крестным ходом с Плащаницей; на утренях 1 августа, 14 сентября и Крестопоклонную Неделю (перед выносом Честнаго и Животворящего Креста). Однако положенные при этом молитвы в то время не читаются, кроме как перед облачением на пасхальную заутреню, так как в данном случае это облачение есть и предлитургийное.

Не читаются молитвы на облачение и перед служением литургии Преждеосвященных Даров (только «Господу помолимся» перед каждой одеждой).

В ее современном виде литургия византийского типа может быть поделена на три части:

• проскомидия, выделившаяся с известного времени со своего законного места перед великим входом в начало Литургии

Перед началом проскомидии читаются входные молитвы.

Входные молитвы печатаются в славянских служебниках в составе самого чина священной и Божественной Литургии. То же и в венецианском издании греческого Евхология (в дальнейшем будем пользоваться изданием 1869-го года такового. Полное заглавие: Έύχολόγιον τό μέγα. «Έκδοσις τρίτη. Σπυρίδωνος Ζερβού). В иерусалимском святогробском издании Λειτουργικόν’а 1907-го года они выделены в особую главу, так называемую Διάταξις τοϋ καιρού [Распорядок времени]; в нее же включены и молитвы, читаемые при облачении. Сербские священники в просторечии тоже называют входные молитвы «временем», «взять время» это объясняется последними подготовительными словами диакона перед самым началом Литургии: «Время сотворити Господеви, владыко, благослови».

Входные молитвы должны быть прочитаны священнослужителями перед входом в алтарь для священнодействия. Читаются они без облачения. Нигде нет указаний, что священник обязан иметь на себе епитрахиль; некоторые священники, однако, ее на себя возлагают. Если рассуждать по аналогии с чином архиерейской входной, епископ читает эти молитвы в одной мантии, то же и архимандрит, когда он входит для служения «со славою».

Молитвы эти состоят из обычного начала («Благословен Бог наш …» — Царю Небесный — Трисвятое по Отче наш) и покаянных тропарей: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас…» — «Господи, помилуй нас …» — «Милосердия двери …» Затем священнослужители прикладываются к иконам Спасителя и Божией Матери.

Иерусалимский литургикон после «Милосердия двери» предписывает 12-кратное «Господи, помилуй». Подходя к иконе Спасителя, иерей читает тропарь «Пречистому образу Твоему покланяемся…» у иконы Божией Матери: «Милосердия сущи источник…» Во дни праздника или попразднества существует обычай прикладываться к иконе праздника при чтении соответствующего тропаря. Иерусалимский литургикон, кроме целования двух упомянутых икон, предписывает прикладываться и к иконе святого Иоанна Предтечи при чтении тропаря «Память праведного с похвалами» или же: «Пророче Божий и Предтече благодати…», а кроме того и ко всем вообще иконам иконостаса с произнесением соответствующих отпустительных тропарей или кондаков. После этого следует молитва священника перед царскими вратами и с непокрытой головой: «Господи, низпошли руку Твою…», после чего священнослужители поклоняются друг другу, испрашивая прощение: «Прости мя, брате и сослужебниче». Также поклоняются и клиросам, и народу. Иерусалимский чин предписывает при этом и малый отпуст.

Читайте так же:  Православная молитва чтобы найти работу

В алтарь они входят при чтении псалма 5:8-13: «Вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему …» По святогробскому чину: «Вниду в дом Твой, поклонюся единому Божеству, триипостасно поклоняемому во Отце и Святом Дусе вовеки, аминь».

Священник и диакон благоговейно поклоняются и прикладываются к престолу и, сняв свои рясы и камилавки или клобуки, начинают облачаться в те священные одежды, которые предписаны им по чину.

Облачение священнослужителей перед Литургией происходит торжественнее, чем перед другими службами. Обычно священник благословляет свои богослужебные одежды (чаще всего: епитрахиль, фелонь и поручи) и возлагает на себя без чтения специальных молитв. Перед Литургией священник облачается во все присвоенные его чину одежды, причем над каждой он читает соответствующую молитву, составленную из текстов Священного Писания. Нелишним является заметить, что во все одежды священник облачается еще в следующих случаях:

• на пасхальную заутреню, как указано, «во весь светлейший сан»

• на вечерню Великой Пятницы, перед выносом Плащаницы и на трех утренях в году (1-го августа, 14-го сентября и Крестопоклонной недели) перед выносом Честного Креста. Но молитвы тогда все же не читаются, разве только перед облачением на заутреню, так как это же бывает и облачением на Литургию, которая следует непосредственно за утреней

Перед Литургией диакон, согласно предписанию служебника, берет благословение у священника со словами: «Благослови, владыко, стихарь со орарем». На слова священника: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков», диакон отвечает: «Аминь» — целует руку священника и крест на облачении. То же должны делать каждый раз и прислужники в алтаре при облачении в свои стихари. Ни в коем случае нельзя оправдать практики протодиаконов и иных заслуженных диаконов, облачающихся без благословения или же не считающих нужным целовать руку благословляющего их иерея.

Священник теми же словами благословляет свой стихарь, или подризник, как его чаще называют в просторечии. Молитвы священнослужителями читаются следующие.

Над стихарем и священник, и диакон: «Возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения, и одеждею веселия одея мя, яко жениху возложи ми венец, и яко невесту украси мя красотою (Ис. 61:10).

Над епитрахилью священник читает: «Благословен Бог, изливаяй благодать Свою на священники Своя яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его»(Пс. 132:2).

Священник над поясом читает: «Благословен Бог, препоясуяй мя силою, и положи непорочен путь мой, совершаяй нозе мои, яко елени, и на высоких поставляяй мя» (Пс. 17:33-34).

Над поручами (или нарукавниками) и священник, и диакон читают на правую сторону: «Десница Твоя, Господи, прославися в крепости: десная Твоя рука, Господи, сокруши враги, и множеством славы Твоея стерл еси супостаты» (Исх. 15:6-7) — и на левую: «Руце Твои сотвористе мя и создасте мя: вразуми мя, и научуся заповедем Твоим» (Пс. 118:73).

Если у священника есть набедренник, т. е. то, что у русских называется палицей (того, что мы называем набедренником, т. е. той награды, которая введена у нас в XIX веке и которой нигде на Востоке нет, почему у нас эта часть облачения не имеет своей специальной молитвы), он над набедренником или палицей читает: «Препояши мечь Твой по бедре Твоей, Сильне, красотою Твоею, и добротою Твоею, и наляцы, и успевай, и царствуй, истины ради, и кротости, и правды, и наставит Тя дивно десница Твоя всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь» (Пс. 44:4-5).

При облачении в фелонь священник читает: «Священницы Твои, Господи, облекутся в правду, и преподобнии Твои радостию возрадуются, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь» (Пс. 131:9).

На орарь диакон не читает никакой молитвы.

Греческий порядок облачения ничем не отличается от нашего ни в венецианской, ни в иерусалимской редакции служебника. Одно только отмечено в иерусалимском чине, а именно, что диакон перед каждой одеждой, кроме положенных молитв, говорит: «Господу помолимся — Господи, помилуй».

После облачения диакон и священник омывают руки при чтении псалма: «Умыю в неповинных руце мои и обыду Жертвенник Твой, Господи, еже услышати ми глас хвалы Твоея, и поведати вся чудеса Твоя. Господи, возлюбих благолепие дому Твоего и место селения славы Твоея. Да не погубиши с нечестивыми душу мою и с мужи кровей живота моего, ихже в руках беззакония, десница их исполнися мзды. Аз же незлобием моим ходих, избави мя, Господи, и помилуй мя. Нога моя ста на правоте, в церквах благословлю Тя, Господи» (Пс. 25:6-12).

Диакон приготовляет все потребное для совершения Евхаристии, а именно: снимает покровы с престола и жертвенника, зажигает свечу или лампаду на жертвеннике и ставит на нем сосуды и все необходимое. Слева ставит святой дискос, а справа — святую Чашу. Рядом должны быть положены оба малых покровца и воздýх. Иерусалимский чин предписывает произнесение диаконом в это время тропаря предпразднества Рождества Христова: «Готовися, Вифлееме, отверзися всем, Едеме …»

Пред8 цrкими вратaми на пригот0вленномъ столЁ полагaютсz нHвыz nдє1жды, къ њсщ7eнію принесє1нныz, їерeй же въ є3пітрахи1ли и3 фелHни съ кади1льницею, и3сх0дитъ въ цrкіz двє1ри, и3 покади1въ кrтоwбрaзнw nдє1жды, nбhчнw начинaетъ:

Б lгословeнъ бGъ нaшъ: Чтeцъ: Ґми1нь: Ц Rю2 нбcный: Трис™0е. Џ§е нaшъ: Їерeй же: Ћкw твоE є4сть цrтво: Чтeцъ: ГDи поми1луй, в7i. Слaва, и3 нhнэ: Пріиди1те, поклони1мсz: три1жды.

С E что2 добро2, и3ли2 что2 красно2, но є4же жи1ти брaтіи вкyпэ; Ћкw мЂро на главЁ, сходsщее на брадY, брадY ґарHню, сходsщее на nмє1ты nдeжды є3гw2: Ћкw росA ґермHнскаz, сходsщаz на г0ры сіHнскіz. ћкw тaмw заповёда гDь бlгословeніе и3 жив0тъ до вёка.

Слaва, и3 нhнэ: Ґллилyіа, три1жды.

Діaконъ: Главы6 вaшz гDеви приклони1те.

В Lко б9е вседержи1телю, всёхъ бlги1хъ подaтелю и3 њсщ7eніz и3ст0чниче, при1зри нhнэ на мlтву нaшу, и3 nдє1жды сі‰ [и3менyетъ и5хъ ] въ ўкрашeніе и3 бlголёпіе сщ7eнныхъ служи1телей твои1хъ соwружє1нныz, бlгодaтію прес™aгw твоегw2 д¦а, њкроплeніемъ воды2 сеS сщ7eнныz бlгословeнны, с™ы и3 њсщ7eнны, и3 всёхъ тёми њдёющихсz достHйны с™ы6мъ твои6мъ тaйнамъ служи1ти, и3 тебЁ бlгоугождaти всегдA сотвори2.

И# возглашaетъ: Ћкw ты2 є3си2 њсщ7eніе нaше, и3 тебЁ слaву возсылaемъ со є3динор0днымъ твои1мъ сн7омъ, и3 съ прес™hмъ, и3 бlги1мъ, и3 животворsщимъ твои1мъ д¦омъ, нhнэ и3 при1снw, и3 во вёки вэкHвъ.

Їерeй же взeмъ сщ7eнную в0ду, кропи1тъ є4ю предлежaщыz nдє1жды, глаг0лz:

Њ сщ7aютсz nдє1жды сі‰ [и3менyетъ и5хъ ] бlгодaтію всес™aгw д¦а, њкроплeніемъ воды2 сеS сщ7eнныz, во и4мz nц7A, и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а, ґми1нь. Три1жды.

Читайте так же:  Какую молитву читать когда тяжело

И# ѓще ѓбіе літургисaти и4мать, не творS tпyста, сaмъ їерeй вн0ситъ и5хъ во с™hй nлтaрь, њблачaетсz въ нS, и3 слyжитъ: ѓще же служи1ти не и4мать, сотвори1въ nбhчный дневнhй tпyстъ, вн0ситъ | въ nлтaрь, и3 на с™0й трапeзэ полагaетъ.

Вхождение священника в храм сопровождается входными молитвами, которые он, еще не облаченный, читает перед Царскими Вратами, благоговейно испрашивая у Бога силы на служение. Он просит укрепить его в предстоящую службу и очистить от грехов, давая возможность совершить таинство без осуждения. Эта молитва звучит так: «Господи, низпосли руку Твою с высоты святаго жилища Твоего, и укрепи мя в предлежащую службу сию. Да неосужденно предстану страшному Престолу Твоему, и безкровное священнодействие совершу. Яко Твоя есть сила и слава во веки веков. Аминь».

После этого священник испрашивает прощения у тех, кто находится в храме в этот момент, заходит в алтарь с чтением псалма: «Вниду в дом Твой…», трижды поклоняется Престолу и облачается, читая молитвы, раскрывающие смысл иерейских одежд.

Изначально клирики не имели специальных одежд, но со временем получили некоторые внешние знаки отличия от других членов Церкви. Облачения дьяконов, священников и епископов во многом схожи. В облачение дьякона входит стихарь, орарь и поручи. У священника кроме этого есть еще епитрахиль (орарь, сложенный вдвое), пояс и фелонь.

Все эти детали облачения пришли к нам из Византии и имеют символическое значение. Когда священник надевает священнические одежды, он читает молитвы, в которых раскрывается смысл каждой части облачения.

Священнический стихарь обычно называют подризником. Облачаясь в него, священник вспоминает о нетленности крещения, в котором люди во Христа облеклись.

Стихарь напоминает белую рубаху и означает целомудрие и чистоту — те брачные одежды, в которых Господь ждет нас на Свой брачный пир. Невеста Христова — это Церковь, а Церковь — это мы с вами. Священник, облачаясь в белоснежные одежды пред началом Литургии, олицетворяет брак Церкви и Христа. Он входит в алтарь как представитель народа Божиего. Он не отделен от собравшихся в храме, но приходит к Богу как возглавитель этого народа.

Поручи (дьяконские и священнические) надеваются в знак того, что не своими силами, не своими руками, не своей властью, не своим разумом клирик совершает богослужение, а силой Божией и Его милостью. Он ничего не сможет совершить, если его руки не преисполнятся Божественной благодатью.

Надевая пояс, священник молится: «Благословен Бог, препоясуяй мя силою…» Пояс — это готовность к послушанию и служению: священник готов идти, куда ему укажет Бог, внимать всем Его приказам, слышать Его зов: священнослужителю надлежит быть воином Христовым!

В облачение священника место дьяконского ораря занимает епитрахиль, символизирующая благодать священства. Епитрахиль похожа на ярмо, в которое запрягают вола или лошадь. Апостол Павел предостерегает: «Не заграждай рта у вола молотящего» (1 Кор. 9: 9). Вол ходит по кругу и вращает жернова; он молотит зерно, и это — тоже евхаристический образ. Облачаясь, священник обещает Богу усердно трудиться для Него. Епитрахиль выражает его готовность тянуть свою лямку, подобно запряженному волу.

Но это ярмо возлагается на него, как благодать. Благодать эта — не легкость, не радость, но — та благодать, о которой сказано: «Иго Мое благо» (Мф. 11: 30). Без епитрахили не совершается ни одна служба.

Наконец, священник облачается в фелонь, или ризу, которая символизирует славу Церкви, ее чистоту и святость, ее благодатность, покрывающую все недостатки человеческие, все его немощи и внутренние изъяны. Он облачается в ризу правды, как в броню, совершенно недоступную всем супротивным силам. После этого он умывает руки. Это символизирует непорочность его души и жизни.

Дьяконский стихарь и поручи имеет то же значение, что и подризник священника. Облачаясь в него, дьякон читает те же молитвы.

Слово «орарь» восходит к латинскому глаголу «adoro», что означает «молиться». Орарем дьякон призывает прихожан к молитве. Орарь символизирует ангельские крылья за спиной. Обратите внимание: на иконах Ангелы изображаются в дьяконских одеждах — в стихаре и ораре. Ангелы непрестанно молятся, непрестанно славословят Бога, и дьяконское молитвенное служение носит характер служения ангельских чинов.

В облачение епископа тоже входят стихарь, епитрахиль, пояс и поручи. Саккос, заменяющий фелонь, похож на дьяконский стихарь, только шире и короче. Он имеет то же значение, что и священническая фелонь. Омофор означает заблудшую овцу и напоминает: епископское служение состоит в том, чтобы каждую заблудшую овцу привести к Спасителю.

Посох в руке епископа символизирует непрестанное странствование Церкви, не имеющей пристанища на земле, но всегда находящейся на пути в Царствие Небесное, потому что только там — наша истинная родина, только там — наше отечество.

Митра, возлагающаяся на главу епископа, олицетворяет терновый венец Христа, потому что Церковь, в которой правит епископ, по словам Святейшего Патриарха Алексия I, — это Тело Христово, всегда ломимое, всегда подвергаемое осмеянию, оплыванию и распятию.

Любая храмовая символика для нас, православных христиан, очень важна, но все же, не абсолютна. Мы должны понимать ее временн?й, исторический характер и смысл. Так, если на клирике в данный момент нет облачения, от этого он не перестает быть священнослужителем. В тюрьмах и лагерях священники не имели облачений и все же совершали Таинства.

В древности символом называлась глиняная или деревянная печать, разламывавшаяся пополам, когда расставались двое близких людей, которые затем хранили свои части в знак верности и единства. Таким образом, символ был знаком того, что соединяет людей, делая их единым целым.

Сейчас под словом «символ» часто понимают изображение чего-то такого, что в реальности отсутствует; он играет некую искусственную, чуть ли не театральную роль. Например, в некоторых книгах по литургике написано, что во время Малого входа, священник «изображает» шествие Христа на проповедь. Так поздняя символика, пытаясь объяснить Литургию, часто скорее замутняет смысл происходящего, нежели объясняет его. В определенном смысле происходит профанация всего священного, трепетного и таинственного, того, что словами описать и объяснить невозможно, что может быть только явлением силы и Духа.

На самом же деле никто ничего не изображает. Литургия не призвана изображать, Литургия призвана являть! Любой церковный символ являет реальность и присутствие, а отнюдь не замещает собой отсутствие. Так, если бы икона была символом, замещающим Христа, она немедленно превратилась бы в идола.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Символ присутствует в Литургии, как знак неизъяснимого, но реального, потому что слова оказываются недостаточными для того, чтобы явить реальность происходящего. Символ помогает нам так же, как помогает притча.

Молитвы на облачение Священнослужителей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here