Православие да исправится молитва моя

На данной странице вы найдете детальное описание: православие да исправится молитва моя - подобранную специально для Вас!

Отложимпопечение,
Покаяния пора наста.
Послушаем, братие, пение
Дней Великого поста.

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

Пела братия простая,
Как в обители поют.
И мелодия святая
Утешала скорбный люд.

Вздохи слышатся и стоны:
«Боже, не оставь меня».
И юродивый поклоны
Бьет, веригами звеня.

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

А звонарь знаменитый
Навевает звоном грусть,
Разве ты была убита,
О, моя Святая Русь ?

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя. Otlozhimpopechenie,
Repentance is time to crust.
Let us listen, brother, singing
Days of Lent.

Let my prayer,
As incense before Thee,
Vozdeyanie my hands,
Evening sacrifice.

Brother just sang,
How to sing at the monastery.
And holy melody
Comforting the sorrowful people.

Sighs and groans are heard:
& Quot; O God, forsake me not & quot ;.
And whacky bows
Beats, chains clanking.

Let my prayer,
As incense before Thee,
Vozdeyanie my hands,
Evening sacrifice.

A famous bell ringer
Evokes sadness ringing,
Have you had been killed,
Oh, my Holy Russia?

Let my prayer,
As incense before Thee,
Vozdeyanie my hands,
Evening sacrifice.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Перевод: Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих — как жертва вечерняя.

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе.

Перевод: Господи! к Тебе взываю: поспеши ко мне; внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе.

Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих.

Перевод: Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих.

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.

Перевод: Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных.

Внегда — когда.
Непщевати — думать, придумывать, считать.
Вина — извинение, оправдание. Let my prayer as incense before thee , vozdeyanie up of my hands as an evening sacrifice .

Translation: Yes, go my prayer as incense before thee , vozdeyanie my hands — as an evening sacrifice .

Lord, I cry unto thee , hearken unto me : Hear me voice of my supplications , vnegda vozzvati of Thee .

Translation: O Lord ! I cry unto thee : make haste unto me ; give ear unto my voice , when I cry unto thee .

Set a watch, O Lord, my ustom storage and door guards about my oral .

Translation: Set a watch, O Lord, before my mouth , and keep the door of my lips .

Incline not my heart in the words of guile , nepschevati guilt of sins did .

Translation: Do not let escape my heart to any evil for the wicked works .

Vnegda — when.
Nepschevati — to think , to think , to consider .
Wines — an apology , an excuse.

Отложим попечение,
покаяния пора настала,
Послушаем, братие, пение
Дней Великого поста:
«Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою:
Воздеяние руку моею — жертва вечерняя»

Пела братия простая,
как в обители поют,
И мелодия святая
утешала скорбный люд.
Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою:
Воздеяние руку моею — жертва вечерняя.

Вздохи слышатся и стоны:
«Боже не оставь меня»,
И юродивый поклоны
бьет, веригами звеня.
Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою:
Воздеяние руку моею — жертва вечерняя.

«Эту скорбь мне не измерить», —
тяжко сетуют басы.
«Покаяния отверзи двери», —
горько плачет блудный сын.
Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою:
Воздеяние руку моею — жертва вечерняя.

А звонарь знаменитый
навевает звоном грусть,
Разве ты была убита,
о, моя Святая Русь?
Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою:
Воздеяние руку моею — жертва вечерняя. Postpone care ,
Repentance is time came ,
Let us listen , brother, singing
Days of Lent :
» Let my prayer as incense , before thee :
Vozdeyanie of my hands — the evening sacrifice «

Brother just sang ,
as in the monastery sing,
And holy melody
comforting the sorrowful people .
Let my prayer as incense , before thee :
Vozdeyanie of my hands — the evening sacrifice .

Sighs and groans are heard :
«God did not leave me »
And whacky bows
beats, chains clanking .
Let my prayer as incense , before thee :
Vozdeyanie of my hands — the evening sacrifice .

«This grief I do not measure » —
heavy bass complain .
» Repentance opened the door » —
crying bitterly prodigal son .
Let my prayer as incense , before thee :
Vozdeyanie of my hands — the evening sacrifice .

A famous bell ringer
evokes sadness ringing ,
Have you had been killed ,
Oh, my Holy Russia ?
Let my prayer as incense , before thee :
Vozdeyanie of my hands — the evening sacrifice .

На первой седмице Великого поста митрополит Белгородский Иоанн молился в Старом Осколе. 17 марта он прочитал последнюю часть Великого канона святителя Андрея Критского в Вознесенском и Христорождественском храмах.

Во время жизни преподобного Андрея Критского (VII-VIII вв..) самого понятия канона еще не было. Покаянные молитвословия назывались стихирами. Как считают многие исследователи, одной из причин написания покаянных стихов преподобным Андреем могло быть личное раскаяние в связи с его участием в лжесоборе 712 года. Но в Великом каноне не только плач по грехам, но несомненное упование на милость Божию. Создавая эти умилительные песнословия, святитель Кипрский, несомненно, думал о душах человеческих как пастырь и епископ, располагая верующих во Христа к спасительному и животворному покаянию во дни Великой Четыредесятницы.

– В этом каноне устами святого Андрея Критского мы обращаемся к своей собственной душе, и главное, к чему мы призываем свою душу – чтобы она восстала от греховного сна, – сказал в своем слове владыка Иоанн. – Великий канон помогает нам увидеть собственные грехи и найти в себе силы, чтобы преодолеть разделение между нами и Богом. Это разделение появляется тогда, когда мы уходим от Бога. А уходим мы от Бога всякий раз, когда начинаем грешить, потому что всякий грех – он нас отдаляет от Него. Великий пост – это путь совершенствования любви. Самым достойным плодом нашего духовного путешествия будет сострадание, сочувствие, послушание Матери-Церкви, потому что без этого невозможно спастись.

18 марта митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Александро-Невском кафедральном соборе. Ему сослужили настоятель собора протоиерей Алексий Зорин, благочинный I Старооскольского округа протоиерей Алексий Бабанин, клирики собора, настоятели старооскольских храмов.

Читайте так же:  Молитва с Николаю Чудотворцу

Литургия Преждеосвященных Даров, в отличие от хорошо знакомой прихожанам литургии Иоанна Златоуста, по своему характеру очень сдержанная, вся проникнута покаянными чувствами. Песнопения хор исполняет особым великопостным распевом. По большей части литургия состоит из чтения псалмов. Даже знакомые слова песен Давидовых, которые мы слышим за ежедневным богослужением, звучат теперь по-особому проникновенно.

«Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя», – трогательно поет трио певчих собора перед алтарем. И на коленях все верующие скорбно внимают призывам псалмовевца: «Не уклони сердце мое в словеса лукаствия, непщевати вины о гресех» (Не уклони сердце мое к словам порочным измышлять оправдания грехам).

После таких слов даже самое окаменевшее от грехов сердце начинает размягчаться и рыдать.

Владыка Иоанн прочитал канон Феодору Тирону и освятил коливо. В своей проповеди архипастырь постарался донести до верующих смысл совершаемого постного делания:

– Во образ Христа мы совершаем Великий пост, – отметил владыка. – И наши ограничения в пище являются неким приношением Христу, который принес Себя в жертву за нас. Вот этот дар, который мы добровольно отдаем Христу. В современном мире, который преисполнен различных двойных смыслов, пост превращают в некую диету, когда человек постится, чтобы похудеть, стать стройнее, привлекательнее. Там нет цели приношения дара Христу, подобно тому, как Он принес Себя за всех нас. Поэтому надо различать пост и диету. И когда человек говорит, что вот пришло время поста, и я попощусь, чтобы похудеть, то пользы в таком посте мало. Только для тела, чтобы оно лучше чувствовало себя. А душа, как правило, не освобождается от греховного груза, потому что цель совершенно иная, ее заставляют работать над телом. Цель Великого поста – освободить душу от греховных тяжестей. И тело помогает душе освободиться от этого. Само тело через пост и воздержание в пище также служит Христу, принося Ему свои дары – ограничения.

Светлана Воронцова

Отложим попечение,
Покаяния пора наста.
Послушаем, братие, пение
Дней Великого поста.

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

Пела братия простая,
Как в обители поют.
И мелодия святая
Утешала скорбный люд.

Вздохи слышатся и стоны:
«Боже, не оставь меня».
И юродивый поклоны
Бьет, веригами звеня.

Эту скорбь не измерить,
Тяжко сетуют басы:
«Покаяния отверзи ми двери»,
Горько плачет блудный сын.

А звонарь знаменитый
Навевает звоном грусть,
Разве ты была убита,
О, моя Святая Русь?

Да исправится молитва моя,
Яко кадило пред Тобою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя.

Остальных молитв я не знала, но вскоре у меня появился молитвослов, который отдала мне одна легкомысленная девушка. Но весь молитвослов сразу я постичь не могла. И потому читала по одной молитве утром и вечером, почти без понимания смысла. Открывались передо мной молитвы постепенно и как бы случайно.

Так, я слышала уже о сильном благодатном воздействии молитвы «Богородице Дево, радуйся…», но сама до поры не решалась её читать. И вот однажды, во время очередного Московского кинофестиваля, я ехала утром в метро к нужному кинотеатру. Дорога была длинная и скучная. И я попробовала читать про себя «Богородице…». Я начинала лениво и без увлечения. И вот постепенно этот скучный, надоевший всем вагон метро стал оживать. Не то чтобы я полюбила метро, но оно перестало раздражать меня, его краски становились всё более и более живыми, лица пассажиров вызывали какое-то чувство общности с ними, отвергая чувство отчуждения и настороженности — будто они мои враги.

Божия Матерь просветила мою тёмную душу. Я совершенно забыла, какие фильмы я тогда смотрела, но благодарность и любовь к Божией Матери не забылись и стали постепенно расти.

Но это было уже потом, моя привычка к самой форме акафиста углублялась. И тут возникли Печоры, где акафисты читали чуть ли не каждому святому, так что мне иногда казалось, что это обязательное чтение утомляет братию. Но миряне слушали с упоением и подхватывали припев.

У меня тогда была сложность с моим отношением к Божией Матери. Мне казалось, что я Ей отвратительна по своим прошлым грехам. Я не знала тогда Её любви и всепрощения к кающимся.

Тогда батюшка просто велел мне сорок дней читать акафист Скоропослушнице, который я совсем не знала. Но достала, перепечатала дома. Нет, чуда не произошло — мне надо было пройти ещё часть пути по жизни. Я привыкла к акафисту Скоропослушнице тем более скоро, что это акафист иконе Афонской, а батюшка туда стремился всей душой и наконец уехал. После его отъезда я добыла акафист Иверской Божией Матери и, когда читала его, словно была ближе к батюшке.

Сам образ акафиста как определённой канонической формы богослужения привлекал разнообразием образцов, при том что они не были связаны между собой. Это было иррациональное духовное единство, отчего образ, взятый из одного акафиста, не прижился бы в другом (я говорю о лучших в истории гимнографии акафистах, а не о тех многочисленных опытах, которые в изобилии дал XIX век). Эта особая, не причинно-следственная связь здесь и привлекала, и чудеса, упоминаемые в лучших акафистах, были не логическим следствием, а, скорее, именно чудом, т.е. явлением духовного мира, законы которого нам вполне не известны.

Собственно, акафист Иисусу Сладчайшему не так уж строг в отношении формы, так что едва можно назвать его акафистом. Но он даёт сердцу согреться, это как подготовка к Иисусовой молитве. Я читаю о молитве, но уровень афонских монахов мне недоступен, а те из людей, которые владеют тайной, редко говорят об этом. Многие думают, что это какой-то секрет, но секрет тут один — упорный труд с верою, что Господь услышит.

Своего рода помощь в молитве я получила из Псалтыри. Начинала робко её читать, почти не понимая смысла, хотя это был русский перевод. Это потом я поняла сначала отдельные слова, потом смысл фраз. Но я почти сразу поняла потрясающие душу вопли: услышь, услышь, снизойди к моей одинокой душе, кругом враги — помоги, защити! Я даже пыталась читать Псалтырь ночью, при свете свечи, но это не удалось: в 3 часа ночи оказалось слишком трудно молиться, и я эти «подвиги» прекратила, но с Псалтирью сжилась. Даже непонятные места в ней дышат духовной силой, ибо рождены из самой глубины души. Потом я, конечно, стала читать по-славянски, высокомерно глядя на тех, кто языка не знает.

Ещё меня потрясло исполнение иеродиаконом Корнилием в нашем монастыре песнопения «Чертог Твой» по-гречески. И голос вроде не такой сильный, но он прекрасно им владеет и так умеет передать молитвенную суть от самой простой ектинии до основных песнопений службы.

Читайте так же:  Молитва чтоб появился парень

…Так по-разному приходили ко мне молитвы, без которых я теперь не представляю своего внутреннего мира. Я упоминаю здесь лишь о некоторых моментах встречи с молитвенным словом — о музыке не берусь судить. Но ведь и сама гимнография — это не просто музыка, здесь особое внимание отводится слову. Вот о таких словах-встречах я и хотела написать.

Какие точные слова! Можно подумать, что Царь-Псалмопевец Давид, или по крайней мере, неведомые нам переводчики 140 псалма на церковно-славянский язык, может быть, сами просветители Словенские — святые Кирилл и Мефодий — являются нашими современниками , видят духовные болезни именно нашего лукавого века. Ибо в чем более нуждаемся все мы, как не в устроении или — по церковно-славянскому — в исправлении нашей молитвы?

Как верно писал об этом великий молитвенник за многострадальную землю Российскую — святой праведный Иоанн Кронштадтский:

«Все молитвы, стихи, стихиры, кондаки, ирмосы, акафисты суть с одной стороны хвала Богу, Божией Матери и святым за их великие дела и благодеяния людям, а с другой — суть вопли, воздыхания, стенания, слезы удручаемого грехом, скорбями, болезнями, бедами и напастями человечества и молитва об избавлении от болезней, бед и напастей омраченных грехами душ наших.

Много в них утешения, учения, назидания…

А какие дивные молитвы! Как верно они изображают всю внутреннюю жизнь чело- века, все его состояния внутренние, всю греховность, все растление, всю немощь, всю беспомощность, если человек не обращается к Богу! Как прекрасно они научают нас каяться, благодарить Бога за бесчисленные Его милости, славословить Его за Его божественные совершенства, просить Его о разных нуждах!»

Отчего же так мало и нерешительно черпаем мы из великой сокровищницы духовной, завещанной и бережно переданной нам нашими благочестивыми предками? Ведь, думаю, нет человека, который хотя бы раз в жизни не прибегал к молитве, который хотя бы раз из глубины истомившейся души не взывал о помощи или утешении. Но как часто после того, как этот вопль сердца был услышан Богом, и трудности и стеснения оставляли нас, мы тут же оставляли и даже такую несовершенную и краткую молитву!

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Может быть, это происходило потому, что лишь крайние обстоятельства ныне заставляют нас вспомнить о своей немощи и лишь на самое малое время осознаем мы свое подлинное духовное состояние? Прислушаемся, пока не поздно, к предостережению святого праведного Иоанна Кронштадтского:

«Мы ежедневно делаем тысячу грехов и столько же раз лукаво извиняем себе, говоря, что это ничего, это не беда, это не грех, это и все так делают, как я, или весьма многие. Например, ежедневно работаем чреву, делая его своим идолом, лакомимся, пресыщаемся, пьянствуем и думаем себе: это ничего; играем в карты, горячимся, ссоримся, убиваем время, забывая важнейшее дело спасения, купленное нам такою дорогою ценою, и говорим себе: это ничего; или: ведь не я один так делаю, и все так делают или весьма многие. И так творится многое и многое.»

Эти слова сказаны почти век назад, но при всех изменениях в мире и в Отечестве нашем, они, к сожалению, не утратили своей актуальности. Если всякий из нас нелицемерно взглянет в это духовное зеркало, то он быстро узнает себя… А ведь об избавлении от такого греха молит Псалмопевец в том же 140 псалме: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати (то есть — не видеть) вины о гресех, с человеки, делающими беззаконие, и не сочтуся с избранными их» (Пс. 140, 4).

Многовековой опыт Матери-Церкви, труды и подвиги святых угодников Божиих помогают нам осознать, что самым верным путем к прозрению духовному и самым главным подспорьем к исправлению нашему является утверждение в молитве. Именно сейчас самое благоприятное время начать или усилить свои труды молитвенные, познать сладость молитвы домашней, уединенной и силу и единение молитвы соборной, в храме Божием.

Конечно, необходимо определенное усилие, ибо по слову Евангельскому: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его…» (Мф. 11, 12). Однако сегодня, в отличие от совсем недавнего времени, нет проблемы приобрести православный молитвослов, посоветоваться о первых шагах на новом поприще со священником.

С другой стороны, вот что объясняет нам один из известнейших современных духовных наставников архимандрит Иоанн (Крестъянкин):

«У самого входа в религиозную область существует некий «гипноз больших дел»: «надо делать какое-то большое дело — или никакого». И люди не делают никакого дела для Бога и для души своей… Трудно ночью встать на молитву. Но вникните утром, если не можете дома, то хотя бы когда идете к месту работы своей и мысль ваша свободна, вникните в «Отче наш», и пусть в сердце вашем отзовутся все слова этой краткой молитвы. И на ночь, перекрестясь, предайте себя от всего сердца в руки Небесного Отца… Это совсем легко…»

Но даже это малое усилие, это начальное молитвенное правило способно по-новому направить обычные пути наши. Не труднее, пожалуй, произнести молитву перед едой, освящая свою трапезу, и встав из-за стола, вознести благодарение. Но таким образом весь день наш, полный забот и треволнений, будет проведен все же в известной мере в единении с Богом.

Задумаемся о том, что семья, где муж и жена молятся о детях и друг о друге, где дети возносят посильную и искреннюю молитву о родителях, такая православная семья — малая Церковь — всегда имеет дополнительную — и самую главную — опору в трудностях и испытаниях наших дней. Ведь здесь исполняются слова Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа: «Истинно говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них.» (Мф. 18, 19–20). Вспомним в связи с этим еще одно наставление святого праведного Иоанна Кронштадтского.

«Ни одно слово искренней молитвы не пропадает даром перед Богом, но приносит плод добрый, ибо чистая молитва есть великая сила, преклоняющая благость Божию на милость и щедроты… Мы молимся за живых и своею молитвою искреннею привлекаем на них невидимо, незаметно, а иногда и заметно велики милости Божии и привлекаем их сердца к себе и к Богу и благочестию, молимся за умерших, и они, если имеют дерзновение у Господа, молятся за нас, не оставаясь у нас в долгу, так что Господь возмеривает всегда за любовь, за все добро, которое мы по искренней любви делаем в пользу ближних. Испытующий сердца и утробы наградит за каждый искренний вздох, за каждую слезу о ближнем. Сказавший через апостола «МОЛИТЕСЬ ДРУГ ЗА ДРУГА, ЧТОБЫ ИСЦЕЛИТЬСЯ» (Иак. 5, 16), не оставит без плода нашей горячей молитвы. Итак, будем дышать молитвою горячею за всех, как и делает Церковь всегда на всякой службе».

Читайте так же:  Икона петра и февронии молитва на любовь

И только от нас самих зависит ныне, будем ли мы причастны к этим благодатным духовным трудам, будем ли учиться исправл нию молитвы, как наставляет нас Мать наша — Русская Православная Церковь. «Господи, возвах к Тебе, услыши мя…»(Пс. 140, 1)

Материалы подготовил Борис КОСИНСКИЙ,
руководитель пресс-службы Екатеринбургского епархиального управления

Слушать онлайн или читать текст Да исправится молитва моя на русском языке. Песнь Да исправится молитва моя — стихи из 140 псалма, исполняемые на каждой вечере!

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою,

воздеяние руку моею, жертва вечерняя.

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя:

Вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе.

Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих.

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех.

Да исправится молитва моя, как кадило пред Тобой,

Поднятие рук моих – как жертва вечерняя.

Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня!

Услышь голос моления моего, когда взываю к Тебе.

Охраняй, Господи, уста мои и ограждай двери уст моих.

Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым, оправдывающимся от грехов.

Слушать молитву в исполнении хора:

На богослужениях псалмы читаются часто, занимая примерно 20% текстов. Это самые древние молитвы или, другими словами, Песни, которые писались на протяжении тысячи лет. В монастырях их учат наизусть, читают непрерывно, а некоторые признаны одними из самых сильных стихологий, помогающих в различных житейских ситуациях.

Среди них есть научающие, умудряющие, пророческие, хвалебные, прославляющие Бога, покаянные и плачущие песни. Псалом Давида 140 можно отнести к тем, которые вразумляют, учат, как подобает вести себя праведнику. Псалтырь – это музыкальный инструмент. До нас не дошли сведения о том, как он выглядит, но стихи толкуются многими авторами.

«Да исправится молитва моя» читают после исполнения гимна «Свете тихий» и чтения второй паремии. Певцы выходят к Царским вратам, и поют стихи из 140 псалма на вечерне (литургии) Преждеосвященных Даров:

У царя Давида было много врагов, поэтому точного ответа, от кого он бежит, на этот раз, нет: Саул это, или сын Авессалом, точно неизвестно. Но покаяние и смирение, с каким он обращается к Богу, святые Отцы рекомендуют взять на вооружение. Иоанн Златоуст рекомендует читать псалом каждый вечер, ибо он научает истинному смирению:

    Происходит аналогия с принесением вечерней жертвы, для которой требуется огонь, как и для обращения к Богу необходимо внутреннее горение. Тогда молитва исправится: будет не по земле стелиться, а возноситься, как фимиам от кадила. Молится о хранении молчания, дабы не произнести речи, оскверняющие человека. Даже если они направлены против врагов. Язык, хоть и сокрыт в «темнице», за зубами и устами, но всегда преодолевает эти «запоры». Удержать его невозможно. Поэтому Давид просит (а мы у него учимся) положить им хранение. Человек – существо лукавое. Совершая грех, всегда находит ему оправдание. В чужом глазу видит соринку, а в своем бревна не заметит. Поэтому и просит царь у Бога, чтобы не допускал впадать в грехи, после которых сплетается ложь, чтобы обелить себя. Но от праведника готов принять суд. Предсказывает пророк участь нечестивцев, которые живя в благоденствии, подобны камню. Если бросить его в воду, не останется и следа. Лучше терпеть бедствия и напасти, низвергающие душу до ада, и принять наказание от праведника, чем общаться с развратителями разного рода. Обращаясь к Богу, прося прощения и помощи, чтобы избежать пагубных сетей, Давид заключает: в отличие от нечестивых, праведник спасется и перейдет в жизнь вечную.

Согласно афонским святым, подобранное правило из псалмов, помогает при разных случаях. Они рекомендуют: Песнь «Да исправится молитва моя» читать, когда возникают неприятности на работе. Если начальник – жестокий человек, постоянно наносит оскорбления, унижает, удерживает зарплату и пр. Читать необходимо минимум два раза: утром и вечером.

– эти стихи из 140-го псалма Давида исполняются обычно на каждой вечерне. Но во время Великого поста их поют на литургии Преждеосвященных Даров, которая совершается по средам и пятницам и в первые три дня Страстной седмицы. По традиции во время этого песнопения все молящиеся становятся на колени, а певчие выходят в центр храма к солее.

Протоиерей Дмитрий Смирнов так объясняет смысл этой молитвы: «Кадило – это такой прибор, куда кладется уголь и ладан (фимиам, то есть благовонное вещество). И каждение этим благовонным дымом является образом нашей молитвы. Как кадильный дым возносится вверх, к небесам, так и молитва возносится к Богу. Мы люди грешные и наша молитва «неисправна». И мы просим у Бога, чтоб Он исправил нашу молитву».

Павел Григорьевич Чесноков (1877–1944) – русский хоровой дирижер, композитор, профессор Московской консерватории, известный регент, автор книги «Хор и управление им». Чесноков создал свыше 400 духовных хоров, а также 60 смешанных и более 20 женских хоров. После революции Павел Григорьевич руководил Государственной академической хоровой капеллой, был хормейстером Большого театра. Скончался Чесноков в Москве 14 марта 1944 года от инфаркта миокарда – упал, стоя в очереди за хлебом (причина инфаркта – истощение организма).

Да исправится молитва моя, как кадило пред Тобой,

Поднятие рук моих – как жертва вечерняя.

Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня!

Услышь голос моления моего, когда взываю к Тебе.

Охраняй, Господи, уста мои и ограждай двери уст моих.

Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым, оправдывающимся от грехов.

Открытие, над которым трудится первооткрыватель, дается ему нелегко, но потом становится достоянием для многих поколений. В древности люди трудились, чтобы получить огонь при соприкосновении двух камней, а теперь достаточно чиркнуть спичкой и получить огонь. Эдисон сделал множество попыток, прежде чем была явлена миру электрическая лампочка, которой мы пользуемся, даже не задумываясь об этом. Так же происходит и в духовной жизни.

Духовный опыт одного человека, полученный трудами и скорбями, становится достоянием для людей многих эпох и источником огромного блага. Так же как достижение ученых, открывших электричество, подарило нам электрический свет, который мы можем иметь в любое время, щелкнув выключателем, так и духовный опыт великих мужей Божьих является источником благодатного света и спасения для всех, кто обращается к Нему.

Читайте так же:  Молитва для парня на любовь

Взгляните на Царя Давида, автора многих псалмов: его хвалебные песни основаны на его собственном, порой драматическом опыте. Одни из них были написаны во время скорбей, жизненных испытаний и даже после согрешений, которые были осмыслены и вынесены на свет Божий в покаянии. Другие написаны во время избавления от напастей. Они были вдохновлены Духом Святом, родились в любящем Бога сердце.

Несмотря на все испытания, Давид сохранил праведность и преданность Господу. Псалмы, написанные Давидом, полны силы наполнять наши сердца благодатью. Единственное, что нужно нам сделать – прочитать их.

Речь пойдет о псалме 140. Мы попытаемся осмыслить употребление этого молитвенного стихотворения на Литургии Преждеосвященных Даров в виде песнопения «Да исправится молитва моя».

По мнению толкователей Священного Писания, Псалом был написан в то время, когда Давид прятался от царя Саула, который хотел его убить, так как боялся потерять царский престол. Давид был женат на дочери Саула Мелхоле. Давид и в помыслах не имел лишать Саула власти, но он вынужден был бежать и скрываться. Его состояние и мысли описаны в псалме.

Давид взывает к Господу и просит Его услышать молитву. Давид понимает, что невиновен, и просит Господа избавить его от сети, ему приготовленной, и чтобы те, кто задумали коварные замыслы, сами в нее попали. Давид также осознает свою греховность и просит, чтобы Господь положил ограду устам его, чтобы Он не прибегал к самооправданию. Псалмопевец понимает, что хотя вины его нет, но достаточно других грехов, чтобы Господь наказал его.

Если мы обратимся к песнопению «Да исправится молитва моя», то легко заметим, что в нем использована только первая часть псалма. Рассмотрим, какие смысловые аспекты псалма применимы к современной жизни.

Прежде всего обращаем внимание на то, что песнопение построено в виде прокимена (сначала исполняется первый стих, а потом он чередуется с тремя последующими). Далее следует пропевание основного стиха.

Согласно литургическим источникам, в константинопольской соборной традиции это песнопение являлось прокименом. Чтец пел его с амвона, а духовенство сидело в алтаре. В XII веке константинопольская традиция была вытеснена студийской монашеской.

Во время исполнения люди преклоняют колени, а священник кадит. Хождение благовонным дымом является прообразом молитвы.

Как кадильный дым возносится ввысь, так и наша молитва возносится к Небесам. Мы, люди грешные, и наша молитва «неисправна». В молитве мы просим Господа, чтобы он исправил нашу молитву.

В этом видео вы услышите, как исполняются стихи из 140-го псалма Давида.

Да исправится молитва моя, как кадило пред Тобой, Поднятие рук моих – как жертва вечерняя. Господи, я воззвал к Тебе, услышь меня! Услышь голос моления моего, когда взываю к Тебе. Охраняй, Господи, уста мои и ограждай двери уст моих. Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым, оправдывающимся от грехов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

140-й псалом из книги Псалтырь. Используется в качестве обязательного псалма на вечерне и/или как входящий вместе с псалмами 141, 129, 116 в группу «Господи, воззвах», а также на литургии преждеосвященных даров в качестве самостоятельного песнопения («Да исправится молитва моя»).

На литургии преждеосвященных даров, совершаемой в определённые дни Великого поста, псалом 140 поётся дважды: первый раз — в составе «Господи, воззвах», второй раз — после чтения паремий. Это второе пение по своим начальным словам называется «Да исправится молитва моя», сопровождается коленопреклонением народа (а на последнем стихе — и священника) и является одной из ярких особенностей литургии преждеосвященных даров.

Предполагается, что это песнопение имеет антиохийское происхождение. Одно из наиболее ранних упоминаний о том, что «Да исправится молитва моя» исполнялась в Константинополе именно на литургии преждеосвященных даров, относится к 615 году. В константинопольской соборной традиции это песнопение было изначально прокимном, чтец пел его с амвона, а духовенство сидело в алтаре. В студийской монашеской традиции, вытеснившей к концу XII века соборную константинопольскую, «Да исправится молитва моя» перестало быть обычным прокимном, во время его исполнения постепенно утвердился обычай народного коленопреклонения и священнического каждения.

В современной практике «Да исправится молитва моя» выглядит так:

Стих: «Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою: воздеяние руку моею — жертва вечерняя» (Пс.140:2).
Рефрен: «Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою: воздеяние руку моею — жертва вечерняя» (Пс.140:2)
Стих: «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя: вонми гласу моления моего, внегда воззвати ми к Тебе» (Пс.140:1).
Рефрен.
Стих: «Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих» (Пс.140:3).
Рефрен.
Стих: «Не уклони сердце мое в словесе лукавствия, непщевати вины о гресех» (Пс.140:4)
Рефрен
Стих: «Да исправится молитва моя, яко кадило, пред Тобою: воздеяние руку моею — жертва вечерняя» (Пс.140:2).

Различные богослужебные книги предписывают петь стихи чтецу (Служебник, Триодь постная, Типикон), священнику (Ирмологий), нескольким певцам (Служебник), а рефрен — хору. Священник во время пения кадит престол, затем Святые Дары на жертвеннике, а во время пения последнего стиха отдаёт кадило диакону, а сам преклоняет колена перед престолом (в греческих Церквах кадит народ). Все молящиеся стоят на коленях в течение всего песнопения.

Известны многочисленные авторские напевы и гармонизации для «Исправится молитва моя», в ряду композиторов, работавших над этим песнопением, можно отметить: Д. С. Бортнянского, Б. Галуппи, М. И. Глинку, А. Т. Гречанинова, П. Г. Чеснокова. Композиция под названием «Господи воззвах» есть в репертуаре болгарской группы Исихия.

Одно из наиболее ранних упоминаний об исполнении этого песнопения в К-поле в связи с совершением литургии Преждеосвященных Даров содержится в «Пасхальной хронике» под 615 г. (PG. 92. Col. 989). В Типиконе Великой ц., отражающем практику к-польского кафедрального богослужения IX-XI вв., «Д. и. м.» прямо определяется как прокимен (напр.: Mateos. Typicon. Vol. 1. P. 254-255); лишь постепенно в ходе истории развития правосл. богослужения оно стало восприниматься как совершенно особое песнопение, сопровождаемое коленопреклонениями и каждением (Alexopoulos. 2004. P. 210-221).

Согласно рукописям Типикона Великой ц. и к-польского Профетология, «Д. и. м.» пелось во все дни совершения литургии Преждеосвященных Даров (кроме сырных среды и пятницы и Великой пятницы, когда оно заменялось иными прокимнами — Mateos. Typicon. Vol. 2. P. 14-15; в совр. практике в эти дни литургия Преждеосвященных Даров не совершается) по окончании ветхозаветных чтений, после диаконского возгласа «Премудрость!» и преподания мира предстоятелем. «Д. и. м.» пел певец с амвона; духовенство в это время (как и во время др. прокимнов) сидело в алтаре; затем следовали ектении литургии Преждеосвященных Даров (Alexopoulos. P. 213-220). При совпадении праздника Благовещения Пресв. Богородицы с будними днями Великого поста «Д. и. м.» пелось и на полной литургии (Mateos. Typicon. P. 254).

Читайте так же:  Молитвы на супружество

В памятниках студийской традиции указания об исполнении «Д. и. м.» в целом те же, что и в Типиконе Великой ц.,- оно поется в те же дни (включая Благовещение, случившееся в постный день; см., напр.: Arranz. Typicon. P. 132) и в том же месте чина литургии Преждеосвященных Даров, но песнопение перестает восприниматься просто как прокимен, и утверждается практика коленопреклонения во время пения «Д. и. м.» (во время пения стихов певцом колени должен преклонять народ, а во время повторения припева — тот из 2 хоров, к-рый не поет; см., напр.: Ibid. P. 209). Кроме того, появляются (но не повсеместно) обычаи участия в пении «Д. и. м.» священника и совершения в это время каждения (Alexopoulos. P. 213-221).

Совр. издания богослужебных книг не знают практики пения «Д. и. м.» за полной литургией Благовещения Пресв. Богородицы (а также Сретения Господня, когда оно приходится на понедельник 1-й седмицы Великого поста), но в дониконовских изданиях эта практика, восходящая к Типикону Великой ц. и студийским памятникам, присутствовала в полной мере (см., напр. первопечатный московский Устав 1610 г., Л. 632). В связи с необходимостью объяснить исключение «Д. и. м.» (к-рое к XVII в. воспринималось как песнопение только постовое) из благовещенской службы в московское издание Типикона 1682 г. была внесена полемическая рубрика, печатаемая и в последующих изданиях, анонимный составитель к-рой от 1-го лица («аз же яко мню») обвиняет тех, кто внесли «Д. и. м.» в благовещенский устав, в «произволе и неучении» и называет это песнопение «знаком плача», неуместным в праздничный день (Типикон. [Т. 1.] С. 545-546).

Необычное положение занимает «Д. и. м.» в описании литургии Преждеосвященных Даров Великих понедельника, вторника и среды согласно Святогробскому Типикону 1122 г., отражающему смесь древней иерусалимской богослужебной практики с к-польскими традициями. «Д. и. м.» здесь поется по окончании шествия из храма Воскресения в ту церковь, где будет совершаться литургия. За ним сразу же следует «Ныне отпущаеши» и 40-кратное «Господи, помилуй», а затем — «Ныне силы небесные», херувимская песнь литургии Преждеосвященных Даров (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. ᾿Ανάλεκτα. Τ. 2. Σ. 49, 65, 81).

Кроме греч. «Д. и. м.» как отдельное песнопение известно и в др. вост. традициях: арм. (где, согласно толкованию VIII в., на вечерне между чтениями из ВЗ и из Апостола ежедневно по типу прокимна поется изменяемый стих псалма (арм. մեսեդի, от греч. μεσῴδιον), за которым следует пение «Д. и. м.»; см.: Findikyan. 2004. P. 482-487), копт. (где Пс 140. 1-2 поется с припевом «Аллилуия» в составе службы каждения; см.: Burmester. 1967. P. 42-43).

На Западе «Д. и. м.» известно под именем «Dirigatur» (лат. — Да исправится). Dirigatur входило вплоть до реформ папы Пия X в состав ежедневной вечерни (кроме субботы) римского обряда, причем в средние века, вероятно, его пение сопровождалось каждением (Amalar. Lib. offic. 4. 7. 17-19). Кроме того, Dirigatur использовалось в качестве градуала по крайней мере 4 дня в году: во вторник и в субботу 2-й Недели Великого поста, в субботы весеннего поста 4 времен года и в пятницы сентябрьского поста 4 времен года.

Впосл. в старообрядческих певческих книгах фиксировалось 2 варианта: краткий и более пространный, а также стихи на 7-й глас (Обедница. К., 1909. Л. 59-61). Как указано, 2-я половина стиха «Воздеяние руку моею» в конце может исполняться ликами «вкупе, просто» (т. е. по вышеприведенному напеву) или демеством (Там же. Л. 61). В практике используется чаще 1-й вариант. В синодальной Триоди нотного пения приведен также знаменный распев прокимна, указан глас — 2-й (СПб., 1899. Л. 26 об.).

В греч. певч. рукописях чаще всего фиксируется напев 2-го плагального гласа (Ath. Iver. 951, 2-я пол. XVII в.; с указанием «аноним»: Athen. O. et M. Merlier 2, 1658; с указанием «древний»: Ath. Cutl. 435, кон. XVIII в. или «как пели в Константинополе»: Ath. Cutl. 425, кон. XVI в.). Встречаются также напевы авторские: Петра Берекета, 4-го плагального гласа (Athen. O. et M. Merlier 12, 1730-1750 гг.), свящ. и иконома Антония, 2-го плагального гласа (Lesb. Leim. 8, кон. XVIII в.), Петра Пелопоннесского, 2-го плагального гласа (Lesb. Leim. 349, 1775-1800 гг.), Даниила, протопсалта В. ц. (Athen. O. et M. Merlier 13, 1805-1815 гг.), Феодора Папапарасху Фокейского (без указания гласа) (Ath. Stauronik. 22p, 1883 г.).

В совр. греч. традиции «Д. и. м.» чаще исполняется на напев 2-го плагального гласа (см.: Ταμεῖον ἀνθολογίας. Τ. 1. ᾿Ακολουθία τοῦ σπερινοῦ. Θεσσαλονίκη, 1980, Σ. 313-314), стихи исполняются на κλιτόν (вид мелодизированного литургического чтения). В печатных изданиях ХХ в. приводятся также реже используемые напевы 1-го плагального гласа συντομώτερον (более краткого) Феодора Папапарасху Фокейского (Ibid. Σ. 314), 1-го гласа σύντομον (краткого) (Μουσικὸς Θησαυρὸς τῆς λειτουργίας τοῦ Νεκταρίου μοναχοῦ ἱεροψάλτου. ῞Αγιον ῎Ορος, 1931. Σ. 798) и др.

В нотированной болг. литургии помещены напевы 1-го плагального гласа (пространный и 2 кратких; типологически восходят к греч. варианту) (Тодоров М. Псалтикийна литургия. София, 19923. С. 123-124).

В совр. практике РПЦ все стихи часто исполняются на обиходный напев, представляющий гармонизацию греч. распева (Триодь Постная. М., 1992. Ч. 2 [нот. прил.]); используются также авторские композиции (Д. С. Бортнянского, прот. Петра Турчанинова и др.) В «Спутнике псаломщика» предлагается только один одноголосный вариант — греч. распева (М., 1999. С. 330). Припев может исполняться на более краткий и простой напев, чем стихи. Известен также напев Киево-Печерской лавры с вариантом для исполнения припева хором (Обиход нотный Киево-Печерския Лавры. К., 1915. Ч. 4. С. 51). В сборнике прот. И. П. Соломина указан монастырский напев (Духовно-музыкальные сочинения. М., 1907-1909. № 10). Напевы и гармонизации «Д. и. м.» сочиняли также композиторы 2-й пол. XVIII — XX в.: Б. Галуппи, М. И. Глинка, А. Т. Гречанинов, В. С. Никольский, А. В. Никольский, П. Г. Чесноков и др. (Свод напевов. С. 120-133).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Православная энциклопедия. — М.: Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия» . 2014 .

Православие да исправится молитва моя
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here