Взбранной воеводе победительная молитва

На данной странице вы найдете детальное описание: взбранной воеводе победительная молитва - подобранную специально для Вас!

Пресвятой Богородице посвящено множество прекрасных церковных песнопений. Самые возвышенные и восторженные слова приносим мы в дар Матери Божией, почерпнув их у святых церковных поэтов. В одном из богослужебных текстов, который звучит в самом конце Всенощного бдения, мы услышим обращение к Пресвятой Деве как Воеводе, то есть, Военачальнице. Постараемся подробно рассмотреть этот поэтический текст, чтобы понять, почему именно он завершает Первый час и всё вечернее богослужение.

«Взбранной Воеводе» — это кондак (краткое праздничное песнопение) праздника Благовещения. Однако, его особенность состоит в том, что в нем не столько говорится о празднике, сколько о той несокрушимой силе, которую получила Пресвятая Богородица в ответ на Свое смирение. Этой силой Она защищает всех, кто просит помощи, обращаясь к Пресвятой Деве в молитве.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но, яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

«Тебе, сильной в брани (борьбе, войне), Военачальнице» — так можно перевести первые слова песнопения. Слово «победительная» обозначает «победные возгласы, песни, слова». В церковнославянском тексте слово «победительная» — множественного числа, — и поэтому оно не относится к Самой Богородице.

Слова «победительная» и «благодарственная (также множественного числа)» относятся к слову «восписуем», то есть, «посвятим». Итак, первую половину кондака можно перевести так: «Тебе, сильной в брани, Военачальнице, мы, Твои рабы, избавившись от бед и несчастий («от злых»), приносим победные и благодарственные песни, Богородица!»

Во второй части текста мы с верой просим ограждать нас от бед и в будущем. Слово «держава» переводится как «сила, власть». Таким образом, заключительные фразы можно перевести так: «…Но, имея власть и силу непобедимую, Ты защити нас от всяких бед, да воззовем к Тебе: «Радуйся, Невеста Неневестная».

В связи с текстом этого победного, воинского гимна хочется вспомнить историю о том, как после обретения чудотворной Иверской иконы Божией Матери на Афоне, святой образ несколько раз чудесно исчезал из храма, куда был поставлен, и появлялся над вратами обители (отсюда и его второе название — «Вратарница»). Явившись одному из иноков, Пресвятая Богородица сказала, что не хочет быть хранимой, но желает Сама охранять и оберегать чад Своих.

Любовь Божией Матери к человеческому роду обладает могущественной силой. И ответная любовь к Ней, Взбранной Воеводе, делает нас сильнее. Ведь после окончания службы мы выйдем из храма, как бы спустившись с небес на землю, где нас ждут повседневные дела и заботы. Сможем ли мы сделать что-то доброе без помощи Божией Матери.

В конце 1 Часа, а точнее, всего собрания, поётся кондак праздника Благовещения Взбранной Воеводе, поётся он по традиции, Типикон ничего не говорит о таком пении. Теперь иногда (в попразднства двунадесятых праздников) Взбранной заменяется на кондак праздника.

О Взбранной следует сказать несколько слов.

Кондаком Взбранной открывается также прекрасный Акафист Богородице, пению которого посвящён особый день, именно Суббота 5-й седмицы Великого Поста, она так и называется — Суббота Акафиста.

Этот Акафист — первоисточник всех последующих акафистов, к сожалению, очень многие из которых — «последнейшие» — нередко знаменуют собою упадок этого жанра церковной гимнографии.

Создание самого кондака Взбранной весьма точно датировано, оно связано с чудесным избавлением Константинополя от нашествия персов и аваров (626 год). Этим во многом объясняется его содержание. Впрочем теперь по прошествии стольких веков оно не исчерпывается избавлением только Константинополя и только от нашествия и только персов и аваров. Благодарственное пение яко избавльшеся от злых давно вышло из берегов конкретного исторического события.

Необходимо дать перевод Взбранной, поскольку синтаксис первоисточника и в случае этого прекрасного текста вызывает у русского читателя недоразумения.

Прежде всего попробуем расположить строки славянского перевода кондака наглядно.

восписyемъ ти2 раби2 твои2, бцdе:

но ћкw и3мyщаz держaву непобэди1мую, t всsкихъ нaсъ бёдъ свободи2, да зовeмъ ти2: рaдуйсz, невёсто неневёстнаz.

Теперь дерзнём проставить привычные для русского языка знаки препинания, соответственно этим знакам распорядимся заглавными буквами в тексте:

Взбранной Воеводе

победительная,

яко избавльшеся от злых,

благодарственная

восписуем Ти раби Твой, Богородице!

Но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи,

да зовем Ти:

радуйся, Невесто Неневестная!

Отметим, что Взбранной Воеводе — единственное число, а победительная и

благодарственная — число множественное. Кроме того, Взбранной Воеводе и

победительная и благодарственная стоят в разных падежах: дательный — «кому?» и винительный — «что?».

Наше пение одной строкой Взбранной Воеводе победительная даёт повод смешивать числа и падежи, а также

повод понимать эти слова как именительный, а точнее, если говорить о славянском, как звательный падеж, попросту говоря, как обращение, что во всяком случае есть неточность.

Для большей ясности перескажем кондак по-русски:

Непобедимой Воеводе (Воительнице, Предводительнице, στρατηγῷ — «стратиго»)

победительные ,

избавившиеся от зол (грозящих нам опасностей, от страхов, ужаса перед лицом угрозы и т.д.),

благодарственные

пишем (своим пением; воспеваем) Тебе рабы Твои, Богородице!

Дальнейший текст не требует перевода.

Но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи,

да зовем Ти:

радуйся, Невесто Неневестная!

Для ещё большей ясности ещё изменим и порядок слов на более привычный нам:

Непобедимой Воеводе

победные благодарственные

воспеваем рабы Твои Тебе, Богородице, так как избавлены от злых.

Тебе, Богородице, Непобедимой Воеводе

воспеваем победные благодарственные ,

так как избавлены от злых.

Тебе, Богородице — вот это как раз обращение, звательный падеж, поскольку его в русском нет (обращение есть, а падежа нет), придется передать его так:

Тебе, Богородица,

Непобедимой Воеводе

Отец Феликс, разъясните, пожалуйста, с чем связаны возникшие на последнем воскресном бдении изменения в распеве, в расстановке акцентов в этой молитве в конце 1 Ча са?

Спасибо, Аня, за вопрос! Он важен. Известная всем подтекстовка (или, как мы говорим на клиросе, «разбивка»), увы, не помогает понять замечательный и важный для понимания текст, а напротив затемняет его смысл и даже вводит в заблуждение. Вот мы и попробуем выйти из заблуждения и про-яснить смысл.

Нижеследующий текст можно прочесть ещё и здесь.

Кондак праздника Благовещения Взбранной Воеводе в конце 1-го Часа поётся по традиции, Типикон не упоминает о таком пении. Теперь иногда (в попразднства двунадесятых праздников) Взбранной заменяется на кондак праздника.

Читайте так же:  Молитва на привлечение второй половинки

Кондаком Взбранной открывается также прекрасный Акафист Богородице, пению которого посвящён особый день, именно Суббота 5-й седмицы Великого Поста, она так и называется — Суббота Акафиста.

Этот Акафист — первоисточник всех последующих акафистов, к сожалению, очень многие из которых — «последнейшие» — нередко знаменуют собою упадок этого жанра церковной гимнографии.

Создание самого кондака Взбранной весьма точно датировано, оно связано с чудесным избавлением Константинополя от нашествия персов и аваров (626 год). Этим во многом объясняется его содержание. Впрочем теперь по прошествии стольких веков оно не исчерпывается избавлением только Константинополя и только от нашествия и только персов и аваров. Благодарственное пение яко избавльшеся от злых давно вышло из берегов конкретного исторического события.

Необходимо дать перевод Взбранной , поскольку синтаксис первоисточника и в случае этого прекрасного текста вызывает у русского читателя недоразумения.

Прежде всего попробуем расположить строки славянского перевода кондака наглядно.

восписyемъ ти2 раби2 твои2, бцdе:

но ћкw и3мyщаz держaву непобэди1мую, t всsкихъ нaсъ бёдъ свободи2, да зовeмъ ти2: рaдуйсz, невёсто неневёстнаz.

Теперь дерзнём проставить привычные для русского языка знаки препинания, соответственно этим знакам распорядимся заглавными буквами в тексте:

Взбранной Воеводе

победительная,

яко избавльшеся от злых,

благодарственная

восписуем Ти раби Твой, Богородице!

Но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи,

да зовем Ти:

радуйся, Невесто Неневестная!

Отметим, что Взбранной Воеводе — единственное число, а победительная и

благодарственная — число множественное. Кроме того, Взбранной Воеводе и

победительная и благодарственная стоят в разных падежах: дательный — «кому?» и винительный — «что?».

Наше пение одной строкой Взбранной Воеводе победительная даёт повод смешивать числа и падежи, а также

повод понимать эти слова как именительный, а точнее, если говорить о славянском, как звательный падеж, попросту говоря, как обращение, что во всяком случае есть неточность.

Для большей ясности перескажем кондак по-русски:

Непобедимой Воеводе (Воительнице, Предводительнице, στρατηγῷ — «стратиго»)

избавившиеся от зол (грозящих нам опасностей, от страхов, ужаса перед лицом угрозы и т.д.),

благодарственные

пишем (своим пением; воспеваем) Тебе рабы Твои, Богородице!

Дальнейший текст не требует перевода.

Но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи,

да зовем Ти:

радуйся, Невесто Неневестная!

Для ещё большей ясности ещё изменим и порядок слов на более привычный нам:

Непобедимой Воеводе

победные благодарственные

воспеваем рабы Твои Тебе, Богородице, так как избавлены от злых.

Тебе, Богородице, Непобедимой Воеводе

воспеваем победные благодарственные ,

так как избавлены от злых.

Тебе, Богородице — вот это как раз обращение, звательный падеж, поскольку его в русском нет (обращение есть, а падежа нет), придется передать его так:

Тебе, Богородиц а ,

Видео (кликните для воспроизведения).

Непобедимой Воеводе

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Перевод: Тебе, высшей Военачальнице, избавившись от бед, мы, недостойные рабы Твои, Богородица, воспеваем победную и благодарственную песнь. Ты же, имеющая силу непобедимую, освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали к Тебе: радуйся, Невеста, в брак не вступившая!

Преславная Приснодево, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша.

Перевод: Преславная Вечнодева, Матерь Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет через Тебя души наши.

Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим.

Перевод: Все упование мое на Тебя возлагаю, Матерь Божия, сохрани меня под кровом Твоим.

Богородице Дево, не презри мене, грешнаго, требующа Твоея помощи и Твоего заступления, на Тя бо упова душа моя, и помилуй мя.

Перевод: Богородица Дева, не презри меня, грешного, требующего Твоей помощи и Твоей защиты, ибо на Тебя уповает душа моя, помилуй меня.

ВЗБРАННОЙ ВОЕВОДЕ ПОБЕДИТЕЛЬНАЯ…

Стоит около меня и опять поверх вглядывается, а я все время призываю Божию Матерь и в то же время чувствую, что ничего почему-то не боюсь. Парень стоит и смотрит куда-то в лес, потом взглянул на меня и сказал: «Чего ей здесь, в лесу, ночью надо?» Поднял меня, отбросил нож и повел в лес. Идет молча, я молюсь вполголоса и ничему не удивляюсь и ничего уже не боюсь, помню только, что Божия Матерь со мною. Конечно, мысль дерзновенная, но я тогда так думала.

Шли недолго. Вижу – мелькают между деревьями огни станции. Не выходя из леса, парень сказал мне: «На! Оденься! – и бросил мои вещи. – Я отвернусь». Отвернулся, я оделась. Пошли, взял он билет до Москвы, подвел к бачку с питьевой водой и платком вытер мне лицо. Кровь у меня от удара была на голове.

Сели в поезд, вагоны пустые, поздно, мы только вдвоем в вагоне. Сели, молчим, а я все время молюсь про себя, беспрерывно повторяя: «Взбранной Воеводе победительная…»

Доехали, вышли из поезда, он спросил: «Где живешь?» Я ответила. Доехали трамваем, на задней площадке, до Смоленской площади, а потом пошли в Неопалимовский переулок ко мне домой. Я молюсь, он идет молча, только на меня изредка взглядывает.

Дошли до дома, поднялись по лестнице, я ключ достала и опять на меня страх напал. А зачем он здесь? Дверь не открываю, стою. Посмотрел парень на меня и стал спускаться по лестнице. Открыла я дверь, бросилась в комнату и перед иконой Божией Матери Владимирской упала на колени. Благодарю Ее, плачу. Сестра проснулась и спрашивает: «Что с тобой?» – молюсь и не отвечаю, молюсь.

Часа через два пошла, лицо вымыла, привела себя в порядок и до утра молилась, благодаря Матерь Божию, а утром побежала в церковь к ранней обедне и все о. Александру рассказала. Выслушал он меня и сказал: «Великую милость оказали Вам Господь и Матерь Божия. Благодарить их надо, а злодея покарает».

Прошел год. Сижу я дома и занимаюсь. Окна открыты, жарко, душно. В квартире мама да я. Звонок, мама кому-то открывает и говорит: «Проходите. Дома!» – и мне из коридора кричит: «Мария, к тебе». Подумала я: «Вот некстати, – но крикнула: –Входите!» Встала, решила, что кто-нибудь из товарищей-студентов. Дверь открылась, и я замерла. Он, тот парень из леса. Спросили бы меня минуту тому назад – какой он, я не смогла бы сказать, а тут мгновенно узнала.

Читайте так же:  Просьба молитва к Богу

Стою словно одеревенела, а он вошел, почему-то осмотрел комнату и, не обращая на меня внимания, рванулся в угол, где у меня висела цветная литография с иконы Владимирской Божией Матери. Иконы мы с мамой держали в маленьком шкафчике, а Владимирскую повесили под видом картины на стене.

Подошел, посмотрел и сказал: «Она», – постоял некоторое время и подошел ко мне. «Не бойтесь меня, я пришел попросить у Вас прощения. Простите меня, виноват я перед Вами страшно. Простите!» А я стою, окаменевшая, растерянная, а он подошел ко мне близко, близко и еще раз сказал: «Простите меня!» – повернулся и вышел. Эта встреча произвела на меня страшно тяжелое впечатление. Зачем приходил? Что хотел этот бандит? В голову пришла мысль: надо бы милицию позвать, задержать его, но вместо этого открыла шкафчик с иконами и стала молиться.

В голове все время неотвязчиво стояла мысль, почему, взглянув на икону Владимирскую, сказал: «Она».

Потом все раздумывала. Почему его тогда не разглядела, почему такой бандит прощения просил, зачем это ему нужно? И совсем он не высокий, и глаза его смотрят пытливо и пристально, не по-бандитски.

…Началась война, был 43-й год. Голодали мы ужасно. Я работала в госпитале сестрой и пыталась учиться в медицинском институте, сестра болела, но училась в седьмом классе, а мама еле-еле ходила от слабости.

Жизнь была тяжелой, но я все-таки успевала иногда забегать в церковь. Прошли бои под Москвой, на Кавказе, под Сталинградом, начиналась весна 43-го года. Дежурила я эти дни два дня подряд. Пришла усталая, есть нечего, сестра лежит, мама тоже. Ослабли обе.

Разделась, разжигаю печку, руки трясутся, болят. Пытаюсь молиться, читаю акафист Божией Матери по памяти. Слышу, стучат в дверь, открываю, стоит лейтенант с палкой и большим вещевым мешком: «Я к Вам!»

Спрашиваю: «Кто Вы?» Он не отвечает и втаскивает в комнату мешок, потом говорит: «Тот я! Андрей!» – и тогда я мгновенно узнаю его. Мама приподнимается и смотрит на него.

Андрей развязывает мешок, неуклюже отставляет ногу, садится на стул без приглашения и начинает вынимать что-то из мешка.

На столе появляются банки с тушенкой, сгущенным молоком, сало, сахар и еще, и еще что-то. Вынув, завязывает мешок и говорит: «Ранен я был тяжело, три месяца с лишним по госпиталям валялся, думал, не выживу, сейчас в клиниках ногу долечивают. Лежал, Вас вспоминал и Матери Божией молился, как Вы тогда. Говорили врачи, что умру, безнадежен. Выжил, живу, а эти продукты братень мне притащил от радости, что в госпитале разыскал, он тут под Москвой в председателях колхоза ходит. Наменял – и ко мне».

Встал, подошел к шкафчику с иконами, открыт он был, перекрестился несколько раз, приложился к иконам, подошел ко мне и опять, как прошлый раз, сказал: «Простите меня Бога ради. Прошу. Гнетет меня прошлое беспрерывно. Тяжело мне», – а я посмотрела на его продукты, на него самого, стоящего с палкой около стола и закричала: «Возьмите, возьмите все сейчас же. Убирайтесь вон!» – и расплакалась. Стою, реву, мама лежит, ничего понять не может, сестра из-под одеяла голову высунула. Андрей посмотрел на меня и сказал: «Нет, не возьму», – подошел к печке, разжег ее, положил полешки, постоял минут пять около нее, поклонился и вышел, а я все время навзрыд плакала.

Мама спрашивает: «Маша, что с тобой и кто этот человек?» Я ей тогда все рассказала. Выслушала она меня и сказала: «Не знаю, Маша, почему ты тогда спаслась, но что бы ни было, хороший и очень хороший Андрей. Молись за него».

Спас нашу семью в 1943 году Андрей своей помощью. Недели две его не было, а потом к маме приходил раз пять без меня и каждый раз приносил бездну всякого, всякого и часами с мамой разговаривал.

Много Андрей мне рассказывал о себе.

Мама моя была человеком исключительной души и веры и еще до прихода Андрея последний раз говорила мне: «Мария! Матерь Божия явила этому человеку великое чудо, не тебе, а ему. Для тебя это был страх и ужас, и ты не знала, почему Господь отвел от тебя насилие. Ты верила, что тебя спасла молитва, а его сама Матерь Господа остановила. Поверь мне, плохому человеку такого явления не было бы. Матерь Божия никогда не оставит Андрея, и ты должна простить его». Андрей маме тоже все рассказал.

Сестра моя Катерина была от Андрея без ума, а у меня до самой последней встречи с ним к нему жило чувство брезгливости и даже ненависти, и продукты, которые он приносил, я старалась не есть… Когда же разговорилась с ним, то поняла многое, взглянула на него по-другому и успокоилась. Подошла я тогда к Андрею и сказала: «Андрей! Вы изменились, другим стали. Простите меня, что долго не могла я победить в себе чувства ненависти к Вам», – и подала ему руку.

Прощаться стал – уезжал в батальон выздоравливающих, а после на фронт должны были отправить.

Мама сняла со своей крестовой цепочки маленький образок Божией Матери с надписью: «Спаси и сохрани», благословила им Андрея, перекрестила и по русскому обычаю трижды расцеловала. Расстегнул он ворот гимнастерки, снял ее, и мама куда-то зашила ему образок. Катька, прощаясь, порывисто обняла Андрея и поцеловала в щеку. Подошел он ко мне, низко поклонился и, как всегда, сказал: «Простите меня Бога ради и ради Матери Божией, молитесь обо мне», – подошел к иконе Владимирской Божией Матери, приложился к ней несколько раз, поклонился всем нам и, не оборачиваясь, вышел.

Хлопнула дверь, мама и Катя заплакали, а я потушила в комнате свет, подняла светомаскировочную штору и вижу в лунном свете, как он вышел из дома, обернулся на наши окна, перекрестился несколько раз и пошел.

Больше никогда его не видела, только в 1952 г., была я уже замужем, получила письмо от него на старый адрес, мама мне письмо передала. Письмо было коротким, без обратного адреса, но по почтовому штемпелю увидела, что оно послано из-под Саратова.

Читайте так же:  Чтобы были деньги в доме молитва

«Спасибо, спасибо Вам всем. Знаю, страшен я был для Вас, но Вы не отбросили меня, а в одну из самых тяжелых минут поддержали прощением своим. Только Матерь Божия была Вам и мне помощницей и Покровительницей. Ей и только Ей обязаны Вы жизнью, а я еще больше – верой, дающей две жизни – человеческую и духовную. Она дала веру и спасла меня на военных дорогах. Спаси и сохрани Вас Матерь Божия. Наконец-то я живу христианином. Андрей».

Это последнее, что мы узнали о нем. Я рассказала о. Арсению об Андрее, и он сказал: «Великая милость была дана этому человеку, и он оправдал ее. Хранил его Господь для больших и хороших дел».

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: Радуйся Невесто Неневестная.

Тебе , Высшей Обороняющей нас Военачальнице , за избавление от страшных бед учреждаем Тебе торжества победы благодарственные мы , рабы Твои , Богородица ! Но Ты , как имеющая власть необоримую , от всяческих опасностей нас освободи , да взываем Тебе: Радуйся , Невеста , брака не познавшая !

Этот кондак был написан в 626 году в благодарность Пресвятой Богородице за освобождение Константинополя от осады. С тех пор Богородицу повсеместно славят как защитницу от бед.

(В Православной Церкви Божья Матерь считается покровительницей певчих, а поэтому икону Ее всегда ставили в певческих школах. У греческих певцов нотная наука называлась поповское искусство, а поэтому и икона Покровительницы певчих называлась Попскою. У Божественного Младенца перстосложение изображалось такое, каким начальник хора подавал знак к пению.)

Царице моя преблагая, надеждо моя Богородице, приятелище сирым и странным заступнице, бедствующих помоще и озлобляемых покрове, зриши мою напасть, зриши мою скорбь: отвсюду искушением одержим есмь, а заступающаго несть. Ты убо Сама помози ми яко немощну, окорми мя яко странна, настави яко заблуждша, уврачуй и спаси яко безнадежна. Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице, Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся. Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево, молении наших не презри в скорбех, но от бед избави нас, Едина чистая и благословенная. Аминь.

К Богородице прилежно ныне притецем, грешнии и смиреннии, и припадем, в покаянии зовуще из глубины души: Владычице, помози, на ны милосердовавши: потщися, погибаем от множества прегрешений, не отврати Твоя рабы тщи, Тя бо и едину надежду имамы.

Предстательство христиан непостыдное ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари, яко Благая, на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная. Преславная Приснодево, Мати Христа Бога принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша. Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим. Богородице Дево, не презри мене грешнаго, требующа Твоея помощи и Твоего заступления, на Тя бо упова душа моя, и помилуй мя.

Спаси от бед рабы Твоя, Богородице, яко вси по Бозе к Тебе прибегаем, яко нерушимей стене и предстательству. Призри благосердием, Всепетая Богородице, на мое лютое телесе озлобление, и исцели души моея болезнь.

Величаем Тя, Пресвятая Дево, Богоизбранная Отроковице, и чтим образ Твой святый, имже точиши исцеления всем с верою притекающим.

Святой Роман не знал грамоты, но разумом своим он стремился к Богу, Клирики, роптавшие на него, учинили ему унижение. Роман плача и молясь Богородице, просил у Нее заступления. Богородица явилась ему во сне, вложила в уста ему хартию, после чего Роман воспевал сладким голосом кондаки, премудрость потекла у него, как река. Он составил множество кондаков.

В тебе, отче, известно спасеся еже по образу приим бо крест последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, приходит бо: прилежати же о души, вещи безсмертней: тем же и со Ангелы срадуется, преподобне Романе, дух твой.

Божественными добродетельми духа измлада украсився. Романе, премудре, Церкви Христово пречестное украшение был еси: пением бо прекрасным украсив ю, блаженне. Тем молим тя: подаждь желающим Божественнаго дарования твоего, яко да вопием ти: радуйся, отче преблаженне, красото церковная.

Тропарь, глас 8-й:
Ангелов лицы благоговейно Тебе служат и вся Небесныя силы немолчными гласы Тя ублажают, Богородице Дево; усердно молим Тя, Владычице, да пребудет Божественная благодать на честней иконе Твоей Державной, и светозарный луч славы чудес Твоих да нисходит от нее на всех, с верою Тебе молящихся и вопиющих к Богу: Аллилуиа.

Кондак, глас 8-й:
Взбранной Воеводе Победительныя песни приносим, яко даровася нам держава Твоя, и ничесоже устрашимся, не от мира бо спасение наше, но превознесенныя Владычице милосердием ограждаемся и тому днесь радуемся, яко прииде Заступнице на стражу земли Своея.

греч. Τῇ ὑπερμάχῷ στρατηγῷ τὰ νικητήρια,
ὡς λυτρωθεῖσα τῶν δεινῶν εὐχαριστήρια,
ἀναγράφω σοι ἡ πόλις σου, Θεοτόκε•
ἀλλ’ ὡς ἔχουσα τὸ κράτος ἀπροσμάχητον,
ἐκ παντοίων με κινδύνων ἐλευθέρωσον,
ἵνα κράζω σοί: Χαῖρε Νύμφη ἀνύμφευτε.

гл 8
Взбра́нной Воево́дѣ побѣди́тельная,/ я́ко изба́вльшеся от злыхъ,/ благода́рственная воспису́емъ Ти раби́ Твои, Богоро́дице,/ но яко иму́щая держа́ву непобѣди́мую,/ от вся́кихъ насъ бѣдъ свободи́, да зове́мъ Ти:// Ра́дуйся, Невѣсто Неневѣстная!

Русский перевод (Николая Нахимова)

Тебе, высшей Военачальнице, избавившись от бед, мы, недостойные рабы Твои, Богородица, воспеваем победную и благодарственную песнь. Ты же, имеющая силу непобедимую, освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали к Тебе: радуйся, Невеста, в брак не вступившая!

Русский перевод (митрополита Филарета)

Бранноподвизающейся за нас военачальнице дары победные и, как избавленные от бед, дары благодарственные приносим Тебе, Богородице, мы, рабы Твои: но Ты, как имеющая державу непреоборимую, освободи нас от всяких опасностей, да взываем Тебе: радуйся, Невеста неневестная!

Читайте так же:  Исполнение желаний заговоры молитвы

Русский перевод (о. Амвросия, в миру Д. А. Тимрота)

Тебе, Высшей Обороняющей нас Военачальнице / за избавление от страшных бед / учреждаем Тебе торжества победы благодарственные / мы, рабы Твои, Богородица! / Но Ты, как имеющая власть необоримую, / от всяческих опасностей нас освободи, / да взываем Тебе: / Радуйся, Невеста, брака не познавшая!

Немного о смысле:
Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твой, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Взбранной Воеводе – непобедимой Воеводе (взбранный – непобедимый в бранях – сражениях). Победительная – победное (пение, то есть победную песнь). Яко избавльшеся от злых – так как избавились (буквально: как избавившиеся) от зла (от бед). Благодарственная – благодарственное (благодарственную песнь). Восписуем Ти – воспеваем (буквально: пишем) Тебе. Яко имущая державу – (Ты), как имеющая силу. Неневестная – не вступившая в брак (буквальный перевод греческого слова).

+ Акафист Пресвятой Богородице, начинающийся этим кондаком, написан в VII веке в Константинополе. Это – первый (и прекраснейший) из акафистов, ставший образцом для всех последующих. Все 12 икосов акафиста заканчиваются многократными «перепевами» Архангельского приветствия Пресвятой Деве – «радуйся!», заключительное из которых – Радуйся, Невесто Неневестная! Мы величаем небесную чистоту Неискусобрачной Девы, неизреченно родившей Христа Бога нашего, и в Своей чистоте «Честнейшая Херувим» Невеста Неневестная предстает пред нами как величайшая воительница с силами зла – Взбранная Воевода, имущая державу непобедимую.

Радуйся, Невесто Неневестная! Если мы обратимся к греческому языку, на котором написан акафист, то увидим, что все эти три слова, буквальной точностью переведенные на церковнославянский язык и вошедшие в наше религиозное сознание, должны были восприниматься греками несколько иначе, чем воспринимаем их мы.

Радуйся – приветствие Архангела Гавриила, донесенное до нас Евангелием, — и до Рождества Христова, и после него было на греческом языке обычным приветствием – тем же, что наше «здравствуй». В явлении Ангела, в его дивных и таинственных словах внутренний смысл приветствия, забываемый в обыденной жизни, конечно, обновился и засиял со всею силой; акафист Пресвятой Богородице (и всякий позднейший вдохновенно сочиненный акафист), весь пронизанный этим «радуйся!» и искрящийся радостью величания, также воскрешает дремлющее в обыденном языке значение греческого слова. Но в русском (и древнерусском) языке приветствовали друг друга не словом «радуйся», а словом «здравствуй» (в котором мы обычно забываем пожелания здоровья). «Радуйся» остается для нас словом всегда более насыщенным, особенным – осознанным словом о радости, неповторимым приветствием для пречистой Девы Марии и святых Божиих.

Взбранной Воеводе победительная… Эти слова почти все мы привыкли на слух воспринимать как единое целое, поэтому не чувствуем структуру фразы (достаточно простую): (кому?) — Взбранной Воеводе (мы) восписуем (что?) — победительная благодарственная, то есть победную благодарственную песнь, (почему?) — яко избавльшеся от злых: так как избавились от бед. Вот и вся премудрость!

В давние времена праздник Благовещения отмечался в воскресенье, а предшествовало ему молебное пение акафиста, или благодарственной похвалы Пресвятой Богородице, которое происходило накануне в субботу.

Теперь же праздник Похвалы Богородице совершается в субботу на пятой неделе Великого поста. Он был установлен в IX веке за неоднократное избавление Константинополя заступлением Пресвятой Богородицы от нашествия врагов. Сначала он совершался в Константинополе во Влахернском храме, где хранилась чудотворная икона Божией Матери и священные предметы земной Ее жизни — риза и пояс, но позднее вошел в богослужебные книги и стал общим для всей Восточной Церкви.

На службе в этот день читается Акафист Пресвятой Богородице. Впервые он был отслужен ночью во Влахернском храме, после чудесного избавления Константинополя от осаждавшего его неприятельского флота.

По преданию, тот был уничтожен бурей, поднявшейся после того, как патриарх Сергий опустил в море Ризу Пресвятой Богородицы. Тогда благодарный народ, пребывавший во Влахернском храме, возгласил Защитнице града победную песнь: «Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице».

Предполагают, что сам Акафист и эту благодарственную молитву написал дьякон константинопольской церкви Георгий Писидийский. Впоследствии этот первый Акафист Богородице стал основой многих других, посвященных Пресвятой Деве, а песнопение «Взбранной Воеводе», в котором Пресвятую Деву называют «высшей Военноначальицей», имеющей силу непобедимую, освобождающую от всяких бед, стала одной основных молитв Церкви.

Молитва «Взбранное Воеводе» стала не только благодарственной, но и охранительной, и с ней связана история, которая произошла незадолго до Великой Отечественной войны.

Встал, подошел к иконам, перекрестился несколько раз, приложился и опять, как прошлый раз, сказал: «Простите меня Бога ради. Прошу. Гнетет меня прошлое беспрерывно. Тяжело мне».

Больше никогда его не видела, только в 1952 году, была я уже замужем, получила письмо от него на старый адрес: «Спасибо Вам всем. Знаю, страшен я был для Вас, но Вы не отбросили меня, а в одну из самых тяжелых минут поддержали прощением своим. Только Матерь Божия была Вам и мне помощницей и покровительницей. Ей и только Ей обязаны Вы жизнью, а я еще больше — верой, дающей две жизни — человеческую и духовную. Она дала веру и спасла меня на военных дорогах. Спаси и сохрани и Вас Матерь Божия. Наконец-то я живу христианином. Андрей».
Слушайте программу «Свет души» 5 апреля в 8. 30 на Первом национальном канале Белорусского радио.

«Взбранной воеводе победительная»

В 626 году, при императоре Ираклии, войска персидского царя Хазроя вторглись в пределы империи. Персидский воевода Сарвар, не встречая на своем пути серьезного сопротивления, дошел до Халкидона, разрушая все на своем пути. В то же время скифы на ладьях подошли к Константинополю со стороны Черного моря. Жители готовились к обороне, а патриарх Сергий с иконами Богоматери обходил городские стены, прося Ее о заступничестве. Скифы высадились на берег и пошли на приступ в том месте, где находился храм Живоносного источника, однако приступ был отбит.

Но затем захватчики соединились. Персидское войско подошло к стенам Константинополя, а скифские ладьи вошли в залив Золотой Рог и попытались взять город со стороны Влахернского храма. Пока воины отражали удар персов, на море действовали иные силы: разыгралась страшная буря, которая потопила скифские ладьи. В сказании говорится: «Море свирепствовало и бушевало, как дикий зверь, яростно нападало на врагов Богоматери и немилосердно поглощало их». Обрадованные греки перешли в наступление, за врагами гнались даже женщины и дети. Кончилось все тем, что и скифы, и персы отступили с большими потерями.

Читайте так же:  Аким и анна молитва о даровании

Вскоре городу снова понадобилось заступничество Богородицы. При императоре Льве III Исаврийце[168] агаряне повадились грабить Константинополь. Семь лет подряд они подходили на кораблях к городу и опустошали окрестности и, наконец, решили осадить его. Жители Константинополя с иконой Богородицы обходили стены, моля о спасении. Грекам удалось сжечь часть вражеских кораблей, еще часть погибла от разыгравшейся бури. Остальные попытались выйти в Эгейское море, но попали под внезапно налетевший град и затонули. Разгром был полный: из 1800 судов, подошедших к Константинополю, уцелело лишь десять.

В третий раз заступничеством Богородицы Константинополь был спасен от наших соотечественников – гроза пришла со стороны Киева. В середине IX века двое витязей из дружины Рюрика, не получившие в управление городов – Аскольд и Дир, отпросились у своего князя грабить Царьград, как называли в России Константинополь. Для начала они утвердились в Киеве, четыре года копили силы и, наконец, в 866 году им представились и возможность, и повод для нападения.

Отношения между русскими и греками, делившими влияние на константинопольском рынке, всегда были сложными. Идеологию набега сформулировал русский историк Александр Нечволодов: они «могли привести в исполнение заветное желание руссов – отомстить коварным и высокомерным грекам за все обиды и унижения, которые претерпели от них наши предки во время хазарского ига».[169] Повод тоже был – в Константинополе, по ходу торговых взаимоотношений, убили нескольких русских торговцев зерном. А по правде, конечно, шли грабить…

Русские князья собрали двести ладей, посадили на каждую от сорока до шестидесяти человек и пошли на Константинополь. Шли умело и скрытно, так что до самого их появления у городских стен греки и не подозревали о набеге. Императора с войском в городе не было – он ушел в поход против арабов, и столица осталась беззащитной.

Стоял прекрасный летний день, море было абсолютно спокойно. Руссы появились, словно вынырнули из морской пучины. Они разгромили предместья до самых крепостных стен, захватили пристани с кораблями и товарами, а затем окружили город и стали насыпать землю к стенам, готовясь к штурму.

Народ, кроме тех, кто был на стенах, кинулся в храмы. Святитель Фотий произнес подобающую нравоучительную речь: «Не за грехи ли наши все это ниспослано на нас! Не обличение ли это наших беззаконий, не доказывает ли эта кара, что будет суд страшный и неумолимый… И как не терпеть нам страшных бед – вспомните, как греки несправедливо обижали в Царьграде приезжих руссов, когда мы убийственно рассчитались с теми, которые должны были нам что-то малое, ничтожное… Мы получали прощение и не миловали ближнего. Сами обрадованные, всех огорчали, сами прославленные, всех бесчестили, сами сильные и всем довольные, всех обижали, безумствовали, утолстели, разжирели, расширились… Вы теперь плачете, и я с вами плачу. Но слезы наши напрасны. Кого они могут умолить теперь, когда перед нашими глазами мечи врагов…»

Окончив речь, святитель велел взять Ризу Богоматери. Святыню обнесли крестным ходом вокруг городских стен и погрузили в воду. «Вид православного крестного хода, – пишет А. Нечволодов, – с патриархом и духовенством в полном облачении, множество хоругвей, стройное пение и несомая впереди чудотворная риза – все это представило совершенно необычное зрелище для язычников руссов; они настолько были устрашены им, что повсюду, как только видели приближение к себе крестного хода, поспешно бросали работы по ведению приступа и спешили к своим ладьям, после чего оставили город. Так, заступничеством Божией Матери, был чудесно спасен Царьград от полного истребления».[170]

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что и без того добычу руссы взяли богатейшую, а также прославили себя успешным походом и сполна рассчитались за все обиды, как подлинные, так и придуманные. Через два года Аскольд прислал в Константинополь послов, чтобы заключить мир и договориться о правилах торговли. Кроме того, заинтересованный греческой верой, князь попросил просветить его в христианстве, и константинопольский патриарх назначил в Киев епископа. По преданию, когда тот прибыл, Аскольд собрал вече. Киевляне долго слушали греческого проповедника, а потом заявили, что желают увидеть воочию чудо. Например, пусть епископ бросит в огонь Евангелие, а оно останется невредимым. Епископ, помолившись Богу, положил книгу в огонь, и та не сгорела. Многие из видевших это крестились, в том числе и князь Аскольд.

Троекратную помощь Богородицы – против скифов с персами, агарян и руссов – Святая Церковь воспевает в субботу пятой недели Великого поста. Этот акафист начинается с кондака,[171] известного всем:

«Взбранной воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице; но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто неневестная!»

В русском переводе эта молитва звучит так:

«Мы, рабы Твои, Богородица, приносим Тебе песни победные, как помогающей нам в борьбе военачальнице, и благодарственные – как избавленные Тобою от бед. Ты же, имеющая непобедимую силу, освободи нас от всяких бед, дабы мы взывали к Тебе: радуйся, Невеста неневестная».[172]

Окончательно убежденные в заступничестве Богоматери, греки теперь чествовали Ее при своих военных успехах. Одержав победу над скифами, император Иоанн Цимисхий 1 возвращался в Константинополь. Патриарх вместе с народом вышел ему навстречу. Для торжественного въезда императора в столицу была приготовлена колесница, запряженная четырьмя лошадьми. Но император поставил на повозку икону Богоматери, а сам пошел рядом пешком.

Видео (кликните для воспроизведения).

Император Иоанн Комнин, также возвращаясь после победы над скифами, тоже поставил икону на колесницу. Вельможи вели лошадей, а сам император нес крест.

Взбранной воеводе победительная молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here