О молитве митрополит иларион

На данной странице вы найдете детальное описание: о молитве митрополит иларион - подобранную специально для Вас!

О молитве. Митрополит Иларион (Алфеев)

Сегодня мы начинаем публикацию записей телевизионных передач, выходивших в эфир по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II весной 1999 года

МОЛИТВА-ВСТРЕЧА

Молитва — это встреча с Богом Живым. Христианство дает человеку непосредственный доступ к Богу, Который слышит человека, помогает ему, любит его. В этом коренное отличие христианства, например, от буддизма, где во время медитации молящийся имеет дело с неким безличным сверхбытием, в которое он погружается и в котором растворяется, но Бога как живую Личность он не чувствует. В христианской молитве человек ощущает присутствие Бога Живого.

В христианстве нам раскрывается Бог, ставший Человеком. Когда мы стоим перед иконой Иисуса Христа, мы созерцаем Бога Воплотившегося. Мы знаем, что Бога невозможно представить, описать, изобразить на иконе или картине. Но можно изобразить Бога, ставшего Человеком, — такого, каким Он явился людям. Через Иисуса Христа как Человека мы раскрываем для себя Бога. Это раскрытие происходит в молитве, обращенной ко Христу.

Через молитву мы узнаем, что Бог участвует во всем, что происходит в нашей жизни. Поэтому беседа с Богом должна быть не фоном нашей жизни, но ее главным содержанием. Между человеком и Богом существует множество барьеров, которые преодолеваются только с помощью молитвы.

Часто спрашивают: зачем нужно молиться, просить у Бога что-либо, если Бог и так знает, что нам нужно? На это я бы ответил так. Мы молимся не для того, чтобы у Бога что-то выпросить. Да, в каких-то случаях мы просим у Него конкретной помощи в тех или иных житейских обстоятельствах. Но главным содержанием молитвы должно быть не это.

Бог не может быть лишь “вспомогательным средством” в наших земных делах. Главным содержанием молитвы должно всегда оставаться само предстояние Богу, сама встреча с Ним. Молиться нужно для того, чтобы побыть с Богом, соприкоснуться с Богом, ощутить присутствие Бога.

Однако встреча с Богом в молитве происходит не всегда. Ведь даже встречаясь с человеком, мы далеко не всегда можем преодолеть разделяющие нас барьеры, сойти в глубины, часто наше общение с людьми ограничивается лишь поверхностным уровнем. Так и в молитве. Порой мы чувствуем, что между нами и Богом — словно глухая стена, что Бог нас не слышит. Но мы должны понять, что этот барьер поставлен не Богом: мы сами своими грехами воздвигаем его. По словам одного западного средневекового богослова, Бог всегда рядом с нами, но мы бываем далеки от Него, Бог всегда слышит нас, но мы не слышим Его, Бог всегда внутри нас, но мы -снаружи, Бог в нас дома, но мы в Нем чужие.

Будем помнить об этом, когда готовимся к молитве. Будем помнить о том, что всякий раз, вставая на молитву, мы соприкасаемся с Богом Живым.

Игумен Иларион (Алфеев) О МОЛИТВЕ. Фонд «Христианская жизнь», Клин, 2001

Запись телевизионных передач, выходивших в эфир по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II весной 1999 года

Хотя зал Дворца культуры МАИ и не был полон, в нём собралось много слушателей — прежде всего, студентов самого Авиационного института. Пришедшие на встречу были людьми разных взглядов и разной степени воцерковлённости, поэтому выступление митрополита Илариона носило характер своеобразного «религиозного ликбеза». В течение часа владыка осветил основные проблемы, важные для интересующегося верой и молитвой человека, а затем ответил на вопросы аудитории.

Диалог с Богом

После краткого вступления ректора МАИ Анатолия Геращенко митрополит Иларион отметил, что сегодня многие люди «считают себя верующими, но не имеют никакого опыта молитвы. Для них актуален вопрос, зачем и как молиться, нужно ли говорить Богу то, что Ему и так известно, и как быть, если ты не знаешь ни одной молитвы. «Молитва — это не монолог, а диалог, — напомнил митрополит. — Это возможность встречи с живым Богом, Который слышит человека и способен отвечать на молитву». Для верующего человека такая встреча — не просто средство для достижения конкретной цели, но прежде всего, разговор с Богом, в котором человек получает ответ на свои слова и желания.

С другой стороны, как подчеркнул архиерей, бывает, что человек обращается к Богу, но диалога не происходит. Владыка пояснил, что чувство душевной пустоты, одиночество во время молитвы связано с тем, что человек сам по той или иной причине не готов к встрече с Богом, не настроен на неё: «Слова молитвы не доходят до Бога, потому что не доходят до самого человека».

Повторение формул или ритм жизни?

Не менее важен вопрос о том, когда и сколько раз нужно молиться. Здесь председатель ОВЦС напомнил высказывание святителя Григория Богослова: «Вспоминать о Боге нужно чаще, чем дышать». Эти слова, убеждён владыка, не риторика. Конечно, обычный человек не может 24 часа в сутки молиться, как молятся на богослужении, но для него возможно научиться жить так, чтобы вся его жизнь была предстоянием перед Богом. «Молитва — это не только произнесение слов, а настраивание человека на определённый тон: молитва должна пронизывать все дела», — конкретизировал владыка Иларион. Молитва может стать главным содержанием жизни, если человек все свои дела посвящает Богу.

Важная черта молитвы — благодарность. Неверующий человек, по словам архиерея, отличается от верующего именно отсутствием благодарности: для него всё хорошее в жизни — следствие случайностей или результат собственных заслуг. А для верующего жизнь, здоровье, встречи с людьми — дар Божий.

Слова и дела

Митрополит Иларион подчеркнул, что молитва может быть очень простой: «Для того, чтобы молиться, необязательно знать молитвы — Бог поймёт человека и без слов. Бог всегда слышит человека, но человек не всегда слышит Бога». Архипастырь кратко рассказал об основных христианских молитвах (Иисусовой молитве, «Отче наш), о смысле понятия «молитвенное правило» и о роли иконы в молитвенной практике.

Значение молитвы для повседневной жизни можно объяснить просто: «Всякое дело, перед которым не идёт молитва, лучше не делать». Таким образом человек мог бы избежать многих грехов и даже преступлений. Но здесь важно, чтобы молитва никогда не надоедала человеку, не стала механической, а для этого важно чередовать тексты из молитвослова с собственными словами. Молиться, отметил владыка, можно в любом месте и в любом положении — стоя, и сидя и при необходимости даже лёжа, хотя, конечно, традиционно на молитве принято стоять: так легче сосредоточиться. Однако и молитва сидя не является чем-то чуждым Православию: в греческих церквах почти всегда есть скамейки, и немалую часть службы прихожане сидят.

Читайте так же:  Молитва заговор на работу

Молитва, грех и Церковь

Важной частью выступления митрополита Илариона был рассказ о влиянии молитвы на человеческие отношения. Многие спрашивают: зачем молиться о близких людях, если Богу и так известно их будущее? «Мы молимся о людях потому, что мы любим их, или потому, что должны их любить», — пояснил митрополит. Эта любовь должна относиться, конечно же, не только к друзьям: «Если человек совершает грехи, он заслуживает не презрения, а сострадания».

Один из самых острых вопросов современного человека — зачем ходить в храм, если верить и молиться можно и внутри себя. Как подчеркнул владыка, в таком рассуждении немало лукавства: невозможно быть христианином и при этом не быть членом церковной общины, так же, как невозможно быть семейным человеком и при этом не жить в семье. Человек молится не как изолированное существо, а как член церковной общины, и от этого получает силу. Кроме того, только в храме становятся возможны Таинства.

После лекции владыке пришло много вопросов — как в записках, так и непосредственно из зала. Они были посвящены не только теме встречи, но и другим вопросам. Так, митрополита спросили, как долго нужно пытаться привести человека к Богу. Ответ был конкретен: «До тех пор, пока он не придёт к Богу». Однако владыка Иларион подчеркнул, что проблема здесь в другом: каким образом приводить человека к вере, особенно если это сопровождается настойчивыми ссорами и скандалами. «Лучший способ — быть живым примером», — напомнил митрополит.

Зал оживился после вопроса о том, кому можно молиться при несчастной любви. Архиерей ненадолго задумался, а затем сказал, что «в этом случае нужно молиться Богу — я не знаю каких-то святых, которые помогают в этом случае». Вообще же, напомнил лектор, к обычаю молиться определённым святым в определённых случаях нужно относиться очень осторожно, даже если это советуют в церковной среде. Например, очень распространён сомнительный совет молиться при головной боли Иоанну Крестителю, потому что ему отсекли голову. Владыка подчеркнул, что «святые — это не какие-то специалисты по врачеванию человеческих недугов».

В конце встречи председателя ОВЦС спросили и о том, куда ведут экуменические контакты и возможно ли объединение разных христианских церквей. Владыка напомнил о важности диалога с инославными, но «теорию ветвей» отверг: «Мы верим в то, что есть одна Церковь, она имеет свои видимые границы, и Православная Церковь является той истинной и единой Церковью, которую основал Христос». Так же скептически он отреагировал на упоминание о концепции «философской веры» Карла Ясперса, которая должна, по мысли философа, преодолеть различия между религиями. «Мы, православные христиане, в это не верим», — заявил митрополит Иларион, прямо сказав, что объединять разные веры в одну «невозможно и не нужно».

После общения владыки с аудиторией МАИ подарил митрополиту несколько памятных книг, а глава ОВЦС подписал для институтской библиотеки свой двухтомник «Православие».

22 марта 2019 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион совершил в храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке Литургию Преждеосвященных Даров. Архипастырю сослужили клирики храма.

После сугубой ектении митрополит Иларион вознес молитву о мире на Украине.

По окончании богослужения владыка Иларион обратился к присутствующим cо словом проповеди:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, в день памяти четыредесяти мучеников Севастийских, мы совершили Литургию Преждеосвященных Даров. Эта Литургия совершается только в Великом посту и имеет особый покаянный и назидательный характер.

На Литургии Преждеосвященных Даров поется песнопение, которое начинается словами: «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою». Это песнопение построено на стихах из псалмов. И третий стих, который избран для этого песнопения, звучит так: «Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих».

На эти слова я хотел бы сегодня обратить наше внимание. Почему псалмопевец произнес эти слова и почему они звучат на каждой Преждеосвященной Литургии? И почему слова эти звучат в напоминание, как мы должны вести себя и как надобно следить за своим языком?

Мы помним слова Господа Иисуса Христа: «Не то, что входит в уста оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека» (Мф. 15.11). Очень часто мы не следим за своими словами, грешим многословием, празднословием, а некоторые из нас грешат и употреблением нецензурных выражений. И много всякой грязи и мусора примешивается к нашей речи.

Господь через псалмопевца Давида в Великом посту напоминает, что мы должны следить не только за тем, что входит в наши уста, но и что исходит из наших уст. Мы очень хорошо знаем, что в течение Великого поста не должно входить в наши уста: читая каждый день календарные заметки, мы видим, какую пищу можно вкушать, а какую – нет. Но никто еще не догадался создать словарь, состоящий из слов, которые нельзя употреблять в Великом посту. А если б такой словарь был создан, то лучше было бы его не читать, потому что, к сожалению, очень многие люди, в том числе верующие, православные, а иной раз даже и носящие священный сан, позволяют себе такие слова, которые христианину вообще не подобает ни произносить, ни слышать.

Не случайно в молитве святого Ефрема Сирина, которая читается в Великом посту, мы просим Господа избавить нас от духа празднословия. И не случайно также в песнопении, о котором я сегодня говорю, звучат слова: «Не уклони сердца моего в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех». Словеса лукавствия – это те злые, недобрые, неправдивые слова, которые тоже иной раз мы произносим по разным поводам – или для того, чтобы искать извинения в своих грехах, или по каким-то иным причинам.

Пост заключается не только в воздержании от тех или иных видов скоромной пищи – в неменьшей степени он заключается и в том, чтобы приучать свой язык воздерживаться от празднословия и не произносить словеса лукавствия, без которых можно обойтись, а также злые, грязные, несправедливые слова; чтобы наш язык служил нашему уму, а ум был обращен к Богу.

Читайте так же:  Молитва от скорби и уныния

Можно по собственному опыту узнать связь между празднословием и теми трудностями, которые мы испытываем порой в молитве. Если мы долго говорили на ту или иную тему, произнесли много праздных слов, зачастую потом, становясь на молитву, нам трудно сосредоточиться, ибо мы растратили свой внутренний запас на произнесение словес лукавствия. А если мы живем в постоянном молчаливом предстоянии перед Богом, тогда и каждое наше слово будет на вес золота, и мы не только не станем произносить праздные слова, но слова наши будут наполнены благодатью, которая исходит от Бога и которую мы приобретаем в опыте молитвы. Вот почему для этого песнопения подобраны слова, которые говорят нам и о молитве, и о том, чтобы воздерживаться от празднословия.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою – подобно кадильному дыму должна возноситься наша молитва к Богу. Но для того, чтобы она была таковой, для того, чтобы Господь, как говорится в Ветхом завете, обонял благоухание нашей молитвы, язык наш должен воздерживаться от праздных слов, от слов грязных и от словес лукавствия.

Будем в течение Великого поста с особым вниманием следить за своим языком – за тем, что и как мы говорим. И будем просить Господа, чтобы избавил нас от духа празднословия, дабы молитва наша всегда беспрепятственно возносилась к Богу. Аминь».

E-mail: [email protected]
© Митрополит Волоколамский Иларион

Разработка сайта: Интернет агентство «Вебстрой», 2015

Митрополит Иларион (Алфеев)

Отче наш. Толкование молитвы

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви

На 1-й странице обложки: А. Рублев. Спас Вседержитель. Икона, 1410-1420-е гг.

На 2-й странице обложки: Явление Христа ученикам (фрагмент). Миниатюра Евангелиария Византия. XI в. Монастырь Дионисиат, Афон

На 3-й странице обложки: А. Рублев. Троица. 1420-е гг. ГТГ

Молитва «Отче наш» занимает особое положение среди других молитв. Только ее называют молитвой Господней, потому что она сочинена не человеком: ее автором является Сам Бог.

О молитве «Отче наш» написано много книг. Ее толковали Отцы Церкви и богословы нового времени, ее перелагали в стихи поэты, на ее текст писали музыку композиторы. Но главная ценность этой молитвы в том, что ее словами на протяжении вот уже почти двух тысяч лет молились и молятся христиане по всему миру.

Видео (кликните для воспроизведения).

Эта небольшая книга призвана сжато и в доступной форме изложить содержание молитвы «Отче наш». В ее основу легла глава из книги «Нагорная проповедь», входящей в шеститомную серию «Иисус Христос. Жизнь и учение». Молитва «Отче наш» – часть Нагорной проповеди, занимающей три главы в Евангелии от Матфея и представляющей собой самое длинное поучение Иисуса из этого Евангелия.

Ученики часто видели Иисуса молящимся[1] и не могли не ощущать Его близость к Богу Им тоже хотелось приобщиться к этим особым отношениям с Богом, поэтому однажды, когда Он окончил молитву, один из них попросил Его: «Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих». В ответ Иисус диктует текст молитвы «Отче наш». Такова версия Луки (Лк. 11:1–2).

У Матфея мы находим молитву «Отче наш» в составе Нагорной проповеди, где она появляется без просьбы учеников (Мф 6:9-13).

Если следовать тем двум версиям происхождения молитвы, которые содержатся в Евангелиях, то их гармонизация приводит к следующему выводу: Иисус продиктовал молитву «Отче наш» Своим ученикам дважды – один раз в составе Нагорной проповеди, а другой раз в ответ на их просьбу научить их молитве.

Иисус мог повторять эту молитву и в других ситуациях, и ученики вполне могли начать использовать ее в собственной молитвенной практике еще при Его жизни. Было бы даже странно, если бы ученики, услышав молитву из уст Иисуса не менее чем дважды, в том числе один раз в ответ на свою прямую просьбу, потом тотчас бы ее забыли и не использовали. Сам Иисус мог произносить эту молитву вместе с учениками, и ее сохранение в молитвенном обиходе ранней Церкви было прямым продолжением той практики, которая сложилась в общине Его учеников.

Молитва «Отче наш» в христианской традиции получила название молитвы Господней. С точки зрения Церкви, это единственная молитва, содержащаяся в литургических книгах, которая не была составлена людьми, но была продиктована Богом для людей. В этом отношении она уникальна. В каком-то смысле она служит образцом для многих других молитв, составленных людьми.

Молитва «Отче наш» содержит в себе ключевые понятия христианского богословия: Отец Небесный, имя Божие, Царство Божие, воля Божия, небо и земля, хлеб насущный, оставление долгов (грехов), искушение, лукавый. Каждое из этих понятий имеет предысторию в Ветхом Завете, наполнено многообразным смыслом в прямой речи Иисуса, имеет богатую историю толкования в последующей христианской традиции. Среди ее толкователей – учители ранней Церкви (Тертуллиан, Киприан Карфагенский, Ориген), восточные Отцы Церкви (Ефрем Сирин, Кирилл Иерусалимский, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, Максим Исповедник), западные Отцы (Амвросий, Иероним, Августин, Иоанн Кассиан), авторы последующих веков вплоть до наших современников.

Многие современные исследователи разделяют молитву «Отче наш» на две половины, каждая из которых включает по три прошения. В первых трех прошениях, следующих за обращением к Отцу Небесному, молящиеся сосредоточены на Боге, к Которому обращаются на «Ты»:

В следующих прошениях внимание молящихся как бы переключается на самих себя, и они говорят о своих нуждах:

Две половины молитвы иногда называют божественной (соответствующей словам «как на небе») и человеческой (соответствующей словам «и на земле»). В то же время подчеркивают внутреннее единство молитвы, позволяющее говорить о том, что в обеих ее половинах присутствуют и Бог, и человек, и небесное, и земное: человеческое «мы» и божественное «Ты», небесное «Твое» и человеческое «наше» взаимодействуют в молитве, формируя «диалектическую связь, подобно двум сторонам одной монеты, которые можно отличить, но невозможно отделить одну от другой»[2].

1. «Отче наш, сущий на небесах»

Молитва Господня открывается обращением к Богу: Πάτερ ἡμῶν ὁ ἐν τοῖς οὐρανοῖς. В буквальном переводе с греческого: «Отче наш, Который на небесах» (слово «сущий» в русском Синодальном переводе добавлено по смыслу; славянский перевод более буквален: «Отче наш, иже еси на небесех»).

Читайте так же:  Прощение у Господа Бога молитва

До нас молитва Господня дошла только в греческом переводе, и любая ее реконструкция, будь то еврейская или арамейская, носит гипотетический характер. Однако на основании троекратного использования арамейского слова «авва» (אבא ’abbā) в Новом Завете можно предположить, что именно с этого слова Иисус начал молитву. В Гефсиманском саду Он будет молиться словами: «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мр. 14:36). В греческом переводе слово «авва» переводится как πάτερ («отец» в звательном падеже). Изначально слово «авва» использовалось в семейном быту: этим именем ребенок называл своего отца; это же слово применялось к пожилым людям. Употребление этого слова в молитве, адресованной к Богу, необычно, хотя само обращение к Богу как Отцу не было беспрецедентным.

В канонических книгах Ветхого Завета Бог называется Отцом в общей сложности 15 раз (Втор. 32:6; 2 Цар. 7:14; 1 Пар. 17:13; 22:10; 28:6; Пс. 67:6; 88:27; Ис. 63:16; 64:8; Иер. 3:4, 19; 31:9; Мал. 1:6; 2:10). Еще несколько случаев употребления имени «Отец» применительно к Богу мы находим в неканонических книгах (Тов. 13:4; Прем. 14:3; Сир. 23:1, 4; 3 Макк. 6:2, 6). Имя «Отец» по отношению к Богу многократно употребляет Филон Александрийский и семь раз – Иосиф Флавий.

Ориген, выдающийся знаток Священного Писания, провел специальное расследование, касающееся употребления слова «Отец» по отношению к Богу в Ветхом Завете. Своими выводами он делится с читателем на страницах трактата «О молитве»:

О молитве Иисуса говорят все четыре Евангелиста, однако наибольшее количество упоминаний о ней мы находим у Луки: в общей сложности их 12 (Лк. 3:21; 5:16; 6:12; 9:18, 28–29; 10:21; 11:1; 22:32, 41, 44–45; 23:34, 46).

Crossan J. D. The Greatest Prayer. Rediscovering Revolutionary Message of the Lord’s Prayer. London, 2011. P. 47–48.

Хотя зал Дворца культуры МАИ и не был полон, в нём собралось много слушателей — прежде всего, студентов самого Авиационного института. Пришедшие на встречу были людьми разных взглядов и разной степени воцерковлённости, поэтому выступление митрополита Илариона носило характер своеобразного «религиозного ликбеза». В течение часа владыка осветил основные проблемы, важные для интересующегося верой и молитвой человека, а затем ответил на вопросы аудитории.

Диалог с Богом

После краткого вступления ректора МАИ Анатолия Геращенко митрополит Иларион отметил, что сегодня многие люди «считают себя верующими, но не имеют никакого опыта молитвы. Для них актуален вопрос, зачем и как молиться, нужно ли говорить Богу то, что Ему и так известно, и как быть, если ты не знаешь ни одной молитвы. «Молитва — это не монолог, а диалог, — напомнил митрополит. — Это возможность встречи с живым Богом, Который слышит человека и способен отвечать на молитву». Для верующего человека такая встреча — не просто средство для достижения конкретной цели, но прежде всего, разговор с Богом, в котором человек получает ответ на свои слова и желания.

С другой стороны, как подчеркнул архиерей, бывает, что человек обращается к Богу, но диалога не происходит. Владыка пояснил, что чувство душевной пустоты, одиночество во время молитвы связано с тем, что человек сам по той или иной причине не готов к встрече с Богом, не настроен на неё: «Слова молитвы не доходят до Бога, потому что не доходят до самого человека».

Повторение формул или ритм жизни?

Не менее важен вопрос о том, когда и сколько раз нужно молиться. Здесь председатель ОВЦС напомнил высказывание святителя Григория Богослова: «Вспоминать о Боге нужно чаще, чем дышать». Эти слова, убеждён владыка, не риторика. Конечно, обычный человек не может 24 часа в сутки молиться, как молятся на богослужении, но для него возможно научиться жить так, чтобы вся его жизнь была предстоянием перед Богом. «Молитва — это не только произнесение слов, а настраивание человека на определённый тон: молитва должна пронизывать все дела», — конкретизировал владыка Иларион. Молитва может стать главным содержанием жизни, если человек все свои дела посвящает Богу.

Важная черта молитвы — благодарность. Неверующий человек, по словам архиерея, отличается от верующего именно отсутствием благодарности: для него всё хорошее в жизни — следствие случайностей или результат собственных заслуг. А для верующего жизнь, здоровье, встречи с людьми — дар Божий.

Слова и дела

Митрополит Иларион подчеркнул, что молитва может быть очень простой: «Для того, чтобы молиться, необязательно знать молитвы — Бог поймёт человека и без слов. Бог всегда слышит человека, но человек не всегда слышит Бога». Архипастырь кратко рассказал об основных христианских молитвах (Иисусовой молитве, «Отче наш), о смысле понятия «молитвенное правило» и о роли иконы в молитвенной практике.

Значение молитвы для повседневной жизни можно объяснить просто: «Всякое дело, перед которым не идёт молитва, лучше не делать». Таким образом человек мог бы избежать многих грехов и даже преступлений. Но здесь важно, чтобы молитва никогда не надоедала человеку, не стала механической, а для этого важно чередовать тексты из молитвослова с собственными словами. Молиться, отметил владыка, можно в любом месте и в любом положении — стоя, и сидя и при необходимости даже лёжа, хотя, конечно, традиционно на молитве принято стоять: так легче сосредоточиться. Однако и молитва сидя не является чем-то чуждым Православию: в греческих церквах почти всегда есть скамейки, и немалую часть службы прихожане сидят.

Молитва, грех и Церковь

Важной частью выступления митрополита Илариона был рассказ о влиянии молитвы на человеческие отношения. Многие спрашивают: зачем молиться о близких людях, если Богу и так известно их будущее? «Мы молимся о людях потому, что мы любим их, или потому, что должны их любить», — пояснил митрополит. Эта любовь должна относиться, конечно же, не только к друзьям: «Если человек совершает грехи, он заслуживает не презрения, а сострадания».

Один из самых острых вопросов современного человека — зачем ходить в храм, если верить и молиться можно и внутри себя. Как подчеркнул владыка, в таком рассуждении немало лукавства: невозможно быть христианином и при этом не быть членом церковной общины, так же, как невозможно быть семейным человеком и при этом не жить в семье. Человек молится не как изолированное существо, а как член церковной общины, и от этого получает силу. Кроме того, только в храме становятся возможны Таинства.

Читайте так же:  Молитва когда нет сил

После лекции владыке пришло много вопросов — как в записках, так и непосредственно из зала. Они были посвящены не только теме встречи, но и другим вопросам. Так, митрополита спросили, как долго нужно пытаться привести человека к Богу. Ответ был конкретен: «До тех пор, пока он не придёт к Богу». Однако владыка Иларион подчеркнул, что проблема здесь в другом: каким образом приводить человека к вере, особенно если это сопровождается настойчивыми ссорами и скандалами. «Лучший способ — быть живым примером», — напомнил митрополит.

Зал оживился после вопроса о том, кому можно молиться при несчастной любви. Архиерей ненадолго задумался, а затем сказал, что «в этом случае нужно молиться Богу — я не знаю каких-то святых, которые помогают в этом случае». Вообще же, напомнил лектор, к обычаю молиться определённым святым в определённых случаях нужно относиться очень осторожно, даже если это советуют в церковной среде. Например, очень распространён сомнительный совет молиться при головной боли Иоанну Крестителю, потому что ему отсекли голову. Владыка подчеркнул, что «святые — это не какие-то специалисты по врачеванию человеческих недугов».

В конце встречи председателя ОВЦС спросили и о том, куда ведут экуменические контакты и возможно ли объединение разных христианских церквей. Владыка напомнил о важности диалога с инославными, но «теорию ветвей» отверг: «Мы верим в то, что есть одна Церковь, она имеет свои видимые границы, и Православная Церковь является той истинной и единой Церковью, которую основал Христос». Так же скептически он отреагировал на упоминание о концепции «философской веры» Карла Ясперса, которая должна, по мысли философа, преодолеть различия между религиями. «Мы, православные христиане, в это не верим», — заявил митрополит Иларион, прямо сказав, что объединять разные веры в одну «невозможно и не нужно».

После общения владыки с аудиторией МАИ подарил митрополиту несколько памятных книг, а глава ОВЦС подписал для институтской библиотеки свой двухтомник «Православие».

Эта книга дает простые и ясные ответы на вопросы: что такое молитва? Зачем нужно молиться? Как научиться молитве? Пользуясь доступным языком, митрополит Иларион говорит о молитве как о беседе с Богом, о молитве как преодолении расстояния между Богом и человеком, рассказывает о молитве «Отче наш» и молитве Иисусовой, молитве в храме и дома, за живых и усопших, за близких и за врагов. Автор обращается прежде всего к тем, кто только вступил на путь к Богу и к храму и кто на этом пути делает первые шаги.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Что такое молитвенное правило? Это молитвы, которые человек прочитывает регулярно, ежедневно. Молитвенное правило у всех разное. У одних утреннее или вечернее правило занимает несколько часов, у других – несколько минут. Все зависит от духовного устроения человека, от степени его укорененности в молитве и от того, каким временем он располагает.

Очень важно, чтобы человек исполнял молитвенное правило, пусть даже самое краткое, чтобы в молитве были регулярность, постоянство. Но правило не должно превращаться в формальность. Опыт многих верующих показывает, что при постоянном вычитывании одних и тех же молитв их слова обесцвечиваются, утрачивают свежесть, и человек, привыкая к ним, перестает на них сосредотачиваться. Эту опасность нужно стараться всеми силами избегать.

Мне кажется, что для того, кто живет в миру, не только пятнадцати, но даже и пяти минут утренней и вечерней молитвы, если, конечно, она произносится с вниманием и с чувством, достаточно, чтобы быть настоящим христианином. Важно только, чтобы мысль всегда соответствовала словам, сердце отвечало на слова молитвы, а вся жизнь соответствовала молитве.

Попробуйте, следуя совету святителя Феофана Затворника, выделить какое-то время для молитвы в течение дня и для ежедневного исполнения молитвенного правила. И вы увидите, что это очень скоро принесет плоды.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Эта книга дает простые и ясные ответы на вопросы: что такое молитва? Зачем нужно молиться? Как научиться молитве? Пользуясь доступным языком, митрополит Иларион говорит о молитве как о беседе с Богом, о молитве как преодолении расстояния между Богом и человеком, рассказывает о молитве «Отче наш» и молитве Иисусовой, молитве в храме и дома, за живых и усопших, за близких и за врагов. Автор обращается прежде всего к тем, кто только вступил на путь к Богу и к храму и кто на этом пути делает первые шаги.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Часто спрашивают: как нужно молиться, какими словами, на каком языке? Некоторые даже говорят: «Я не молюсь, потому что не умею, не знаю молитв». Для молитвы не нужно никакое специальное умение. С Богом можно просто беседовать. На богослужении в Православной Церкви мы употребляем особый язык – церковнославянский. Но в личной молитве, когда мы остаемся наедине с Богом, нет нужды в каком-то особом языке. Мы можем молиться Богу на том языке, на каком говорим с людьми, на каком думаем.

Молитва должна быть очень простой. Преподобный Исаак Сирин говорил: «Вся ткань молитвы твоей да будет немногосложна. Одно слово мытаря спасло его, и одно слово разбойника на кресте сделало его наследником Царства Небесного».

Вспомним притчу о мытаре и фарисее: «…два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь; пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне, грешному!» (Лк. 18: 10–13). И эта краткая молитва спасла его. Вспомним и разбойника, который был распят с Иисусом и который сказал Ему: «…помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк. 23: 42). Одного этого было достаточно, чтобы он вошел в Рай.

Читайте так же:  Молитва при освобождении из тюрьмы

Один подвижник говорил, что, если бы мы могли со всей силой чувства, от всего сердца, всей душой сказать одну только молитву «Господи, помилуй», этого было бы достаточно для спасения. Но проблема заключается в том, что, как правило, мы не можем сказать этого от всего сердца, не можем сказать этого всей нашей жизнью. Поэтому, чтобы быть услышанными Богом, мы бываем многословны.

Будем помнить, что Бог жаждет нашего сердца, а не наших слов. И если мы будем обращаться к Нему от всего сердца, то непременно получим ответ.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Эта книга дает простои и ясный ответ на вопрос: Что такое молитва? Зачем нужна молитва? как научится молится?

Предпразднство Успения Пресвятой Богородицы. Прор. Михея (из 12-ти пророков) (VIII в. до Р. Х.). Перенесение мощей прп. Феодосия Печерского (1091).

Прп. Аркадия Новоторжского (XI). Сщмч. Маркелла, еп. Апамейского (ок. 389).

Сщмч. Василия, архиеп. Черниговского, и с ним прмч. Матфея Померанцева и мч. Алексия Зверева (1918); сщмч. Владимира Цедринского пресвитера (1918); сщмчч. Владимира Смирнова и Николая Толгского пресвитеров, прмч. Елевферия Печенникова, прмцц. Евы Павловой игумении, Евдокии Перевозниковой и мч. Феодора Захарова (1937); прп. Александра Уродова исп. (1961).

Икон Божией Матери, именуемой «Беседная» (1383), и Нарвской (1558).

2 Кор., 172 зач., II, 14 – III, 3. Мф., 95 зач., XXIII, 23–28, и за среду (под зачало): 2 Кор., 173 зач., III, 4–11. Мф., 96 зач., XXIII, 29–39. Прп.: Гал., 213 зач., V, 22 – VI, 2. Лк., 24 зач., VI, 17–23.

С этого дня по отдание Успения, на утрене, когда поется великое славословие, катавасия «Преукраше́нная Божественною славою. ».

Эта книга дает простые и ясные ответы на вопросы: что такое молитва? Зачем нужно молиться? Как научиться молитве? Пользуясь доступным языком, митрополит Иларион говорит о молитве как о беседе с Богом, о молитве как преодолении расстояния между Богом и человеком, рассказывает о молитве «Отче наш» и молитве Иисусовой, молитве в храме и дома, за живых и усопших, за близких и за врагов. Автор обращается прежде всего к тем, кто только вступил на путь к Богу и к храму и кто на этом пути делает первые шаги.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Молитва – это диалог. Она включает в себя не только наше обращение к Богу, но и ответ – Самого Бога. Как и во всяком диалоге, в молитве важно не только высказаться, выговориться, но и услышать ответ. Не всегда ответ Бога приходит непосредственно в минуты молитвы, иногда это происходит несколько позже. Бывает, например, что мы просим у Бога немедленной помощи, а она приходит лишь через несколько часов или дней. Но мы понимаем, что это произошло именно потому, что мы в молитве испросили помощи у Бога.

Через молитву мы можем многое узнать о Боге. Молясь, очень важно быть готовым к тому, что Бог нам откроется, но Он может оказаться иным, чем мы Его себе представляли. Часто мы совершаем ошибку, приступая к Богу с собственными представлениями о Нем, и эти представления заслоняют от нас реальный образ Бога Живого, который Сам Бог может нам открыть. Нередко люди в своем сознании создают некоего идола и этому идолу молятся. Этот мертвый, искусственно созданный идол становится препятствием, барьером между Богом Живым и нами, людьми. «Создай себе ложный образ Бога и попробуй молиться ему. Создай себе образ Бога немилостивого и жестокого Судии – и попробуй молиться ему с доверием, с любовью», – замечает митрополит Сурожский Антоний. Так вот, мы должны быть готовы к тому, что Бог от кроется нам не таким, каким мы Его себе представляем. Поэтому, приступая к молитве, нужно отрешиться от всех образов, которые создает наше воображение, человеческая фантазия.

Ответ Бога может приходить различным образом, но молитва никогда не бывает безответной. Если мы не слышим ответа, значит, что-то не в порядке в нас самих, значит, мы еще недостаточно настроились на тот лад, который необходим, чтобы встретиться с Богом.

Есть прибор, называемый камертоном, его используют настройщики роялей; этот прибор дает чистый звук «ля». И струны рояля должны быть натянуты так, чтобы звук, который они издают, находился в точном соответствии со звуком камертона. До тех пор пока струна «ля» не натянута должным образом, сколько бы вы ни ударяли по клавишам, камертон будет молчать. Но в тот момент, когда струна достигает необходимой степени натяжения, камертон, этот металлический безжизненный предмет, вдруг начинает звучать. Настроив одну струну «ля», мастер затем настраивает и «ля» в других октавах (в рояле каждая клавиша ударяет по нескольким струнам, это создает особую объемность звучания). Потом он настраивает «си», «до» и т. д., одну октаву за другой, пока, наконец, весь инструмент не будет настроен в соответствии с камертоном.

Так должно происходить и с нами в молитве. Мы должны настраиваться на Бога, настраивать на Него всю свою жизнь, все струны своей души. Когда мы настроим свою жизнь на Бога, научимся исполнять Его заповеди, когда Евангелие станет нашим нравственным и духовным законом и мы начнем жить в соответствии с заповедями Божьими, тогда мы начнем чувствовать, как душа наша в молитве отзывается на присутствие Божие, подобно камертону, который отзывается на точно натянутую струну.

Видео (кликните для воспроизведения).

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О молитве (Иларион (Алфеев), 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

О молитве митрополит иларион
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here