Школа молитвы сурожский

На данной странице вы найдете детальное описание: школа молитвы сурожский - подобранную специально для Вас!

ЖИЗНЬ И МОЛИТВА — ОДНО

Нам часто кажется, что трудно согласовать жизнь и молитву. Это заблуждение, совершеннейшее заблуждение. Происходит оно от того, что у нас ложное представление и о жизни и о молитве. Мы воображаем, будто жизнь состоит в то, чтобы суетиться, а молитва – в том, чтобы куда-то уединиться и забыть все и о ближнем и о нашем человеческом положении. И это неверно. Это клевета на жизнь и клевета на самую молитву.

Сущность молитвы

Евангелие от Матфея почти с самого начала ставит нас лицом к лицу с самой сущностью молитвы. Волхвы увидели долгожданную звезду; они немедля пустились в путь, чтобы найти Царя; они пришли к яслям, пали на колени, поклонились и принесли дары; они выразили молитву в ее совершенстве, то есть в созерцании и трепетном поклонении.

Стучитесь!
В прошлой беседе я говорил о том, как мы воспринимаем отсутствие Бога – не объективное Его отсутствие, а то, как мы лично это состояние переживаем. И я сказал, что пока мы не осознали, что находимся вне Царства Божия, и, чтобы нас впустили, нам нужно стучать в дверь, мы можем долгие годы прожить в иллюзии, будто уже там находимся, и никогда не достичь тех глубин, где Божие Царство раскрывается во всей своей красоте, во всей своей правде, во всей своей славе.

Мы должны помнить, что всё, чем мы обладаем, нам дано в дар. Первая заповедь блаженства говорит о нищенстве, и только если мы живем этой заповедью, мы сможем войти в Царство Божие. У этой заповеди двоякий смысл; с одной стороны очевидно, что, хотим мы того или нет, мы не обладаем ничем, что могли бы удержать; мы обнаруживаем, что мы – ничто и ничем не обладаем: всеконечная, зияющая, безнадежная нищета. Мы существуем, потому что Бог нас вызвал к бытию, привел нас в бытие; мы ничем в этом не участвовали, это не было действием нашей свободной воли. Мы не владеем жизнью так, чтобы кто-то в любой момент не мог бы ее у нас отнять, и в этом смысле всё, чем мы являемся, и всё, что у нас есть – недолговечно. У нас есть тело – но оно умрет; у нас есть ум – но достаточно крошечному сосуду разорваться в мозгу, чтобы самый великий ум угас; у нас есть чуткое, живое сердце, но приходит мгновение, когда мы хотели бы выразить всё свое сочувствие, всё свое понимание кому-то, кто в этом нуждается, – а у нас в груди только камень…

Вот это и есть Царство Божие: мы чувствуем, что свободны от обладания; и эта свобода устанавливает нас в таких взаимоотношениях, где всё – любовь человеческая и Божия любовь.

Митрополит Антоний Сурожский
«Школа молитвы»

Сборник, состоящий из трех книг автора, ранее издававшихся отдельно: «Молитва и жизнь», «Учитесь молиться» и «Может ли еще молиться современный человек?» Митрополит Антоний рассказывает о месте и значении молитвы в жизни современного человека, о том, что собственно есть молитва и как она соединяет человека и Бога. «Нам часто кажется, что трудно согласовать жизнь и молитву. Мы воображаем, что жизнь состоит в том, чтобы суетиться, а молитва – в том, чтобы куда-то уединиться, забыть всё и о ближнем, и о нашем человеческом положении. И это неверно. Это клевета на жизнь и клевета на самую молитву…Жизнь и молитва совершенно нераздельны. Значение молитвы состоит в том, чтобы раскрывать и утверждать самой жизнью тот факт, что всё имеет меру вечности и всё имеет измерение безмерности».

Этот сборник может стать настольной книгой на всю жизнь для каждого читателя.

Чтобы подписаться на товар вы должны зарегистрироваться, а если вы уже зарегистрированы, то авторизуйтесь (ссылка «Вход» в шапке, под поиском)

Поставка: Закончился Вес: 440 гр. Артикул: goods_61915 Издательство: Христианская жизнь Год издания: 2011 Страниц: 496 Обложка: твердая Бумага: офсетная Тираж: 1000 экз. Формат: 84×108/32

Впервые под одним переплетом собраны три книги митрополита Антония о молитве, ранее выходившие по отдельности: «Молитва и жизнь», «Учитесь молиться» и «Может ли еще молиться современный человек. » Никакая книга о молитве не может исчерпать темы о молитве, необъятной, как Сам Бог, к Которому она обращена. Но, думается, этот сборник может стать настольной книгой на всю жизнь для каждого читателя. Слово Владыки, укорененное в святоотеческой традиции молитвенного делания, исходящее из глубин личного опыта, обращено непосредственно к современному человеку, мало знакомому с традицией, редко имеющему собственный молитвенный опыт, но испытывающему духовный голод и потребность в молитвенном общении с Богом.

МОЛИТВА И ЖИЗНЬ
Предисловие
Сущность молитвы
Молитва Господня
Молитва Вартимея
Богомыслие и молитва
Молитвы и прошения, оставшиеся без ответа
Иисусова молитва
Трудническая молитва
Безмолвная молитва
Молитва для начинающих

УЧИТЕСЬ МОЛИТЬСЯ!
Когда Бога нет
Стучитесь!
На пути вглубь
Как справиться с временем «Скажи мне имя Твое»

БЕСЕДЫ
О молитве Господней
Все дело в верности
Попробуем молиться Богу истиной
Молитва — встреча
Молитва и время
Как быть христианином вдали от храма
Может ли еще молиться современный человек
Разговор о молитве
Христианская молитва сегодня

ПРОПОВЕДИ О МОЛИТВЕ
Исцеление расслабленного
Начало Литургии
О неумении молиться
О молитве
Неделя о самарянке
«Выйди от меня, я человек грешный. »
Десять прокаженных
Молитвенное молчание
Исцеление — слуги сотника
Непрестанная молитва
В неделю о самарянке

Скачать новые книги в форматах .FB2, .PDF, .EPUB.

Впервые под одним переплетом собраны три книги митрополита Антония о молитве, ранее выходившие по отдельности: «Молитва и жизнь», «Учитесь молиться» и «Может ли еще молиться современный человек. » Никакая книга о молитве не может исчерпать темы о молитве, необъятной, как Сам Бог, к Которому она обращена. Но, думается, этот сборник может стать настольной книгой на всю жизнь для каждого читателя. Слово Владыки, укорененное в святоотеческой традиции молитвенного делания, исходящее из глубин личного опыта, обращено непосредственно к современному человеку, мало знакомому с традицией, редко имеющему собственный молитвенный опыт, но испытывающему духовный голод и потребность в молитвенном общении с Богом.

Автор: Антоний Сурожский

Название: Школа молитвы

Размер: 2.62 Mb

Изд. Фонд «Христианская жизнь» Клин

Составление, перевод. Е. Майданович

Впервые под одним переплетом собраны три книги митрополита Антония о молитве, ранее выходившие по отдельности: «Молитва и жизнь», «Учитесь молиться» и «Может ли еще молиться современный человек. ». Никакая книга о молитве не может исчерпать темы о молитве, необъятной, как Сам Бог, к Которому она обращена. Но, думается, этот сборник может стать настольной книгой на всю жизнь для каждого читателя. Слово Владыки, укорененное в святоотеческой традиции молитвенного делания, исходящее из глубин личного опыта, обращено непосредственно к современному человеку, мало знакомому с традицией, редко имеющему собственный молитвенный опыт, но испытывающему духовный голод и потребность в молитвенном общении с Богом.

Митрополит Антоний родился в 1914 г. Раннее детство провел в Персии, где его отец был российским консулом. После революции семья несколько лет скиталась по Европе и в 1923 году осела в Париже. Будущий митрополит окончил здесь среднюю школу, затем биологический и медицинский факультеты университета. В 1939 г., перед уходом на фронт хирургом французской армии, тайно принес монашеские обеты; в мантию с именем Антония был пострижен в 1943 г. В годы немецкой оккупации — врач в антифашистском движении Сопротивления. После войны продолжал медицинскую практику до 1948 года, когда был призван к священству, рукоположен и направлен на пастырское служение в Великобританию. Епископ (1957), митрополит и Патриарший Экзарх в Западной Европе (1966); освобожден от этой должности по собственному прошению в 1974 г.; с тех пор полностью посвятил себя пастырскому окормлению все увеличиваю-щейся паствы своей епархии и всех, кто обращается к нему за советом и помощью.

Читайте так же:  Молитва на благословение брака
Видео (кликните для воспроизведения).

Митрополит Антоний — почетный доктор богословия Абердинского университета «за проповедь слова Божия и обновление духовной жизни в стране», Московской Духовной Академии — за совокупность научно-богословских, пастырских и проповеднических трудов, и Кембриджского университета. Первые его книги о молитве, о духовной жизни вышли на английском языке в 1960-е годы и были переведены на многие языки мира. Русский перевод одной из них, «Молитва и жизнь», удалось опубликовать в «Журнале Московской Патриархии» в 1968 г. В последние годы его тексты

Артикул: 4913
Формат(мм): 137*27*205
Количество страниц: 496
Год издания: 2016
ISBN: 978-5-93313-104-5
Гриф ИСРПЦ: Б16-601-0026
Количество в упаковке: 12
Издательство: Христианская жизнь
Все книги этого издательства

Тип обложки: твердая
Бумага: типографская
Вес, гр: 496

Богу нашему нужна правда, говорил в одном из своих выступлений Антоний Сурожский. Кроме проговаривания молитвенных слов надо жить этой жизнью. Только на фоне служения Богу и людям чувства и мысли будут правдой нашего сердца, правдой жизни. Молитва возымеет силу.

В книге «Школа молитвы» Антоний Сурожский дает практические советы, как выкроить время загруженному современному человеку для молитвы. Часто человек боится остаться наедине с собой, поэтому растрачивает свободные минуты впустую в течение дня, но эти свободные крупицы времени можно собрать и посвятить Богу.
Необходимо только желание и мужество.
Хорошо написано в книге о Молитве Пресвятой Богородице, как одной из сильных молитв, обращенных к Богоматери.

Молитву он сравнивает со стрелой, которую надо посылать сильной рукой. Разъясняет суть просительных молитв, где и как надо молиться. Просвещает нас о том, что икона — это «средоточие присутствия реального». К молитве «О покаянии» надо приложить усилия, чтобы исправить свой грех.

Если мы с вами не прощаем, то и сами не удостоимся Его прощения. Жизнь и молитва у православного человека — одно целое. Книга митрополита Антония Сурожского «Школа молитвы» состоит из трех частей, отдельных брошюр. Однако неисчерпаемую тему о молитве он предлагает развивать собственными чувствами и личным опытом.

[Товар временно отсутствует в продаже]

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • От издателей
  • ЖИЗНЬ И МОЛИТВА — ОДНО
  • МОЛИТВА И ЖИЗНЬ
  • Предисловие
  • Сущность молитвы
  • Молитва Господня
  • Молитва Вартимея
  • Богомыслие и молитва
  • Молитвы и прошения, оставшиеся без ответа
  • Иисусова молитва
  • Трудническая молитва
  • Безмолвная молитва
  • Молитва для начинающих
  • УЧИТЕСЬ МОЛИТЬСЯ!
  • Когда Бога нет
  • Стучитесь!
  • На пути вглубь
  • Как справиться с временем
  • «Скажи мне имя Твое»
  • МУЖЕСТВО МОЛИТЬСЯ
  • БЕСЕДЫ
  • О молитве Господней
  • Все дело в верности
  • Попробуем молиться Богу истиной
  • Молитва — встреча
  • Молитва и время
  • Как быть христианином вдали от храма
  • Может ли еще молиться современный человек
  • Разговор о молитве
  • Христианская молитва сегодня
  • ПРОПОВЕДИ О МОЛИТВЕ
  • Исцеление расслабленного
  • Начало Литургии
  • О неумении молиться
  • О молитве
  • Неделя о самарянке
  • «Выйди от меня, я человек грешный. »
  • Десять прокаженных
  • Молитвенное молчание
  • Исцеление слуги сотника
  • Непрестанная молитва
  • В неделю о самарянке
  • ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ
  • ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА

ООО «Благовест», 123182, Москва, ул. Авиационная, д. 13, тел. +7 (495) 374 50 72

Митрополит Антоний Сурожский (Блюм) – один из популярных сегодня писателей экуменического толка. Многотысячными тиражами выходят его книги, в числе которых «Школа молитвы», «Человек перед Богом», «Духовное путешествие» и многочисленные проповеди. Его почитает интеллигенция, проповеди его звучат с амвона, в литературе и СМИ часто встречаются ссылки на его «труды». Но эти его труды исполнены рассуждениями о себе, где косвенно прослеживается самодовольство и похвала своей персоне. Святые Отцы никогда не позволяли говорить о себе, считая это признаком горделивого нрава. А вот отношение его к римо-католичеству: «Каждая из наших христианских общин хранит верность Христу, в каждой есть истина и полная глубина». Но мы знаем и верим, что только Православная Церковь обладает всей полнотой истины, открытой Богом человечеству, а римо-католичество после II Ватиканского собора (1962–1965 гг) превратилось из еретической христианской конфессии, каковой являлась доселе, в неоязыческую антихристианскую религию.

Святитель Игнатий в своем очерке обратил внимание на то, что книга под названием „Школа молитвы” опирается скорее на опыт инославного вероисповедания, чем на святоотеческую традицию. Он, как истинный пастырь стада Христова, предостерегает нас, говоря: «Только те книги о религии позволено тебе читать, которые написаны Святыми Отцами вселенской Восточной Церкви. Этого требует Восточная Церковь от чад своих. Если же ты рассуждаешь иначе, и находишь повеление Церкви менее основательным, нежели рассуждение твое и других, согласных с тобою, то ты уже не сын Церкви, а судия Ея…»

В прошлой беседе я говорил о том, как мы воспринимаем отсутствие Бога – не объективное Его отсутствие, а то, как мы лично это состояние переживаем. И я сказал, что пока мы не осознали, что находимся вне Царства Божия, и, чтобы нас впустили, нам нужно стучать в дверь, мы можем долгие годы прожить в иллюзии, будто уже там находимся, и никогда не достичь тех глубин, где Божие Царство раскрывается во всей своей красоте, во всей своей правде, во всей своей славе.

Мы должны помнить, что всё, чем мы обладаем, нам дано в дар. Первая заповедь блаженства говорит о нищенстве, и только если мы живем этой заповедью, мы сможем войти в Царство Божие. У этой заповеди двоякий смысл; с одной стороны очевидно, что, хотим мы того или нет, мы не обладаем ничем, что могли бы удержать; мы обнаруживаем, что мы – ничто и ничем не обладаем: всеконечная, зияющая, безнадежная нищета. Мы существуем, потому что Бог нас вызвал к бытию, привел нас в бытие; мы ничем в этом не участвовали, это не было действием нашей свободной воли. Мы не владеем жизнью так, чтобы кто-то в любой момент не мог бы ее у нас отнять, и в этом смысле всё, чем мы являемся, и всё, что у нас есть – недолговечно. У нас есть тело – но оно умрет; у нас есть ум – но достаточно крошечному сосуду разорваться в мозгу, чтобы самый великий ум угас; у нас есть чуткое, живое сердце, но приходит мгновение, когда мы хотели бы выразить всё свое сочувствие, всё свое понимание кому-то, кто в этом нуждается, – а у нас в груди только камень…

Вот это и есть Царство Божие: мы чувствуем, что свободны от обладания; и эта свобода устанавливает нас в таких взаимоотношениях, где всё – любовь человеческая и Божия любовь.

Так что если рассуждать в таких категориях, можно это перенести на то, о чем я уже говорил раньше. Да, мы богаты; но никогда не должны обольщаться этим достоянием и воображать, будто можно разрушить старые житницы, старые амбары и строить новые для того, чтобы сложить туда еще и еще больше добра (см. Лк. 12: 16-22). Копить ничего нельзя, – ничего, кроме самого Царства Божия. И тогда мы можем отрясать одну вещь за другой, чтобы двигаться вперед свободными – свободными от обладания. Не замечали ли вы, что быть богатым всегда значит обеднеть на каком-то другом уровне? Достаточно нам сказать: “Вот часы – они мои”, и зажать их в кулаке, как мы оказываемся обладателями часов, но лишаемся руки. А если и ум замкнуть на нашем имуществе, если замкнуть и сердце, чтобы уберечь и никогда не потерять то, что в нем хранится, то оно становится таким же мелким, как та вещь, на которой мы замкнулись.

Если всё это верно, то в момент, когда мы канули на самое дно и дальше некуда, когда вся наша нищета зияет перед нами, то мы уже на краю Царства Божия, мы уже почти знаем, что Бог есть любовь и что Своей любовью Он нас держит. И в эту минуту открываются одновременно две возможности: мы можем начать молиться из всеконечного горя, лишенности, нищенства, – и можем ликовать, что такодарены любовью Божией. Но это возможно только при условии, что мы познали то и другое опытно, потому что пока мы воображаем, что богаты, нам не за что благодарить Бога, и у нас нет пути узнать, что мы любимы Им. Наши благодарения Богу – слишком часто благодарность “вообще”, и покаяние, которое мы приносим Богу, часто слишком обобщено.

Это важно, потому что невозможно жить молитвенной жизнью, невозможно двигаться вперед, к Богу, если мы не свободны от обладания: обе наши руки должны быть открыты свободно, сердце должно быть абсолютно открытое – не как кошелек, который мы боимся оставить открытым, чтобы из него не выпали деньги, но как кошелек открытый и пустой, – и ум должен быть совершенно открытый, “пустой” к неизвестному и неожиданному. Вот так мы одновременно и богаты, иполностью свободны от обладания. И тогда можно говорить о том, что мы еще вне Царства Божия – но так богаты; или внутри его – и так свободны.

Так что вопрос зарождающейся молитвы имеет два аспекта: во-первых, вхождение внутрь, и во-вторых, как мы произносим слова молитвы и куда мы их обращаем.

Бывают моменты, когда можно сделать попытку прорваться в глубины, взывая к Тому, Кто в корне и глубине всякой вещи, но вы совершенно ясно будете видеть, куда вы направляетесь и куда нацеливаете молитву: не назад, не ввысь, но глубже и глубже, на всякое противодействие, которое стоит на пути, на всякую скрытую уловку и заблуждение, на всё, что препятствует вам проникнуть в самую глубину. И тогда молитва станет чем-то вполне осуществимым – хотя и будет суровым, напряженным и отважным трудом.

Я постарался указать, во-первых, на то, что молитва должна быть обращена внутрь – не к Богу в небесах, не к Богу далекому, но к Богу, Который ближе к нам, чем мы сами это осознаем; а во-вторых, что первое действие молитвы – выбрать такие слова, которых мы не стыдимся, которые в полной мере выражают нас и которые нас достойны; и затем принести их Богу со всем разумением, на какое мы только способны. И надо всё свое сердце вложить в это молитвенное предстояние, в это признание Его своим Богом, в этот акт нежной любви, – действием, которое охватывает весь наш ум, всё наше сердце; и таким действием, которое совершенно адекватно тому, чем мы являемся.

Поэтому первое, что я предлагаю – это чтобы вы для начала продумали, какие слова молитвы значат для вас что-то, что вы можете принести Богу, будь это слова ваши собственные или кем-то уже сказанные. Задумайтесь о том, насколько они трогают ваше сердце, насколько вы способны сосредоточить на них свою мысль – потому что если вы не можете быть внимательны к словам, которые произносите, почему Бог должен быть к ним внимателен? Как Он может увидеть в них выражение любви, если вы не вкладываете в них своего сердца, если вы в них вложили только некоторую долю учтивости с долей рассеянности?

И тогда, если вы научитесь пользоваться молитвой, которую выбрали, в периоды, когда есть возможность всё свое внимание уделить Божественному присутствию и принести Богу эту молитву, постепенно сознание Бога вырастет настолько, что, находитесь ли вы с людьми, прислушиваетесь ли к ним, разговариваете или работаете наедине – это сознание достаточно сильно, чтобы даже на людях вы были в состоянии молиться. Аналогии, которые проводят наши духовные писатели, приложимы на двух уровнях: один проще и прямее и, мне кажется, очень хорошо выражает то, что они стремятся дать понять; другой несколько более возвышен.

Простая и прямая параллель – это высказывание святителя Феофана Затворника, который говорит: “Сознание присутствия Божия должно быть у нас таким же ясным, как зубная боль”. Когда у вас болят зубы, вы об этом не забываете. Вы можете разговаривать, можете читать, прибирать, петь или делать что угодно – зубная боль при вас непрерывно, и вы не можете избежать ее назойливого присутствия. И он говорит, что подобным же образом мы должны воспитать боль тоски в своем сердце. Речь не идет о физическом сердце, но о том, чтобы в то мгновение, когда мы выпали из молитвенного соприкосновения с Богом, в наших тайниках вкоренилась такая “боль”, которая была бы отчаянной тоской по Нему, чувством, что – “вот, я один; где же Он?”

К этому мы подойдем в следующей главе, на примере того, как можно взять одну или две молитвы и пользоваться ими, чтобы прорваться в собственные глубины, в то место, где Бог пребывает. Я также постараюсь объяснить, как можно продвигаться внутрь, потому что это другого рода труд. Не забывайте о лисичке, она может оказаться полезной в вашей молитвенной жизни; и, раз уж речь зашла о лисицах, если хотите узнать, как подружиться с Богом, поучитесь у другой лисички (из книги А. де Сент-Экзюпери “Маленький Принц”), как подружиться с кем-то, кто очень чуток, очень раним и очень застенчив.

Митрополит Антоний Сурожский.

По благословениюСвятейшего Патриарха Московскогои всея Руси АЛЕКСИЯ II

Читателю предлагается одобренный автором перевод книги митрополита Антония «Учитесь молиться. » (School for Ргауег). Перевод впервые был напечатан в «Приходском листке» Успенского собора в Лондоне в 1995—1996 гг. Русский читатель мог встречаться с этим текстом в «самиздатском», к сожалению, далеком от совершенства переводе под названием «Школа молитвы». По-английски текст был впервые опубликован в 1970 году, неоднократно переиздавался в Великобритании и переведен на десятки языков. За исключением некоторых авторских вставок, главы книги соответствуют беседам, которые владыка Антоний в течение недели вел в Оксфорде со ступенек одного из университетских зданий. Вот что сам Владыка рассказывает о том, как возникли беседы, составившие затем книгу:

Приступая к беседам для начинающих молитвенный путь, я хочу со всей ясностью оговорить, что не ставлю цель академически объяснить или обосновать, почему надо учиться молитве; в этих беседах я хочу указать, что должен знатьи что может сделать тот, кто хочет молиться. Так как сам я – начинающий, я буду считать, что вы тоже начинающие, и мы попытаемся начать вместе. Я не обращаюсь к тем, которые стремятся к мистической молитве или к высшим ступеням совершенства, – “молитва сама проторит дорожку” к ним (святитель Феофан Затворник).

Когда Бог пробьется к нам или мы прорвемся к Богу при каких-то исключительных обстоятельствах, когда повседневность внезапно распахнется перед нами с глубиной, которую мы никогда раньше не замечали, когда в себе самих мы обнаружим глубину, где молитва живет и откуда она может забить ключом – тогда проблем нет. Когда мы ощущаем Бога, то мы стоим лицом к лицу с Ним, мы поклоняемся Ему, мы говорим с Ним. Поэтому одна из очень важных исходных проблем – это положение человека, когда ему кажется, будто Бог отсутствует, и вот на этом я хочу теперь остановиться. Речь не о каком-то объективном отсутствии Бога, – Бог никогда на самом деле не отсутствует, – но о чувствеотсутствия, которое у нас бывает; мы стоим перед Богом и кричим в пустое небо, откуда нет ответа; мы обращаемся во все направления – и Бога нет. Как быть с этим?

Видео (кликните для воспроизведения).

По благословениюСвятейшего Патриарха Московскогои всея Руси АЛЕКСИЯ II

Читателю предлагается одобренный автором перевод книги митрополита Антония «Учитесь молиться. » (School for Ргауег). Перевод впервые был напечатан в «Приходском листке» Успенского собора в Лондоне в 1995—1996 гг. Русский читатель мог встречаться с этим текстом в «самиздатском», к сожалению, далеком от совершенства переводе под названием «Школа молитвы». По-английски текст был впервые опубликован в 1970 году, неоднократно переиздавался в Великобритании и переведен на десятки языков. За исключением некоторых авторских вставок, главы книги соответствуют беседам, которые владыка Антоний в течение недели вел в Оксфорде со ступенек одного из университетских зданий. Вот что сам Владыка рассказывает о том, как возникли беседы, составившие затем книгу:

Приступая к беседам для начинающих молитвенный путь, я хочу со всей ясностью оговорить, что не ставлю цель академически объяснить или обосновать, почему надо учиться молитве; в этих беседах я хочу указать, что должен знатьи что может сделать тот, кто хочет молиться. Так как сам я – начинающий, я буду считать, что вы тоже начинающие, и мы попытаемся начать вместе. Я не обращаюсь к тем, которые стремятся к мистической молитве или к высшим ступеням совершенства, – “молитва сама проторит дорожку” к ним (святитель Феофан Затворник).

Когда Бог пробьется к нам или мы прорвемся к Богу при каких-то исключительных обстоятельствах, когда повседневность внезапно распахнется перед нами с глубиной, которую мы никогда раньше не замечали, когда в себе самих мы обнаружим глубину, где молитва живет и откуда она может забить ключом – тогда проблем нет. Когда мы ощущаем Бога, то мы стоим лицом к лицу с Ним, мы поклоняемся Ему, мы говорим с Ним. Поэтому одна из очень важных исходных проблем – это положение человека, когда ему кажется, будто Бог отсутствует, и вот на этом я хочу теперь остановиться. Речь не о каком-то объективном отсутствии Бога, – Бог никогда на самом деле не отсутствует, – но о чувствеотсутствия, которое у нас бывает; мы стоим перед Богом и кричим в пустое небо, откуда нет ответа; мы обращаемся во все направления – и Бога нет. Как быть с этим?

Митрополит Антоний Сурожский (Блум) — выдающийся церковный деятель, проповедник, миссионер, философ, епископ Русской Православной церкви.

Родился Владыка в 1914 г. в семье потомственного русского дипломата Бориса Эдуардовича Блума (1882-1937) и Ксении Николаевны Скрябиной (1889-1952), родной сестры великого композитора Александра Скрябина. Вскоре семья переезжает в Персию, где живет несколько лет. После революции 1917 года семья Блум вынуждена эмигрировать из России, они сменили много стран, ища приюта. Наконец в 1923 году осели в Париже.

К Богу будущий митрополит Антоний Сурожский пришел совершенно уникальным удивительным путем. В возрасте 14 лет он услышал проповедь отца Сергия Булгакова, высказывающего свою точку зрения на христианство. Подросток был в корне не согласен с ним. И решил прочитать первоисточник знаний о Господе — Евангелие. Для начала он выбрал самое короткое — Евангелие от Марка и начал читать. Читая, он понял, что Бог тут, рядом с ним.

Следует немного сказать о жизни во Франции. Мама Антония Сурожского долгое время не могла найти работу, наконец, ей удалось устроиться, благодаря знаниям иностранных языков и владением навыками стенографии. Сам же он вынужден был жить вдали от родных, в школе, которая находилась на окраине Парижа. Там мальчик терпел жуткие издевательства от сверстников, его били, и всячески мучили. Это была огромная школа мужества, терпения, любви к людям. Также Антоний очень любил свою Родину — Россию.

Владыка Антоний Сурожский имел от Бога дар слова. Его проповеди стали основой духовного наследия митрополита. А началось все с того, что первую свою проповедь он читал по бумажке, плохо зная английский язык. Получилось не очень хорошо, скудно, неинтересно, его толком не слушали. Тогда ему был дан совет, говорить своими словами. И так получилось, что Слово пастыря стало распространяться не только в пределах Сурожской епархии, но и за рубеж. Лекции, беседы митрополита Антония Сурожского очень любили и любят в России. Он неоднократно приезжал в Россию со своими выступлениями. Очень многих людей проповеди Владыки привели к Богу, они показывают всё великолепие Православия, его истинность и красоту.

Помимо этого, очень часто в своих беседах Владыка говорит не на абстрактные темы, а отвечает на конкретные вопросы своих прихожан, слушателей его проповедей. В этом видится то, за что люди любили и слушали митрополита Антония Сурожского. Каждое слово в его проповедях было глубоко продумано и выстрадано.

Приведем лишь некоторые высказывания Владыки:

«Только тот может другого учить и вести, кто сам является учеником и послушником»

«Когда тебя хвалят, ты делай две вещи. Первое: запомни, за что тебя хвалят, и старайся стать таковым. А во-вторых, никогда не старайся людей разубедить, потому что чем больше будешь разубеждать, тем больше люди будут видеть в тебе смирение, которого в тебе вовсе нет. »

«Ставьте перед собой вопрос, как вас судит Евангелие. Евангелие меня не осуждает, оно меня зовет к вечной жизни. Как я отвечаю на этот зов к вечной жизни Евангелия, и что мне мешает ответить на него?»

«Грех убивает. Он убивает нашу душу, делая ее нечуткой и черствой, он убивает отношения наши с Богом и с людьми; он убивает совесть нашу и жизнь в других, он убивает Христа на Кресте»

«Не только умирать трудно — жить трудно. Иногда жить труднее, чем умирать, потому что это значит умирать изо дня в день. Умереть разом порой легче».

Скончался Владыка в 2003 году в Лондоне, упокоен на мемориальном Бромптонском кладбище.

Сбор информации по 8 основным страстям и противодействию им. Борьба со страстями в Свете Святоотеческого Предания Церкви. Материалы, изложенные на основании Учения Святых Отцов Церкви, православные публикации.

Апостол Павел писал: «Злое, которое не хочу – делаю. Доброе, которое хочу – не делаю, ибо не я делаю, а живущий во мне грех».

Свт. Игнатий Брянчанинов в своем очерке обратил внимание на то, что книга под названием «Школа молитвы» опирается скорее на опыт инославного вероисповедания, чем на святоотеческую традицию. (Православная библиотека, «Святитель Игнатий Брянчанинов и «Школа молитвы» митрополита Антония Сурожского (Блума)

Архимандрит Рафаил (Карелин):
Это экуменическая книга, где все смешано и перетасовано: фрагменты из наставлений православных подвижников, медитации, ссылки на католическую традицию молитвы с прибавлением своего собственного, либерально-экуменического опыта — и все преподносится внешне в красивой оболочке, с сентенциями, рассчитанными на эффект.
.

Мне тоже показалась странной данная публикация. Кстати я стал критически относится к отцу Рафаилу посмотрев видео, где он еще десять лет назад утверждает, что в Православной Церкви давно нет благодати и надо идти в горы (он в это время был в Абхазии). Даже мол в Дивеево нечего ездить, там ничего.

Мне тоже показалась странной данная публикация. Кстати я стал критически относится к отцу Рафаилу посмотрев видео, где он еще десять лет назад утверждает, что в Православной Церкви давно нет благодати и надо идти в горы (он в это время был в Абхазии). Даже мол в Дивеево нечего ездить, там ничего не получишь, как он сказал » ну может еще мощи принесут пользу». Сейчас отец Рафаил вроде на Афоне и получается примкнул к зилотам, которые мне кажется уж слишком «запровославились».

fialta2, спаси Господи! Действительно, годы жизни не совпадают. Православная библиотека ошибочно? напечатала ложь. Прошу прощения, братья и сестры за свою невнимательность.

Ольга, спасибо за информацию. Действительно есть такая книга: И.Н. Андреев
Святитель Игнатий (Брянчанинов) и «школа молитвы» митрополита Антония Сурожского (Блюма). Вот введение к этой книге:
Одним из популярных писателей о молитве в наше время стал известный английский митрополит Антоний Сурож.

Мне тоже показалась странной данная публикация. Кстати я стал критически относится к отцу Рафаилу посмотрев видео, где он еще десять лет назад утверждает, что в Православной Церкви давно нет благодати и надо идти в горы (он в это время был в Абхазии). Даже мол в Дивеево нечего ездить, там ничего .

Мне тоже показалась странной данная публикация. Кстати я стал критически относится к отцу Рафаилу посмотрев видео, где он еще десять лет назад утверждает, что в Православной Церкви давно нет благодати и надо идти в горы (он в это время был в Абхазии). Даже мол в Дивеево нечего ездить, там ничего не получишь, как он сказал » ну может еще мощи принесут пользу». Сейчас отец Рафаил вроде на Афоне и получается примкнул к зилотам, которые мне кажется уж слишком «запровославились».

Дмитрий, публикация не странная, все слова архим. Рафаила (Карелина) подтверждены в приведенной Марией статье. Спасибо ей за это! А вот ваши слова вызывают сомнения. Где доказательства?

Для двадцатого века Митрополит Антоний Сурожский – фигура ничуть не менее знаковая, чем, к примеру, Джон Леннон. Кстати, музыкант и священник даже жили в одном городе – Лондоне. И очень жаль, что Леннону не довелось повстречаться с Митрополитом Антонием, ведь пока бывший «битл» в тщетных поисках смысла жизни метался от индуизма к коммунизму, Антоний Сурожский говорил об этом самом смысле в эфире радио Би-би-си, где вел передачу о православии, и даже проповедовал среди лондонских хиппи. С любой аудиторией он всегда быстро и легко находил общий язык. Открытость, искренность и в то же время невероятная сила этого человека очень сильно ощущается, даже когда просто читаешь его беседы и проповеди. Некоторые из них – умные, проникновенные, открывающие читателю совершенно иной взгляд на жизнь -собраны и опубликованы в сборнике под названием «Школа молитвы».

В своих беседах и лекциях Митрополит Антоний рассказывает случаи из собственной жизни и цитирует мировых классиков. Он интеллектуален и интеллигентен, и в то же время изъясняется простым, подчас почти разговорным языком – ощущение и атмосфера создается такие, словно сидишь в уютной кухне со старым другом и за чашкой горячего чая обсуждаешь, как водится, самые глобальные проблемы мироздания. И уж точно не чувствуешь себя робким школьником перед строгим и суровым учителем, — даже несмотря на то, что книга митрополита Антония Сурожского называется «Школа молитвы».

С вами была программа «Литературный навигатор» и ее ведущая Анна Шепелёва. Держитесь правильного литературного курса!

  • Автор:митрополит Антоний Сурожский (Блум)
  • Страниц: 496 стр., бумага офсетная
  • Размер: 20,7 х 13,5 х 2,9 см
  • Переплет: твердый
  • Гриф: Б18-804-0048
  • ISBN : 978-5-98063-031-7
  • Вес : 460 г.
  • Количество в пачке : 10 шт.
  • Тираж : 4 000 экз.
  • Издатель : Медленные книги, 2018 г.

Книга митрополита Антония Сурожского «Школа молитвы» включает в себя известные многим работы: «Молитва и жизнь» и «Учитесь молиться». В данный сборник вошли и другие тексты Владыки о молитве, которые помогут христианину приобщиться непрерывной православной традиции молитвенного делания.

Слово автора, укорененное в святоотеческой традиции, обращено к современному человеку на доступном ему языке. Заинтересованный читатель найдет в издании трезвые советы о том, каким путем достигать единства молитвы и повседневной жизни, собственной внутренней цельности, что является непременным условием молитвенной встречи с Богом Живым.

Митрополит Антоний Сурожский (в миру Андрей Блум, 1914–2003) – один из наиболее авторитетных православных богословов мира, глава епархии Русской Церкви в Великобритании – родился в Швейцарии, учился в Сорбонне, а затем во французском Медицинском Корпусе, во время немецкой оккупации работал врачом, вступил в Сопротивление, в 1943 году был пострижен в монахи. Пастырство составляло жизненное предназначение владыки Антония. Мудрый наставник и «душепопечитель», он был рад видеть в храме всех, вне зависимости от расы или вероисповедания. Он обладал невероятной харизмой и легендарными способностями общения с аудиторией: никогда ничего не записывал, не готовил заранее тексты своих выступлений или проповедей, при этом его слова были обращены лично к каждому, а его речи, книги, выступления по радио повлияли на тысячи людей, глубоко проникая в умы и сердца.

В этом сборнике собраны три книги митрополита Антония о молитве, ранее выходившие по отдельности: «Молитва и жизнь», «Учись молиться» и «Может ли еще молиться современный человек? …» Никакая книга не может исчерпать тему молитвы, необъятной, как Сам Бог, к которому она обращена. Но, надеемся, этот сборник может стать настольной книгой для каждого читателя. Слово Владыки, укорененное в святоотеческой традиции молитвенного делания, исходящее из глубины личного опыта, обращено непосредственно к современному человеку, мало знакомому с традицией, редко имеющему собственный молитвенный опыт, но испытывающему духовный голод и потребность в молитвенном общении с Богом.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Вы, наверное, не раз видели: человек с двумя тяжеленными чемоданами догоняет автобус; он спешит изо всех сил, бежит так быстро, как позволяют ему чемоданы, и всем своим существом он нетам, где он есть. Но вы знаете также, как бывает, когда гуляешь на отдыхе: идешь быстрым шагом, идешь весело и бодро; если позволяют возраст и здоровье, можешь даже побежать – но никакой спешки нет, потому что важно просто бежать, а не куда-то прибежать. Этому же надо учиться в отношении молитвы: устояться в настоящем мгновении. Обычно мы думаем или ведем себя так, будто настоящее – это воображаемая, неуловимая грань между прошлым и будущим, и мы перекатываемся из прошлого в будущее, всё время пересекая эту границу, подобно тому, как катаешь яйцо в полотенце; оно катится непрерывно, оно нигде ни в какой момент не “находится”, нет настоящего, потому что оно всё время в будущем.

Не каждому в жизни повезет пережить решающий опыт, но я хотел бы в нескольких словах рассказать об одном своем переживании, которое мне очень пригодилось.

Я вам дам еще один пример. Когда я был начинающим врачом, мне казалось, что очень несправедливо по отношению к тем, кто ожидает в приемной, если я слишком долго занимаюсь с человеком, который находится у меня в кабинете. Поэтому в свой первый приемный день я старался как можно скорее осмотреть пациента. И по окончании часов консультации обнаружил, что у меня не осталось никакого воспоминания о людях, которых я принимал, потому что всё время, пока у меня находился пациент, я проницательным взором смотрел сквозь него в приемную и считал поголовье тех, кто со мной пока не находился. В результате, мне приходилось задавать дважды один и тот же вопрос, и весь осмотр я должен был повторить дважды, если не трижды, а когда кончил, то не мог вспомнить, что я сделал, а что нет. Разумеется, не все похожи на меня; вы, может быть, способны запоминать гораздо лучше, чем я, но это просто пример того, что может случиться хотя бы с одним из вас.

И тогда я подумал, что это нечестно, и решил поступать так, будто человек, который находится со мной, – единственный на свете. В минуту, когда возникало чувство “надо поторопиться”, я откидывался на стуле и затевал несколько минут простой беседы именно ради того, чтобы не дать себе торопиться. И в течение двух дней я обнаружил, что не нужно ничего такого и делать. Можно просто быть полностью сосредоточенным на человеке или на деле, которое перед тобой; и когда кончишь, оказывается, что ты потратил вдвое меньше времени, чем требовалось раньше, и при этом всё услышал и заметил.

Научившись не ёрзать, не суетиться, можно делать что угодно в каком угодно темпе, с какой угодно степенью внимания и скорости и не чувствовать при этом, что время от тебя убегает или тебя уносит. Это то ощущение, о котором я говорил раньше – когда ты на отдыхе и весь отпуск еще впереди; можно быть быстрым или медлительным, без всякого ощущения времени, потому что делаешь только то, что делаешь, и нет напряжения целенаправленности. И тогда увидишь, что можно молиться абсолютно в любой обстановке, что нет таких обстоятельств, которое могут помешать молиться. Помеха молитве может возникнуть, если дать вихрю овладеть тобой, если допустить бурю внутрь себя, вместо того чтобы оставить ее снаружи.

Это мы можем сделать и должны быть способны делать. Но это требует систематической, умной тренировки, точно так же, как мы тренируемся, чтобы научиться делать другие вещи. Научись владеть временем – и что бы ты ни делал, каково бы ни было напряжение, в буре и трагедии, или просто в той суете, в которой мы живем постоянно – сумеешь быть покойным, сумеешь стоять неподвижно в настоящей минуте лицом к лицу с Господом, в молчании или со словом. Если пользуешься словами, ты можешь принести Богу всё, что вокруг, всю окружающую бурю. Если молчишь – можешь стоять в том центре циклона, урагана, где царит покой, предоставляя буре свирепствовать вокруг тебя, пока ты находишься там, где Бог, в единственной точке абсолютной устойчивости. Однако эта точка абсолютной устойчивости – не такая точка, где бы ничего не происходило; встретившись в этой точке, все противодействующие напряжения уравновешены между собой и держимы в мощной руке Божией.

Подлинное безмолвие – нечто предельно интенсивное, оно обладает “густотой”, плотностью, оно реально, оно подлинно живо. Мне вспоминается эпизод из жизни подвижников пустыни. Одного из братий просили сказать назидательное слово в честь епископа, который должен был их посетить. И старец ответил: “Нет, я ничего не скажу; если ему ничего не говорит мое молчание, то ничего не скажут и слова”. О такого рода молчании мы должны стараться разузнать и ему стараться научиться. Как это делается? Я попробую указать вам притчей или образом наблюдения за птицами.

После этого она прожила на свете еще лет десять и говорила, что всегда может найти тишину, когда сама спокойна и тиха. Это не означает, что она перестала молиться, а означает, что она могла поддерживать это созерцательное безмолвие некоторое время; затем ее ум начинал рассеиваться, и тогда она обращалась к словесной молитве, пока ум не становился снова спокойным и устойчивым; и тогда она от слов снова возвращалась в прежнее безмолвие. Очень часто это могло бы произойти и с нами, если вместо того, чтобы хлопотать и что-то ”делать”, мы сумели бы просто сказать: “Я – в Божием присутствии. Какая радость! Давай-ка я помолчу…”

В жизни французского католического священника , “Арского Кюре”, Жана-Мари Вианнэ, есть рассказ о том, как старый крестьянин часами неподвижно сидел в церкви, ничего не делая; и священник его спросил: “Что ты тут делаешь всё это время?” И старый крестьянин ответил: “Я смотрю на Него, Он смотрит на меня, и нам так хорошо вместе!”

Этого можно достичь, только научившись до некоторой степени молчать. Начни с молчания словесного, с тишины эмоций, с безмолвия мысли и успокоенности тела. Но было бы ошибкой воображать/зить, что мы можем начать с высшей точки, с безмолвия сердца и ума. Начинать надо с молчания языка, с безмолвия тела, – то есть учиться быть неподвижным, отпустить напряжение, не впадая в мечтательность и расслабленность, но, по слову одного из русских святых, быть подобно струне скрипки, настроенной так, чтобы издавать верный звук: не перетянутой до того, что она может лопнуть, но и не слишком слабо натянутой, когда она будет только жужжать.

И начав с этого, нам надо научиться вслушиватьсяв тишину, пребыть в совершенном покое; и, может статься, чаще, чем мы воображаем, сбудется слово Книги Откровения: “Вот, Я стою у двери и стучу”.

В следующей главе мы рассмотрим основные условия молитвы, а именно – как мы можем обращаться к Богу по имени и /быть способными/ соответственно с Ним разговаривать.

Школа молитвы сурожский
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here