Пелевин молитва на нефть

На данной странице вы найдете детальное описание: пелевин молитва на нефть - подобранную специально для Вас!

Люди просто не понимают до чего они счастливы. До тех пор, пока это счастье не отберут.

Медицина утверждает, что ***асы бывают трех видов — пассивные, активные и актуальные. Первые два вида ведут себя так потому, что такова их природа, и к ним претензий ни у кого нет. А вот третий вид — это такие ***асы, которые стали ***асами, потому что прочли в журнале «Птюч», что это актуально в настоящий момент. И к ним претензии будут всегда.

Правильно кто-то говорил, что вся наша культура — просто плесень на трубе. Которая существует только потому, что нефть нагревают. Причем нагревают ее совсем не для того, чтобы расцвела плесень. Просто так ее быстрее прокачивать.

— Постмодернизм, вообще-то, уже давно неактуален.
— Что это такое — постмодернизм? — подозрительно спросил Степа.
— Это когда ты делаешь куклу куклы. И сам при этом кукла.
— Да? А что актуально?
— Актуально, когда кукла делает деньги.

— Знаете, Чубайка, — говорил он в промежутках между ударами, — наше общество напоминает мне организм, в котором функции мозга взяла на себя раковая опухоль!
— Эх, Зюзя, — отвечал Чубайка, выпуская струю дыма, — а как быть, если в этом организме все остальное — жопа?
— Чубайка, да как вы смеете? — От гнева Зюзя ударил головой в стену чуть сильнее.
— Зюзя, ну подумайте сами. Будь там что-то другое, опухоль, наверное, и не справилась бы.
— Так она и не справляется, Чубайка!
— А чего вы ждете, Зюзя, от опухоли на жопе?

Кто подумает, что одну процентщицу замочила другая? Будут, как всегда в таких случаях, искать студента-идеалиста в длинном пальто.

Оказалось, что вечность существовала только до тех пор, пока Татарский искренне в нее верил, и нигде за пределами этой веры ее, в сущности, не было. Для того чтобы искренне верить в вечность, надо было, чтобы эту веру разделяли другие, – потому что вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией.

. лето кончилось, так и не выполнив ни одного из своих обещаний.

Откровение любой глубины и ширины неизбежно упрется в слова. А слова неизбежно упрутся в себя.

Про этот мир вообще никто ничего по-настоящему не понимает.

Любой имидж имеет четкое денежное выражение. Если даже он подчеркнуто некоммерческий, то сразу возникает вопрос, насколько коммерчески ценен такой тип некоммерциализованности. Отсюда и знакомое любому чувство, что все упирается в деньги.

– Усложняешь, – махнул рукой Морковин. – Жизнь проще и глупее.

Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях.

Когда исчезает субъект вечности, то исчезают и все ее объекты, – а единственным субъектом вечности является тот, кто хоть изредка про нее вспоминает.

— Как это странно — он умер, а мы живем. Только я подозреваю, что каждый раз, когда мы ложимся спать, мы точно так же умираем. И солнце уходит навсегда, и заканчивается вся история. А потом небытие надоедает само себе, и мы просыпаемся. И мир возникает снова.

Всегда рекламируются не вещи, а простое человеческое счастье. Всегда показывают одинаково счастливых людей, только в разных случаях это счастье вызвано разными приобретениями. Поэтому человек идет в магазин не за вещами, а за этим счастьем, а его там не продают.

1. Пелевин стал моим любимым писателем с первой книги, которую я прочел («Синий фонарь»). Лучшие его вещи той поры: «Омон Ра», «Желтая стрела», «Жизнь насекомых» и главный шедевр «Чапаев и Пустота». Последующие опусы Пелевина нравятся мне через одну – «Числа», «Ампир» – нет, «Лис» и «Ананасная вода» – да.

2. Пелевин иногда идет на поводу у читателей, которые тянут его к уровню ПТУ («Ампир»), иногда бывает монотонным («Числа»). Но у во всех книгах есть пронзительные куски (молитва о нефти из «Лиса»), замечательные сюжетные ходы (первые две повести из «Ананасной воды») и очень смешные находки.

3. Пелевин удачно вошел в западную литературу – не через славистский подъезд. Его читали как современного, а не русского автора – в Англии, Америке, Франции и – с особым вниманием – в Японии. В свое время европейцы включили Пелевина в когорту самых многообещающих авторов в возрасте до 35 лет (есть такая категория). Успеху не мешали советские реалии даже в «Чапаеве», о котором на Западе мало кто слышал. Хороший перевод «Лиса» и «Буша» мог бы подогреть интерес западной публики.

5. Пелевин относится к буддизму предельно серьезно и понимает его очень глубоко. Разоблачая реальность, Пелевин, как и положено буддисту, медитирует на пустоте, изобретательно вскрывая все ее псевдонимы. «Чапаев» – первый дзен-буддийский роман России. Некоторые находки, вроде сцены с конем («Где конь? Вот же он!») достойны того, чтобы войти в сборник коанов.

6. Сон – единственная доступная абсолютно всем альтернатива реальности. Естественно, что Пелевина не могли не заинтересовать гносеологические возможности этого метафизического парадокса. Сновидение, по словам Шопенгауэра, существует и не существует сразу – как все в прозе Пелевина.

7. Каламбуры у Пелевина – изюм в булке, который остается вкусным и тогда, когда хлеб зачерствел. Скажем, в «Поколение „П“» мне больше всего понравился «Авианосец «Идиот»».

8. В лучших книгах Пелевин ведет дзенский диалог, известный нам по сборникам буддийских анекдотов (это – основной источник его вдохновения в «Чапаеве»). Если сократический диалог призван раскрыть мысль Сократа (Платона), то дзенский – привести к откровению ученика. Первый стоит на логике, второй – на парадоксе. Другой – очень эффектный прием в его рассказах – доверить кредо ненадежному источнику, вроде радио или армейской газете.

РЕЗЮМЕ: Если Сорокин показывает, куда идет Россия, то Пелевин объясняет – почему.
Радио Свобода © 2012 RFE/RL, Inc. | Все права защищены.

Виктор ПЕЛЕВИН «АНАНАСНАЯ ВОДА ДЛЯ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ» — М.: Эксмо, 2011. – 352 стр. Тираж 15 000 экз.

Каждая встреча с новой книгой Виктора Пелевина – радость для читателя.
Предвкушение новых историй от талантливого рассказчика уже дорогого стоит. А читатели-почитатели знают, чего можно ожидать от новых текстов Пелевина.
Прежде всего – речь пойдёт об основополагающих вопросах бытия. Восприятие мира и проверка истинности этого восприятия. Совершенно невероятные механизмы, скрытые за общепринятыми декорациями Реальности. Существование души, потусторонние её путешествия (даже если это наркотический трип), пересечения разных восточных верований. Сила человеческой мысли, сила звучащего слова…
И в новой книге всё это есть.

Вместе с тем, творчество Пелевина вызывает массу нареканий.
В чём его только не обвиняют: в богохульстве и пропаганде восточных религий, в упрощении сложнейших теологических вопросов и в излишней насыщенности текста малоизвестными терминами, требующими широкой эрудиции от читателя.
Обвиняют и в пропаганде наркотиков, забывая о суфийской поэме-мансави «Опьянённый бродяга» великого персидского поэта тринадцатого века (рождённого в Афганистане) Джалаладдина Руми. В исламской мистической поэзии опьянение было метафорой духовного экстаза, и никому не приходило в голову обвинять Руми в пропаганде запрещенных шариатом веществ, ибо в традиционных обществах чиновник был поэтом и воином.
Безусловно – эти книги не для «ленивых умом».
Каждая история, рассказанная Пелевиным, требует осмысливания.

Читайте так же:  Молитва о помощи ко ПреСвятой Богородице

Второе повествование – «Зенитные кодексы Аль-Эфесби» поднимается до гениальной символики.
Русский сотрудник внешней разведки Савелий Скотенков внедрён в ряды афганского «Талибана». Ранее он читал в Дипломатической Академии курс лекций под названием «Основы криптодискурса». В этом курсе говорилось о том, что любой дипломатический или публицистический дискурс всегда имеет два уровня:

1). Внешний, формально-фактологический (геополитический).
2). «Сущностный» — реальное энергетическое наполнение дискурса, метатекст.

Манипуляции фактами служат просто внешним оформлением энергетической сути каждого высказывания. Представьте, например, что прибалтийский дипломат (которого Пелевин именует «балтийским шпротоё.ом») говорит вам на посольском приёме:

— Сталин, в широкой исторической перспективе – это то же самое, что Гитлер, а СССР – то же самое, что фашистская Германия, только с азиатским оттенком. А Россия, как юридический преемник СССР – это фашистская Германия сегодня. На сущностно-энергетическом уровне эта фраза имеет приблизительно такую проекцию:

«Ванька, встань раком. Я на тебе верхом въеду в Европу, а ты будешь чистить мне ботинки за десять евроцентов в день».

На этом уровне ответ, разумеется таков:

«Соси, чмо болотное, тогда налью тебе нефти – а если будешь хорошо сосать, может быть, куплю у тебя немного шпрот. А за то, что у вас был свой легион СС, еврейцы ещё сто лет будут иметь вас в сраку, и так вам и надо».

Но на геополитический уровень сущностный ответ переводится так:

— Извините, но это довольно примитивная концепция. Советский Союз в годы Второй мировой войны вынес на себе главную тяжесть борьбы с нацизмом, а в настоящее время Россия является важнейшим экономическим партнёром объединённой Европы. И любая попытка поставить под вопрос освободительную миссию Красной Армии – это преступное бесстыдство, такое же отвратительное, как отрицание Холокоста.

Традиционной бедой российской дипломатии является смешение уровней дискурса.
Так вот, Савелий Скотенков нашёл свой метод борьбы с БПЛА (беспилотными летающими аппаратами). И он умело уничтожал эти дроны, вооруженные ракетами и высокоточными бомбами. Полностью компьютеризированное управление БПЛА неизбежно выходило из строя, когда в поле «зрения» оптики этого аппарата появлялись длинные сентенции на английском языке. И вот эти квазипоэтические отрывки (инсургенты называли их сурами) были сочинены Аль-Эфесби прямо в полевых условиях и без участия третьих лиц. Тексты очень близки к сущностному языку Савелия Скотенкова. От этих текстов компьютеры, управляющие БПЛА, зависали. Таким образом, Аль-Эфесби лично уничтожил 471 беспилотник, после чего Савелия стали называть «наземным асом» и сравнивать то с Гансом-Ульрихом Руделем, то с Буби Хартманом.

Пелевин именно в этом рассказе задаёт себе важный вопрос:
«Куда ушла романтическая сила, одушевлявшая наш двадцатый век?»

Ответ выглядит так:
«Если всем людям вместе суждено определённое количество счастья и горя, то чем хуже будет у вас на душе, тем беззаботнее будет чья-то радость, просто по той причине, что горе и счастье возникают только относительно друг друга.
Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Мы были галерными рабами, которые, сидя в переполненном трюме, двигали мир в солнечное утро, умирая в темноте и вони. Чтобы сделать другую половину планеты полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания».

Во второй части книги («Механизмы и боги») текст разбит на три повествования.

В первом рассказе («Созерцатель теней») полунищий русский искатель духовного просветления подрабатывает в Индии гидом-переводчиком у богатых туристов. В одном из таких путешествий он встречается с упоминанием отшельника, который мог говорить с собственной тенью. Он увлекается идеей и осуществляет передачу практики медитации.
Но если рассказывать подробней – то слишком много места займёт мой обзор.

Следующий рассказ «Тхаги». Считается, что тхаги, или фансигары, как их называли на юге Индии, — это секта воров-душителей, существовавшая с седьмого по девятнадцатый век. Тхагов были многие тысячи. Они грабили караваны и одиноких путников, имели шпионов-осведомителей на всех базарах и покровителей среди махарадж. Каждое своё убийство они посвящали богине Кали и обязательно отдавали часть награбленного в её храм. Во время Бородинской битвы погибло сорок тысяч русских солдат, но в том же самом 1812 году в Индии тхаги без всякой помпы задушили на дорогах ровно столько же. А всего по самым скромным подсчетам тхаги принесли в жертву богине Кали больше двух миллионов человек! Вот этот рассказ и повествует о русских последователях этого тайного учения.

Последний (самый короткий – менее двадцати пяти страниц) текст «Отель хороших воплощений». Это диалог ещё не воплотившейся души и того ангела, который её принес к моменту зачатия тела. В этом коротком тексте читатель видит обобщение космологии Пелевина.

Надеюсь, что человек, который ещё не знаком с творчеством Виктора Пелевина, после ознакомления с этим «дайджестом» захочет прочитать книгу полностью.
Дело того стоит.

. был начальником складских амбаров, где проявил большой организационный талант, и воровал по совести – только на жизнь.

Девяносто два. О женском сердце. Из п*зды кверху поднимается сок, а через глаза залетает мирская тщета и движется вниз. Встречаются в середине груди, вскипают и соединяются в черную субстанцию, которая есть корень женского естества. От него в мире вся злоба и сучество, боль сердца, мракодушие и тоска. И не избыть того никак, ибо женщина влечет к себе через неправду, а если рассеять обман, то сразу видно, что она и вовсе не нужна, а без нее намного лучше. Этой ясности ей не пережить, и узреть истину мужчине не даст, поскольку охотиться сама не может. Потому все время врет и сучествует, и сама понимает, как завралась, но сделать ничего не в силах, и в глазах у нее тоска и страх. А если припереть к стене и долго бить по морде, то сознается во всем, но скажет, что без той хитрости иссякнет жизнь. Истинно так. Потому мудрые говорят, что жизнь есть надувательство и черный обман.

Дело в том, что красота юной девушки – это свернутое будущее, незримо присутствующее в настоящем. Это сообщение о том, что прямо здесь может запросто открыться дверь в далекое завтра – одна из тех, сквозь которые Маниту ускользает сам от себя в грядущее уже столько миллионов лет.

Читайте так же:  Православные молитвы о дочери

– Даже вдох и выдох ты делаешь только по той причине, что тебя принуждает к этому надвигающееся страдание, – сказала она. – Попробуй задержи дыхание, если не веришь. Да и кто бы иначе дышал? И так же ты ешь, пьешь, оправляешься и меняешь положения своего тела – потому что любая его поза через несколько минут становится болью. Так же точно ты спишь, любишь и так далее. Секунда за секундой ты убегаешь от плетки, и Маниту только изредка дразнит тебя фальшивым пряником, чтобы побольней стегнуть, когда ты за ним прибежишь. Какая уж тут свобода. Маршрут у любого человека только один – именно тот, которым он проходит по жизни.

свобода страдания человек, люди жизнь

Мы ведь не дети и отлично понимаем, что сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке.

Жизнь слишком коротка, и сладких капель мёда на нашем пути не так уж много.

Сто восемь. О музыке.
Те, кто долго жил среди ***асов, говорят, что они втайне стыдятся своего греха и стараются поразить всякими фокусами. Думают про себя так: «Да, я ***ас. Так уж вышло — что теперь делать… Но может быть, я гениальный ***ас! Вдруг я напишу удивительную музыку! Разве посмеют плохо говорить о гениальном музыканте…» И поэтому все время стараются придумать новую музыку, чтобы не стыдно было и дальше харить друг друга в дупло. И если б делали тихо, в специальном обитом пробкой месте, то всем было бы так же безразлично, как и то, что долбятся в сраку. Но их музыку приходится слушать каждый день, ибо заводят ее повсеместно. И потому не слышим ни ветра, ни моря, ни шороха листьев, ни пения птиц. А только один и тот же пустой и мертвый звук, которым хотят удивить, запуская его в небо под разными углами.
Бывает, правда, что у ***асов ломается музыкальная установка. В такие минуты спеши слушать тишину.

Женщина — это волшебный цветок, при взгляде на который с вами должно случиться умопомешательство, достаточно сильное для того, чтобы подвигнуть вас на тяготы деторождения. Так захотел Маниту.

Любая реальность является суммой информационных технологий.

Кая — это цветок моей жизни, моя главная инвестиция, свет моего сердца, счастье моих ночей и ещё много-много лет выплат по кредиту.

Основная тема произведений Пелевина – иллюзорный характер реальности, в которой всегда находится место для множества альтернативных версий российской истории. Его проза не поддаётся жанровой классификации – это невероятный коктейль из постмодернизма, абсурдизма, мистики, эзотерики и сатирической научной фантастики.

В настоящее время книги Виктора Пелевина переведены на основные языки мира, включая японский и китайский. В 2009 году он был признан самым влиятельным интеллектуалом России согласно опросу на сайте OpenSpace.ru, а журнал French Magazine включил его в список 1000 самых влиятельных деятелей современной культуры.

Пелевин известен тем, что не входит в “литературную тусовку”, практически не появляется на публике и очень редко дает интервью, что стало поводом для множества слухов, издавна окружавших его фамилию: утверждалось, например, что никакого Пелевина вообще не существует. В этом нет ничего удивительного – Виктору Олеговичу на практике удалось то же, что и знаменитому фантасту Филиппу Дику – дать своим читателям по-настоящему прочувствовать значение вопроса: “Насколько реальна реальность?”.

На данный момент на счету Пелевина 11 романов, 3 повести и бесчисленное количество рассказов и эссе. Клубер предлагает вашему вниманию подборку известных цитат из произведений самого загадочного писателя России.

Итак, вот 35 мудрых цитат из произведений Виктора Пелевина:

Антирусский заговор, безусловно, существует — проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России.

Теорию мирового заговора роднит с коммунизмом отрицание всякого свободного самоустроения человека и, главное, простота и всеохватность, всепреложимость, позволяющая без особого напряжения мысли получить ответ на любой вопрос.

Дружба двух женщин – всегда заговор против третьей.

Люди и нации с параноидальными наклонностями крайне подозрительно относятся к дружественным жестам. Видоизмененный.

Самый худший заговор против вас — это отсутствие заговора. Никому до вас нет дела. Всем совершенно до лампочки, живы вы или умерли. Ну, теперь вам легче?

Заговор слабых лежит в основе всякого прогресса.

Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.

Порою мне кажется, что весь мир против меня. Но очень скоро я понимаю, что это не так — несколько маленьких стран сохраняют нейтралитет.

Народ недальновиден. Он скрытен, легко поддаётся паранойе и склонен во всём видеть тайные заговоры и махинации высших представителей власти, что подрывает основы демократии.

Принимая разные формы, появляясь, исчезая и меняя лица,
И пиля решетку уже лет, наверное, около семиста
Из семнадцатой образцовой психиатрической больницы
Убегает сумасшедший по фамилии Пустота.

Времени для побега нет, и он про это знает.
Больше того, бежать некуда, и в это некуда нет пути.
Но все это пустяки по сравнению с тем, что того, кто убегает
Нигде и никак не представляется возможным найти.

Можно сказать, что есть процесс пиления решетки,
А можно сказать, что никакого пиления решетки нет.
Поэтому сумасшедший Пустота носит на руке лиловые четки
И никогда не делает вида, что знает хоть один ответ.

Потому что в мире, который имеет свойство деваться непонятно куда,
Лучше ни в чем не клясться, а одновременно говорить
«Нет, нет» и «Да, да».

Роман «iPhuck 10» Виктора Пелевина стал одним из главных литературных событий 2017 года. «Странный, глубокий и волнующий роман, сплавляющий разум и чувство в какой-то совершенно новой для Пелевина (да, пожалуй, и для всей русской прозы) пропорции, и определенно лучший текст автора за последние годы — во всяком случае, самый интеллектуально захватывающий», — пишет о нем критик Галина Юзефович.

С добром и злом тоже начались проблемы — от имени добра стали говорить такие хари, что люди сами с удовольствием официально записывались во зло.

Цепкий юный ум может освоить всех этих хайдеггеров и сартров. Но молодым, свежим и непредсказуемым после этого он не будет уже никогда. От него начнет смердеть при каждом его взмахе.

Женская красота и молодость — вещи очень относительные, а последние версии служебной инструкции требуют от нас вставлять в романы некрасивых немолодых женщин, говорящих на темы, не связанные с сексом и приготовлением пищи.

Жизнь в цивилизации — особая штука. За всё надо платить; даже за то, что тебе и не нужно.

Сложно петь о революции, когда за углом ее на полном серьезе готовит ЦРУ или МГБ.

Чего они не понимали, люди прошлого — это того, что искусственный интеллект вовсе не будет роботом с лампочкой на голове, которому захочется трахнуть в провода другого робота с лампочкой, о чем прослезившееся человечество немедленно снимет многосезонный сериал.

Читайте так же:  Утопил котят молитва

Грязный секрет современного искусства в том, что окончательное право на жизнь ему дает — или не дает — das Kapital. И только он один. Но перед этим художнику должны дать формальную санкцию те, кто выступает посредником между искусством и капиталом. Люди вроде меня. Арт-элита, решающая, считать железку с помойки искусством или нет.

«Разбираться» в современном искусстве, не участвуя в заговоре, нельзя — потому что очки заговорщика надо надеть уже для того, чтобы это искусство обнаружить.

Человек в наше время одинок — и часто хочет, чтобы его пережили хотя бы любимые электронные игрушки.

Наше общество напоминает мне организм, в котором функции мозга взяла на себя раковая опухоль

Виктор Пелевин (род. 22 ноября 1962) — один из наиболее знаковых современных российских писателей. Он автор таких культовых романов, как «Generation „П“», «Чапаев и Пустота», «Омон Ра» и многих других работ, ставших классикой постсоветской литературы.

Чте­ние — это об­ще­ние, а круг на­ше­го об­ще­ния и де­ла­ет нас тем, чем мы явля­ем­ся. «Священная книга оборотня»

Видео (кликните для воспроизведения).

Вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией. «Generation „П“»

Милосердие в том, что вместо крематориев у вас телевизоры и супермаркеты. А истина в том, что функция у них одна. «Generation „П“»

Находясь в жопе, ты можешь сделать две вещи. Во-первых — постараться понять, почему ты в ней находишься. Во-вторых — вылезти оттуда. Вылезти из жопы надо всего один раз, и после этого про нее можно забыть. А чтобы понять, почему ты в ней находишься, нужна вся жизнь. Которую ты в ней и проведешь. «Священная книга оборотня»

Не ищи во всем символического значения, а то ведь найдешь. На свою голову. «Generation „П“»

Я с детства считал, что отношениям мужчины с женщиной не хватает той доверительной и легкомысленной простоты, которая существует между друзьями, решившими вместе принять на грудь. «Бэтман Аполло»

Среднестатистический мир внутри человеческой головы действительно можно назвать миром страдания. Главная причина заключается в том, что в нашем уме действует «отрицательный закон чайной ложки». Он звучит так — «если к ведру варенья добавить чайную ложку дерьма, получится ведро дерьма». Иными словами, нас гораздо проще сделать несчастными, чем счастливыми. «Любовь к трем цукербринам»

Миром управляют финансисты. Финансистами управляют масоны. Масонами управляют рептилоиды. А кто управляет рептилоидами? «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

Истина настолько проста, что за нее даже обидно. «Затворник и Шестипалый»

Наше общество напоминает мне организм, в котором функции мозга взяла на себя раковая опухоль. «Числа»

Большинство русских мужчин гомофобы из-за того, что в русском уме очень сильны метастазы криминального кодекса чести. Любой серьезный человек, чем бы он ни занимался, подсознательно примеривается к нарам и старается, чтобы в его послужном списке не было заметных нарушений тюремных табу, за которые придется расплачиваться задом. Поэтому жизнь русского мачо похожа на перманентный спиритический сеанс: пока тело купается в роскоши, душа мотает срок на зоне. «Священная книга оборотня»

Откуда мне было знать, что самое лучшее в жизни всегда видишь как бы краем глаза? «Омон Ра»

Чтобы спасти тонущего, недостаточно протянуть руку — надо, чтобы он в ответ подал свою. «Чапаев и Пустота»

У эскимосов насчитывают тридцать слов для описания разных видов снега, а в современном русском — примерно столько же идиом для обозначения дачи взятки должностному лицу. «Священная книга оборотня»

у России всегда великое прошлое и еще более великое будущее. А вот с настоящим сложнее. «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

— Жить надо чисто.— Да? А. (Цитата из книги «Виктор Пелевин. Собрание сочинений в 3 — х томах. Том 3. Generation `П`. Рассказы (сборник)» Виктора Олеговича Пелевина)

— Да? А как это? — спросил Татарский, вытирая рот салфеткой.

— Только ЛСД. Только на пустую кишку, и только с молитвой

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

Женщина — это волшебный цветок, при взгляде на который с вами должно случиться умопомешательство, достаточно сильное для того, чтобы подвигнуть вас на тяготы деторождения. Так захотел Маниту.

Девяносто два. О женском сердце. Из п*зды кверху поднимается сок, а через глаза залетает мирская тщета и движется вниз. Встречаются в середине груди, вскипают и соединяются в черную субстанцию, которая есть корень женского естества. От него в мире вся злоба и сучество, боль сердца, мракодушие и тоска. И не избыть того никак, ибо женщина влечет к себе через неправду, а если рассеять обман, то сразу видно, что она и вовсе не нужна, а без нее намного лучше. Этой ясности ей не пережить, и узреть истину мужчине не даст, поскольку охотиться сама не может. Потому все время врет и сучествует, и сама понимает, как завралась, но сделать ничего не в силах, и в глазах у нее тоска и страх. А если припереть к стене и долго бить по морде, то сознается во всем, но скажет, что без той хитрости иссякнет жизнь. Истинно так. Потому мудрые говорят, что жизнь есть надувательство и черный обман.

Отрывок из «Священной книги оборотня» В.Пелевина. Извечная дилемма современной русской души и её последствия.

. Несколько секунд ничего не происходило, а затем я услышала глухой рык, и в пятне света появился волк.
Он сильно отличался от того зверя, в которого превращался Александр. Настолько, что казался принадлежащим к другому биологическому виду. Он был меньше по размерам, коротколап и совершенно лишен грозного обаяния хищника-убийцы. Его продолговатое бочкообразное туловище казалось слишком тяжелым для жизни среди дикой природы, тем более в условиях естественного отбора. Это жирное тело наводило на мысли о древних бесчинствах, о христианских мучениках и римских императорах, скармливающих зверью своих врагов. Он больше всего походил… Да, он больше всего походил на огромную отъевшуюся таксу, которой пересадили волчью шкуру. Я испугалась, что не выдержу и засмеюсь. А от этого мне стало еще смешнее. Но я, к счастью, удержалась.
Михалыч протрусил вверх по холму и остановился возле шеста с черепом. Выдержав паузу, он поднял морду к луне и завыл, покачивая напряженным хвостом, как дирижер палочкой.

Читайте так же:  Молитвы на беременность зачатие самые действенные

У меня возникло то же чувство, что и при трансформациях Александра: словно волчье тело было мнимостью или в лучшем случае пустым резонатором вроде корпуса скрипки, а тайна заключалась в звуке, который издавала невидимая струна между хвостом и мордой. Реальна была лишь эта струна и ее жуткое appassionato, а все остальное мерещилось… Я ощутила родство с этим созданием: Михалыч делал что-то близкое к тому, чем занимаются лисы, и в этом ему точно так же помогал хвост.
Его вой мучительно-осмысленным эхом отдавался сначала в основании моего собственного хвоста, а потом в сознании. В звуке был смысл, и я понимала его. Но этот смысл трудно было выразить человеческим языком – он резонировал с огромным множеством слов, и было непонятно, какие из них выбрать. Очень приблизительно и безо всяких претензий на точность я передала бы его так:

«Пестрая корова! Слышишь, пестрая корова? Это я, старый гнусный волк Михалыч, шепчу тебе в ухо. Знаешь, почему я здесь, пестрая корова? Моя жизнь стала так темна и страшна, что я отказался от Образа Божия и стал волком-самозванцем. И теперь я вою на луну, на небо и землю, на твой череп и все сущее, чтобы земля сжалилась, расступилась и дала мне нефти. Жалеть меня не за что, я знаю. Но все-таки ты пожалей меня, пестрая корова. Если меня не пожалеешь ты, этого не сделает никто в мире. И ты, земля, посмотри на меня, содрогнись от ужаса и дай мне нефти, за которую я получу немного денег. Потому что потерять Образ Божий, стать волком и не иметь денег – невыносимо и немыслимо, и такого не допустит Господь, от которого я отрекся…»

В России не рекомендуется. (Цитата из книги «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» Виктора Олеговича Пелевина)

В России не рекомендуется непрошено подвывать утюгу, кидая камни в либеральную витрину Отчизны, на которую тратит последнюю выручку Газпром – но можно без всяких проблем годами состоять в непримиримой фронде, откуда набирают кадры для министерства финансов.

Властям ведь не нужны неуправляемые друзья. Властям нужны управляемые враги – чтобы ниша была плотно занята и случайных идиотов в ней не заводилось. Чирикать они могут что хотят – главное, чтобы в час «Х» повернули толпу куда надо. Вот поэтому чекисты будут надувать через камуфлированную соломинку все это либеральное разнотравье и многоцветье, даже если нефть упадет до пяти. А всяких там националистов и патриотов, увы, ждет финансирование только по остаточному принципу. Но вы, я думаю, в курсе и без меня.

Известия: Если говорить о философии, то что ближе вам?

[ Виктор Пелевин — интервью газете «Известия», 2004
Читать дальше →

ЗАПИСЬ О ПОИСКЕ ВЕТРА
Письмо студента Постепенность Упорядочивания Хаоса господину
Изящество Мудрости
В.О. Пелевин

… «Когда в нас рождается сочинитель, мы покидаем Путь.

«На самом деле слова «прийти в себя» означают «прийти к другим», потому что именно эти другие с рождения объясняют тебе, какие усилия ты должен проделать над собой, чтобы принять угодную им форму.»

Находясь в жопе, ты можешь сделать две вещи. Во-первых — постараться понять, почему ты в ней находишься. Во-вторых — вылезти оттуда. Ошибка отдельных людей и целых народов в том, что они думают, будто эти два действия как-то связаны между собой. А это не так. И вылезти из жопы гораздо проще, чем понять, почему ты в ней находишься. Почему? Вылезти из жопы надо всего один раз, и после этого про неё можно забыть. А чтобы понять, почему ты в ней находишься, нужна вся жизнь. Которую ты в ней и проведёшь.

В. Пелевин, «Священная книга оборотня»

Желтые страницы, похоже, немного врали. Или хитрили. Или недоговаривали. Мираж может понимать про себя что угодно, но никогда не станет вечностью – он в лучшем случае станет её миражом. Путей в вечность не существовало просто потому, что по ним нельзя было уйти дальше, чем от забора до могилы, причем даже это короткое путешествие начинали и заканчивали совершенно разные существа.
_____
В.Пелевин. Любовь к трем цукербринам.

» Находясь в жопе, ты можешь сделать две вещи.
Во-первых — постараться понять, почему ты в ней находишься.
Во-вторых — вылезти оттуда.

Ошибка отдельных людей и целых народов в том, что они думают, будто эти два действия как-то связаны между собой.
А это не так. И вылезти из жопы гораздо проще, чем понять, почему ты в ней находишься. Почему?
Вылезти из жопы надо всего один раз, и после этого про неё можно забыть.
А чтобы понять, почему ты в ней находишься, нужна вся жизнь.
Которую ты в ней и проведёшь. «

Люди не помнят, что с ними в действительности происходит минута за минутой, потому что у них нет привычки наблюдать за собой. И каждая новая личность не помнит ту, которая страдала на ее месте три минуты назад. Люди настолько глубоко погружены в страдание, что научились считать «счастьем» тот его уровень, когда они еще способны растянуть лицо в требуемую приличиями улыбку. Человек вынужден ломать этот идиотский спектакль даже в одиночестве, поскольку в его внутреннем измерении нет вообще ничего кроме контролирующих его мысли и эмоции социальных имплантов, которые он с детства принимает за себя…

От современного классика — собрание взаимосвязанных историй о том, до какой степени чудовищно выглядит мир, в котором и полет Гагарина, и второе пришествие кажутся манипуляциями спецслужб; о враждующих друг с другом существах, использующих для подавления воли противника фальшивых богов и технологии, сходные с магическими.

Реальность – это пластилин с изюмом. Человек давит пальцами на возникающую перед ним пластилиновую картинку под названием «мир», чтобы выковырять для себя несколько вкусных крошек, а на этой картинке рушатся башни, тонут корабли, гибнут империи и цивилизации. Но это, как правило, видят уже другие.

Может, подниматься к Богу и долго. А падение — это всегда быстро. Один ослепительный миг.

— Монархия, Семен, оставила нам собор Василия Блаженного. А нынешний уклад оставит в лучшем случае бложок Василия Заборного. И то не факт, потому что сервер, на котором он рассупонился, могут в любой момент увезти в прокуратуру на простом мотоцикле с коляской.

Ибо в мире без Бога зло было бы не злом, а корпоративным этикетом.

Читайте так же:  Молитва очищение от проклятий и порчи

«Вот почему духовно богатому человеку так трудно попасть в рай, — подумал Олег. — Потому что у него в голове очень много верблюдов, с которыми он ни за что не хочет расстаться. А рай — это игольное ушко».

Современная экономическая реальность дает человеку неограниченное число возможностей расстаться с деньгами.

Если всем людям вместе суждено определенное количество счастья и горя, то чем хуже будет у вас на душе, тем беззаботнее будет чья-то радость, просто по той причине, что горе и счастье возникают лишь относительно друг друга.
Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Мы были галерными рабами, которые, сидя в переполненном трюме, двигали мир в солнечное утро, умирая в темноте и вони. Чтобы сделать другую половину планеты полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания

В периоды мизантропического отношения к действительности Скотенков изобрел несколько мемов, например «гой прайд» (так он окрестил ежегодный «Русский марш») и «православная экономика» (имеется в виду хозяйственная модель, общая для Греции, России и Украины). Это он придумал выражение «Мардан-палас духа» (как блоггеры еще долго называли всякое дорогостоящее начинание властей в области культуры) и сформулировал эмпирическое «правило Буравчика», по которому любая либеральная экономическая реформа в России имеет своим предельным конечным результатом появление нового сверхбогатого еврея в Лондоне (статья «Почему китайский путь не для нас»).

Открыты были только имя и отчество – Аполлон Семенович. Больше подошло бы отчество «Зевсович», но мир несовершенен.

Пустоту же симулировать легче всего – что хорошо знает любой духовный профессионал.

Такое раньше называли «поэтическим возмездием», а еще раньше – кармой.
Не гордись, художник, никогда не гордись и не возносись – ибо вся создающая тебя светотень может исчезнуть за один-единственный миг.

В такие глубины, конечно, ныряет не каждый юзер, поэтому баги никому не видны. Вообще говоря, вся наша жизнь по большому счету состоит из багов, и разница между счастливой и несчастливой судьбой лишь в том, как мы на них реагируем.

Натура – дура, судьба – индейка, жизнь – копейка, а княжна Мэри сами знаете кто.

Она строила мне глазки. Она меня соблазняла.
Впрочем, дорогая читательница, мы-то с тобой хорошо знаем, что вы, прекрасные создания, прописываете мужчинам эту процедуру с размахом пьяного прапорщика, глушащего рыбу на сибирской реке – не целясь в какого-то конкретного ерша, а просто кидая взрывчатку в воду, и потом уже выбирая добычу из того, что всплыло… Правда, в наше время за женский харасмент (или, как говорят юристы, «энтайсмент») можно и присесть – но Мара ведь знала, что в суд я не пойду. Придется быть галантным вдвойне.

Может показаться странным или глупым, но я и правда отношусь к Порфирию сентиментально. Даже больше. Это, увы, похоже на любовь – настолько похоже, что у меня появляется необходимость объяснить это чувство себе самой.

  • Объем: 280 стр.
  • Жанр:с овременная русская литература
  • Теги:а вторский сборник, б лизкое будущее, п остмодернизм, с атира, с пецслужбы, ф илософская проза
  • Содержит:Зенитные кодексы Аль-Эфесби, Отель хороших воплощений

Я понимал теперь, почему монахи-отшельники и пещерные созерцатели проявляют так мало энтузиазма, когда им предлагают вернуться в мир. Что в нем делать? Мастурбировать на скачанный из торрента порнофильм, запрещенный в Австралии из-за маленьких молочных желез актрисы? Жевать попкорн, наблюдая за битвами сортирных гладиаторов блогосферы? Стоять в угарной пробке на ярко-красном „Порше“?

А я ведь перечисляю только то, что дается людям в качестве награды за их ежедневный унизительно-бессмысленный труд.

Сначала человек с помощью слов описывает то, что есть. Затем он меняет порядки слов в предложениях и получает описание того, чего нет. А потом он пробует это сделать. Так появляется „воздушный корабль“, „подводная лодка“, „конституционная монархия“ и „анальный секс“.

Вот, например, выпили вы водки и не можете ключи от квартиры найти. И думаете: «Где ключи? Где ключи? Где ключи?» Это шаматха. А потом до вас доходит: «Господи, да я же совсем бухой…» Это випашьяна. У нас этим вся страна занимается, просто не знает.

Вкрадчивый вопрос «на чем вы ездите?», задаваемый в московских сумерках для быстрой социальной идентификации собеседника, Олег Петров в молодости уверенно отражал словами «бывает, на грибочках, бывает, на кислоте».

Вот почему духовно богатому человеку так трудно попасть в рай, — подумал Олег. — Потому что у него в голове очень много верблюдов, с которыми он ни за что не хочет расставаться. Караваны сокровищ. А рай — это игольное ушко.

Любой дипломатический или публицистический дискурс всегда имеет два уровня:1) внешний, формально-фактологический (геополитический),

2) «сущностный» — реальное энергетическое наполнение дискурса, метатекст.Манипуляции с фактами служат просто внешним оформлением энергетической сути каждого высказывания. Представьте, например, что прибалтийский дипломат говорит вам на посольском приеме:

— Сталин, в широкой исторической перспективе, — это то же самое, что Гитлер, а СССР — то же самое, что фашистская Германия, только с азиатским оттенком. А Россия, как юридический преемник СССР — это фашистская Германия сегодня.На сущностно-энергетическом уровне эта фраза имеет приблизительно такую проекцию:

«Ванька, встань раком. Я на тебе верхом въеду в Европу, а ты будешь чистить мне ботинки за десять евроцентов в день».На этом же уровне ответ, разумеется, таков:

«Соси, чмо болотное, тогда я налью тебе нефти — а если будешь хорошо сосать, может быть, куплю у тебя немного шпрот. А за то, что у вас был свой легион СС, еврейцы еще сто лет будут иметь вас в сраку, и так вам и надо».Но на геополитический уровень сущностный ответ проецируется так:

Видео (кликните для воспроизведения).

— Извините, но это довольно примитивная концепция. Советский Союз в годы Второй мировой войны вынес на себе главную тяжесть борьбы с нацизмом, а в настоящее время Россия является важнейшим экономическим партнером объединенной Европы. И любая попытка поставить под вопрос освободительную миссию Красной Армии — это преступное бесстыдство, такое же отвратительное, как отрицание Холокоста.Традиционной бедой российской дипломатии является смешение уровней дискурса. Наш дипломат, скорей всего, ответил бы именно на энергетическом уровне — потому что именно так отклик рождается в душе. Но дипломатическое мастерство в том, чтобы внимательно отрефлексировать рождающийся в сердце сущностный ответ, а затем с улыбкой перевести его на безупречный геополитический язык.

Пелевин молитва на нефть
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here