Скульптура антокольского Ангел молитвы

На данной странице вы найдете детальное описание: скульптура антокольского ангел молитвы - подобранную специально для Вас!

Ангел молитвы — редкий, но утвердившийся во времени сюжет на ангельскую тему. На иконе изображен погруженный в процесс молитвы смиренный ангел с кадилом в руках и с опущенными вниз глазами. На некоторых иконах в образе ангела молитвы представлен сам архангел Селафиил, один из архангелов, почитающийся как молитвенник Божий, всегда молящийся Богу о людях, и людей побуждающий к молитве. Имя Селафиил в переводе с еврейского языка означает — молитва к Богу, молитвенник Божий, побуждающий к молитве. Однако, нельзя утверждать, что на всех иконах «Ангел Молитвы» изображен именно Селафиил. Например, на иконе 19-го века художника Тимофея Неффа в образе ангела изображена Мария Николаевна, дочь Николая I (картина являлась собственностью императора). Можно предположить, что на некоторых иконах изображается просто один из ангелов Христовых, ни с кем из известных нам ликов не отождествляемый.

Никакой официальной информации по этому образу я не нашел, поэтому все вышеизложенное является исключительно результатом опыта и наблюдений автора pravicon.com, и может быть в той или иной степени ошибочным.

Молитва Архангелу Селафиилу о даровании молитвы и о спасении души.

Святый Архангеле Божий Селафииле, даяй молитву молящемуся, научи меня молиться молитвой смиренной, сокрушенной, сосредоточенной и умиленной. О, великий Архангеле Божий Селафииле, ты молиши Бога за людей верующих, умоли Его Благоутробие за меня, грешного, да избавит меня Господь от всех бед и скорбей, и болезней, и от напрасныя смерти, и от муки вечныя, и сподобит меня Господь Царствия Небесного со всеми Святыми во веки. Аминь.

В полночь 27 июня [10 июля] 1888 года оборвалась жизнь 22‒летней фрейлины Татьяны Николаевны Юсуповой (1866‒1888), младшей сестры Зинаиды Николаевны, последней владелицы усадьбы Архангельское.

Танёк, так с нежностью называли молодую княжну в семье, была погребена на сельском кладбище вблизи старинной усадебной церкви Архангела Михаила, давшей селу название «Архангельское». Место выбрано умиротворяюще красивое: с высокого холма над старицей Москвы-реки и зимой, и летом открывается восхитительный вид на заречные просторы.

Заказ на исполнение памятника семья поручила признанному мастеру Марку Матвеевичу Антокольскому (1843-1902).

Работу над ним, судя по письмам к Зинаиде Николаевне Юсуповой, ваятель начал в Петербурге в ноябре 1892 года. Марк Матвеевич писал: «Буду очень и очень рад показать Вам княгиня и князю мои новые наброски… Переделавши мои наброски вижу, что князь был прав, я докончил также и начатый эскиз и к моему [стыду] – удачно, по крайней мере так мне кажется». В следующем письме он благодарил Зинаиду Николаевну за полученные в счет работы 10 тысяч франков.

Антокольский не был в Архангельском, не видел места захоронения Татьяны, и это, безусловно, затрудняло творческие поиски. Юсуповы, вероятно, ознакомили Марка Матвеевича с фотографиями княжны, описаниями местности, сообща обсуждали замысел памятника, искали композиционное решение, изменяя и совершенствуя его. В подготовительном этюде (боцетти) скульптор наметил только общий контур фигуры: не обозначены черты лица, не проработаны складки одежды; крылья, опущенные вниз, велики и невыразительны; у основания нет цветов, но удалось выделить главное – устремленность девушки-ангела вверх.

Современник так описал свое посещение ателье художника в Париже: «Я зашел в соседнюю комнату, где работал Марк Матвеевич. Это была мастерская. На каменном полу лежала кучками мокрая глина, валялся гипс и были разбросаны разные инструменты и технические приспособления. Статуя, еще из глины, не оконченная – М[арк] М[атвеевич] над нею и работал – представляла собою высокую, стройную женщину-ангела с крыльями, стремящуюся в высь (заказ для памятника). Фигура была мало выработана, она поразила меня своей красотой, легкостью и грациозностью. Она целиком тянется вверх с такой стремительностью, что кажется, вот еще миг – и она улетит. М[арк] М[атвеевич] работал нервно, лихорадочно. Он вырабатывал складки платья женщины. Смелой рукой прибавлял он тут и там куски глины, быстро срезывал лишнее, отходил в стороны, бросал внимательный нервный взгляд, опять подходил, снова срезывал, подправлял, сильно нажимал ладонью на мокрую глину, проводил пальцем складку…».

В этом произведении Мастер создал одухотворенный образ героини, передав мрамором состояние грусти, смирения и отрешенности. Лицо девушки обращено к небу, глаза закрыты; она словно молится, слегка приоткрыв губы, прижимая к груди крест. У ног рассыпаны цветы и лежит огромный букет «из роз благоуханных душистей мира и кадил». Крылья, взметнувшиеся за плечами, усиливают иллюзию движения. Кажется, что княжна – ангел, так легко шествующая, через мгновение взойдет на небесную лестницу, по которой Ангелы Божии восходят в рай.

Монумент, установленный зимой 1899 года на могиле Т.Н.Юсуповой на живописном высоком берегу Москвы-реки, был виден со всех сторон. Вековые деревья оттеняли его ясный выразительный силуэт. В апреле 1939 года в целях лучшей сохранности памятник пришлось перенести в более безопасное место. В настоящее время музейный предмет хранится в парковом павильоне «Чайный домик», а на могиле установлена современная копия.

175 лет со дня рождения великого скульптора

Об авторе: Владимир Дмитриевич Соколовский – художественный критик и историк искусства.

Скульптуру «Христос перед лицом народа» Антокольский
исполнил в Риме.
Фото © Государственная Третьяковская галерея

Значительный, но менее известный пласт его творческого наследия составляют произведения на христианскую тему, которая сопровождала мастера на протяжении его творческого пути.

Марк Матвеевич Антокольский родился 2 ноября (21 октября по старому стилю) 1843 года в Вильно в небогатой многодетной семье. Его художественная одаренность проявилась очень рано. В 13 лет он поступил в мастерскую резчика по дереву, где выполнял заказы по изготовлению иконостасов для церквей и в течение двух лет работал по реставрации костела в Могилеве. Однажды юный Марк увидел репродукцию знаменитой картины Ван Дейка «Христос и Богоматерь». Картина так поразила Антокольского, что он выполнил по ней деревянную резную копию – столь прекрасную, что о юном даровании заговорили. И вот в 19 лет он был принят в Петербургскую Академию художеств.

Самые ранние из дошедших до нас произведения Антокольского – барельефы с изображением головы Христа, датированные годом его поступления в академию. В 1874 году, уже окончив академию, Антокольский исполнил в Риме скульптуру «Христос перед судом народа» – по заказу известного мецената и коллекционера Саввы Мамонтова. Сам скульптор так определил свой замысел: «Я Его представляю в тот момент, когда Он стоит перед судом того народа, за который Он пал жертвой. Я выбрал этот момент, во-первых, потому, что здесь и связался узел драмы. Его душевное движение в эту минуту является необыкновенно грандиозным. Действительно, только в эту минуту Он мог сказать (и только Он): «Я им прощаю, потому что они не ведают, что творят». Во-вторых, под судом народа я подразумеваю и теперешний суд… Делайте что хотите, все-таки я убежден, я верю… что истина и любовь восторжествует!» Вот что я хотел, чтобы моя статуя говорила всем, верующим и неверующим».

Читайте так же:  Молитва от остриц

Антокольский неоднократно обращался к образу Христа. Им созданы такие произведения, как горельеф «Последний вздох (Христос на кресте)», подписанный евангельской цитатой «Прости им, ибо не ведают, что творят» (1877); «Христос, идущий по морю» – эскиз неосуществленного маяка (1889); «Христос, желающий обнять всех страждущих» (1889).

Выразительны и созданные скульптором образы святых угодников. Среди них особо выделяется статуя «Христианская мученица («Не от мира сего»)». Эту скульптуру, ставшую собирательным образом мученичества за Христа, мастер выполнил в Париже в 1888 году. Лицо мученицы – хрупкой и прекрасной девушки – обращено к небу, но глаза ее выколоты рукой палача, она полностью отрешена от окружающего земного мира. Но тем ярче ее духовное видение Бога, тем совершеннее духовная свобода, тем чище душа, уподобленная скульптором слетевшимся птицам небесным…

Духовная, сердечная чистота – главное качество еще одного образа, созданного скульптором. Это Нестор-летописец (1890), великий древнерусский историк, канонизированный церковью. Нестор Антокольского – это воплощение мудрости. Перед спокойными, чуть печальными и усталыми глазами Нестора словно проходят бурные события отечественной истории. Но он смотрит на них без осуждения и без восторга, усматривая во всем происходящем промысел Божий.

Творчество Марка Антокольского занимает уникальное место в истории отечественной скульптурной школы. Являясь одним из ее крупнейших представителей, он, как никто другой, сумел воссоздать средствами пластики образы Священного Писания и предания. Сохраняя верность их духу и букве, он окрашивал свои работы ярким личным переживанием, при этом часто поднимаясь до высот подлинно богословских обобщений.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Великий русский скульптор получил признание и общеевропейскую известность благодаря веренице исторических образов, созданных им на протяжении всей творческой жизни. Его работы можно увидеть не только в музеях и на улицах городов России, но и в самых богатых собраниях Великобритании, Франции, Германии.

Пожалуй, самая известная работа мастера, выполненная по заказу императора Александра Николаевича, скульптура Ивана Грозного (Русский музей, Петербург). Антокольскому удалось передать многогранный и противоречивый характер русского царя. Перед зрителем грозный правитель предстает в монашеском одеянии, с книгой на коленях, четками в руке. Взгляд его сосредоточен и угрюм. Скульптор создал скульптуру, передающую особое состояние Грозного, момент, когда период покаяния сменяется периодом государственной деятельности, жестокой, решительной, бескомпромиссной. Еще мгновение — и правитель резко встанет и отправится вершить «государевы дела».

Несмотря на то, что работа мастера понравилась заказчику, долгое время эту работу не выставляли для публики. Одну из копий этой скульптуры приобрел Кенсингтонский музей. Впервые произведение русского скульптора заинтересовала западных коллекционеров.

Не менее известна скульптура «Христос перед судом народа» (Третьяковская галерея, Москва), в которой автор попытался ответить на многочисленные нравственные вопросы своего времени. Спаситель предстает перед нами со связанными руками. Он подавлен, но на его лице нет ни тени сомнения в избранном пути. Перед нами мужественный и несгибаемый человек, покорно принимающий все страдания и гонения.

Нервный, тонкий, ироничный «Мефистофель» (Третьяковская галерея) не имеет ничего общего с образами, созданными Гете или Булгакова. Мастер и в этом возрасте разглядел противоречия и трагизм. Не имея возможности ничего создать, призванный лишь разрушать, падший ангел вынужденно отдаляется от Света и погружается во Тьму. Осознание своей участи и противоречия — вот, что удалось изобразить автору.

Покоем и умиротворением веет от скульптуры «Нестор-летописец» (Русский музей). Монах, создатель летописи, являющейся важнейшим русским историческим источником, весь погружен в работу. Он созерцатель, фиксирующий происходящее, описывающий прошлое. Образ полон благообразия и увлечения писательским трудом. Герой словно осознает всю важность своей работы для потомков, а потому и относится к ней трепетно, благоговейно.

Несомненной удачей автора можно считать работу «Смерть Сократа» (Русский музей). Мастера восхищает мужество философа, умевшего прожить прекрасную жизнь, а также сумевшего мужественно встретить смерть, и предпочесть гибель отказу от своих убеждений. Чаша с цикутой, выпавшая из рук героя, очень яркая и емкая деталь, драматизирующая сюжет, раскрывающая трагизм ситуации.

Марк Матвеевич Антокольский (1843-1902) Иван Грозный, 1875, Мрамор. Государственная Третьяковская галерея. Москва

В начале 1870-х Антокольский создал одно из самых значительных своих произведений, ставшее вершиной творчества мастера и принесшее ему известность. Через личность Ивана Грозного скульптор стремился проникнуть в существо тех трагических противоречий, которые характеризовали сложную и жестокую эпоху русского самодержца. Принципиальное новшество трактовки и подчеркнутый реализм изображения проявились в том, что главный акцент перенесен на психологическую характеристику образа «мучителя и мученика»

Не только страшные муки совести определяют его внутреннее состояние, но и накипающая злоба, жажда мщения, гнев и неиссякаемая сила духа. Все это отражено в выражении лица первого русского царя, в жесте руки, вонзившей посох, в соединении несоединимого — поминального синодика и трона, монашеского одеяния и неукротимости страстей. Замкнутая композиция с элементами асимметрии отражают сосредоточенность образа и его внутреннюю борьбу

«Иван Грозный» выполнен с чрезвычайным искусством и вниманием к деталям. Он сидит на высоком троне, с плеч его спадает мягкая царская шуба, и у ног его, фактически, лежит вся страна, послушно ждущая каждого его слова. Однако он вовсе не испытывает радости от такого внимания к себе. Власть не радует его. По всей позе его видно, насколько он напряжен. Спина прямая, голова чуть склонена, правая рука сжимает подлокотник трона, левая комкает одежду на груди, у сердца.

Забытая книга грозит сползти с колен. Это и страх перед возможной изменой, и чрезмерно тяжелый груз власти, и подступающая старость, ведущая на поводках множество болезней. Это и жажда власти, и страх перед будущим – власть выворачивается из рук, удержать её все сложнее, а передавать ещё рано, время не пришло, страна, как норовистый конь, скинет нового седока. Здесь же и раскаяние, и тяжелые мысли.

На своем веку Грозный совершил немало неприглядного, в чем стоило бы раскаяться, и оттого так тяжело, так упрямо клонится его (наверняка седая) голова – не привык признавать за собой ошибки, не привык каяться, не привык просить у кого-то прощения. И хотя в душе что-то скребется, на это он отвечает зло, сурово, отвергая самую возможность покаяния.

Читайте так же:  Утренние молитвы в церкви

Книга у него на руках, с закладкой – простой намек. Именно при Грозном началась история книгопечатания.

ОТЗЫВЫ.
Профессора Академии встретили работу молодого скульптора в штыки. И отказались её рассматривать, как вещь далёкую от общепринятых канонов и, в силу этого, ни на что не похожую.

Статую увидела Великая княгиня Мария Николаевна, покровительствовавшая Академии художеств. Она пришла в неописуемый восторг. Своими впечатлениями княгиня поделилась с Александром II. Императору статуя Ивана Грозного понравилась. И он приобрел её для Эрмитажа за огромную по тем временам сумму — 8 тысяч рублей.Тогда же гипсовая копия с «Ивана Грозного» была приобретена Кенсингтонским музеем в Лондоне.

Оценка императора вызвала нешуточную панику среди преподавателей академии. Противоречить вкусам сильных мира того, тогда, как впрочем, и сейчас, было не принято и, соответственно, чревато. Незамедлительно нелицеприятные оценки уступили место славословию и наградам. Совет Академии присудил Антокольскому высшую награду — звание академика. Появились восторженные отзывы в прессе.

Толпы народа осаждали Академию, где выставили скульптуру. Восторженные строки посвятили автору И.С. Тургенев и В.В. Стасов. Их статьи «Санкт-Петербургских Ведомостях» (1871 год, № 44 и 50) сделали имя Антокольского популярным в России.

О нем заговорили как о мастере, явившемся в русское искусство «с таким необычайным почином, который есть следствие не одного только крупного таланта, но гораздо еще более, выражением крупной души и своеобразнейшей мысли». Лишенная канонической риторики, скульптура «Иван Грозный» по-настоящему драматична реалистической передачей «духа могучего, перед которым трепетала вся русская земля».

Скульптура открыла новую страницу в истории русской станковой пластики, в которой, по словам Стасова, был представлен «первый живой человек и первое живое чувство».
«Иван Грозный» стал первой работой русского мастера, попавшей в коллекцию зарубежного музея.Повторения: гипс – Кенсингтонский музей (Лондон); мрамор (вариант) – ГТГ; бронза – Музей истории религии и атеизма; в уменьшенном размере: мрамор – Иркутский художественный музей; терракота – Музей истории УзССР; гипс тонированный – Николаевский художественный музей и др.
За эту статую в 1871 М. Антокольский получил звание академика.

Вы используете устаревший браузер.
Пожалуйста, обновите его.

Объективно крупнейшим скульптором второй половины XIX века признан М.М. Антокольский. Получив профессиональное образование в Вильно (Вильнюс) у резчиков по дереву, освоив навыки резьбы по кости, он отправился в Петербург и с 1862 года начал обучаться в скульптурном классе Императорской Академии художеств. Статуя «Иван Грозный» стала этапным произведением в творческой биографии Антокольского, за неё он был удостоен в 1871 году звания академика.

Семь лет скульптор жил и работал в Риме, в годы пребывания в Италии были созданы знаменитые произведения «Петр I», «Христос перед судом народа», «Смерть Сократа», ряд портретов современников, в числе которых художественный критик В.В. Стасов и врач С.П. Боткин.

Летом 1878 года скульптор принимал активное участие в устройстве экспозиции произведений российских художников на Всемирной Парижской выставке. Определяющей темой парижского периода его творчества являлась борьба за утверждение моральных принципов и идеалов. Эта тема воплотилась в таких произведениях, как «Спиноза» и «Мефистофель».

Лучшие статуи скульптора и крупнейшая коллекция его произведений, включающая 60 работ, хранится в Русском музее.

Вход свободный. Количество мест ограничено.

Запись по телефону (812) 380-82-00 или заполнив электронную форму.

Прямая трансляция лекций осуществляется на сайте www.npvrm.ru при поддержке НП «Виртуальный Русский музей». Во время трансляции вы можете задавать вопросы лектору в прямом эфире через чат.

Также лекции транслируются на официальном канале портала «КУЛЬТУРА.РФ» в социальной сети «Одноклассники».

Кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник Русского музея, профессор Гос. академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, член Союза художников РФ, ИКОМ, АИС. За энциклопедию «Скульптура и скульпторы Санкт-Петербурга. 1703-2007» награждена Золотой медалью РАХ

Вы используете устаревший браузер.
Пожалуйста, обновите его.

1842, Вильно – 1902, Бад-Хомбург-фор-дер-Хёэ, Германия

Обучался в Императорской Академии художеств в качестве вольнослушателя у Н. С. Пименова и И. И. Реймерса (1862-1870). В 1871 получил звание академика за статую «Иван Грозный» (гипс, Кенсингтонский музей, Лондон). Жил в Италии (1871-1877) и Франции (1877-1902), ежегодно приезжая в Россию. На Всемирной выставке в Париже был награжден золотой медалью и орденом Почетного легиона (1878). С 1880 – профессор, с 1893 – действительный член Императорской Академии художеств, а также почетный член Парижской, Берлинской и Урбинской Академий художеств. Среди наиболее известных произведений, хранящихся в Русском музее – статуи «Иван Грозный» (1871, бронза), «Христос перед судом народа» (1878, бронза), «Спиноза» (1882, мрамор), «Мефистофель» (1883, мрамор), «Ермак» (1891, бронза); портреты С.П. Боткина (1874, мрамор), И. С. Тургенева (1880, гипс), императрицы Марии Федоровны (1887, мрамор), императора Николая II и императрицы Александры Федоровны (оба – 1896, мрамор). Созданные по его моделям монументы Петру I были установлены в Петергофе, Петербурге, Таганроге, Архангельске.

Вы используете устаревший браузер.
Пожалуйста, обновите его.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Пост. в 1897 году из Эрмитажа

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

  • Экспонирование Михайловский дворец, Зал 32Открыть панораму зала в виртуальном туре
  • Период Вторая половина XIX века
  • Категория Аллегория
  • Ключевые слова Обнаженная натура | литературные герои Поделиться

    АНТОКОЛЬСКИЙ МАРК (МОРДЕХАЙ) МАТВЕЕВИЧ (1843 — 1902).

    ИЗ МАТЕРИАЛОВ ВАЛЕРИЯ КОЙФМАНА

    В Академии художеств евреи-студенты появились позднее, чем в других учебных заведениях. Появление в русском искусстве евреев было с радостью встречено Влалимиром Васильевичем Стасовым, выдающимся русским критиком.

    Стасов отмечал: «Нет искусства без национальности… Еврейское племя так талантливо, так многоспособно, что только вы снимаете с этих людей путы, и они тотчас же несутся с неудержимой, порывистой силой и вносят свежие, горячие элементы в массу европейского гения, знания и творчества…
    Не будь евреев на свете, будь они вычеркнуты из всемирной истории, не только древней, но и новейшей – всеобщий уровень понизился бы, Бог знает на сколько процентов, и весь мир носил бы совершенно другую физиономию».

    Стасов призывал художников-евреев создавать искусство национальное, обратиться к изображению жизни своего народа.
    Стасовское нравственное предписание о служении искусства народу для художника-еврея обретало совершенно определенную направленность — «служение» своему собственному народу. Такая точка зрения на задачи «национального искусства» с конца XIX века доминирует в еврейском художественном сознании в той или иной форме вплоть до наших дней.
    Следование этим задачам, обращение к «еврейской теме», самоидентификация в качестве «еврейского» художника — означало выбор вполне определенной позиции, требовавшей в конкретных условиях России рубежа веков известного национального и гражданского мужества. Эта позиция тогда не находила полной поддержки и у еврейской интеллигентской элиты, что отмечали и сами художники.

    Одним из первых студентов-евреев Императорской Академии Художеств (ИАХ), первым скульптором-евреем, который, благодаря своему таланту, приобрел известность в России и завоевал поистине мировую славу, был АНТОКОЛЬСКИЙ МАРК (МОРДЕХАЙ) МАТВЕЕВИЧ (1843 — 1902)..
    Как известно советская власть не акцентировала внимание на том, что этот великий русский скульптор — еврей, но, как говорится, «шила в мешке не утаишь».

    Родился Марк Антокольский 21 октября (2 ноября) 1843 года в Вильне. Фамилия происходит от названия пригорода Антоколь (Antakalnis, ныне один из районов города).
    Его родители были людьми необразованными, небогатыми и очень религиозными. Марк был младшим, седьмым ребенком в семье. Отец содержал питейное заведение и чайную.
    При устройстве чайной маляр раскрасил синими листьями печь, где был вделан котел. Маляр ушел, а Моте (так звали Антокольского дома), когда отца не было дома, нарисовал на печи водовоза с лошадью и водовозкой. Поразительно живо и хорошо было нарисовано, особенно – как из бочки, сверху, из дыры, заткнутой тряпками, выплескивается вода и разлетается брызгами. Когда пришел отец и увидел эту картину, он затопал ногами, закричал, что Моте все испортил и стал его бить.

    Ребенком Марк учился в хедере. Часто в полутёмном чулане корчмы черноглазый, кудрявый Мотеле лепит из глины, вырезает из дерева и камня маленькие фигурки.
    Отец запрещал ему этим заниматься и строго наказывал.
    По настоянию матери, сочувствующей увлечению сына, его отдают учеником к резчику по дереву. Марк не ограничивался изготовлением деталей для мебели, а продолжал вырезать свои фигурки.

    Марк редко вспоминал о тяжёлом детстве и даже никогда не отмечал свой день рождения. Впоследствии он писал: «Я был нелюбимый ребенок. Мне доставалось от всех. Кто хотел — бил меня». Только мать его защищала и любила.

    Свою мать Антокольский очень любил: «Она умница и добрая, даром, что нигде не училась, не умеет писать, но думает и рассуждает необыкновенно хорошо. Эта женщина вышла замуж, когда ей было 15 лет, вела жизнь каторжную, имея семерых детей, жила для других. Как такую женщину не любить и не уважать?».

    Однажды, в мастерскую пришли жена купца-еврея Апатова с дочкой. Им очень понравились работы молодого подмастерья, а дочке — сам красавец-юноша. Возникла любовь, но богатый купец и слышать не хотел о такой партии для дочери. Девушка долго ждала своего любимого, и через много лет они стали мужем и женой.
    Как только Марк приобрел известность, он потребовал, чтобы отец закрыл свое заведение. Позже Марк пристроил отца управляющим в доме, который он получил в приданое. Умер отец при ремонте дома от несчастного случая: он упал с лесов и разбился.
    Увидев однажды репродукцию Ван Дейка «Христос и Богоматерь», Марк повторил ее, вырезав фигуры из дерева. Его работа стала известна в городе. О талантливом подмастерье узнала жена виленского генерал-губернатора – Анастасия Александровна Назимова, известная покровительница искусств. Ей удалось добиться согласия родителей Антокольского на переезд сына в Петербург.

    На следующий год новая композиция «Скупой, считающий деньги». За неё он получает Большую серебряную медаль и ежемесячную царскую стипендию. Это также небольшой горельеф.
    В окне скупой, внимательно пересчитывающий деньги. Он настолько увлечён своим занятием, что не видит ничего вокруг. Горельеф выполнен филигранно. Искусно вырезана рама окна из дерева и фигура скупого из слоновой кости.

    Начинается его дружба с РЕПИНЫМ, который вспоминал об их первом знакомстве: «На другой день в классе появился некий, как мне показалось, иностранец.
    Брюнет, с вьющимися волосами и бородкой, с проницательными чёрными быстрыми глазами. Мне очень хотелось посмотреть поближе его работу, но я боялся помешать. Он подошёл и заговорил. Сначала я едва понимал его ломаный язык и едва мог сдержать улыбку от коверканных им слов.
    Однако он говорил так внушительно, и смысл его слов был так умён и серьёзен, что я с уважением стал вникать. Моё уважение к нему возросло ещё более, когда я посмотрел вблизи его работу. . Интересно поговорить с этим умным евреем.
    -Как вы смотрите на религиозное отношение евреев к пластическим искусствам?- спросил я однажды его.
    — Я, надеюсь, что моё еврейство нисколько не помешает мне заниматься моим искусством, даже служить я могу им для блага моего народа! Он принял гордую осанку и с большой решимостью во взгляде продолжал: «Я еврей и останусь им навсегда!».

    Марку исполнилось 23 года. Наступил период осмысления своего места в искусстве.
    В это время он создает «Спор о Талмуде». Товарищи-художники приветствовали эту работу, как задуманную оригинально и своеобразно исполненную. В. Стасов писал: «Антокольакий пробовал здесь и тематически и со стороны чисто художественной нечто совершенно новое и небывалое». Это новое, «небывалое» навлекло на Антокольского гнев профессоров Академии; за эту работу, поставленную на экзамене, он стал терпеть притеснения в Академии; он должен был искать приюта в другой академии.

    В 1868 г. он уехал в Берлин; но там он вскоре еще более разочаровался в режиме Прусской академии и потому возвратился в Петербург.

    В марте 1871 г. статуя была выставлена на всеобщее обозрение в зале Академии художеств; в следующем году — на 1 Передвижной выставке в Москве.
    В 1872 г. по Высочайшему заказу статуя была отлита в бронзе для Музея Императора Александра III; в 1875 г. для Третьяковской галереи был создан мраморный вариант. После Международной выставки в Лондоне в 1872 году гипсовый слепок с нее был заказан для Кенсингтонского музея (Кенсингтонский дворец — музей и одновременно жилище младших членов королевской семьи).


    Васнецов. ПОРТРЕТ МАРКА МАТВЕЕВИЧА АНТОКОЛЬСКОГО. 1884 .

    Выдающийся скульптор М.М. Антокольский (настоящее имя – Мордух Матысович) родился 21 октября (2 ноября) 1843 года в Вильно (Вильнюс) в бедной еврейской семье. Его фамилия происходит от названия пригорода Антоколь (Antakalnis, ныне один из районов города).

    Марк был младшим, седьмым ребенком в семье. Его родители содержали в Вильне небольшой трактир, но были людьми небогатыми и очень религиозными.


    Илья Репин. Портрет Марка Антокольского (после утренней молитвы)

    Значительную роль в судьбе скульптора сыграла великая княгиня Мария Николаевна, покровительствовавшая Академии Художеств. Она пришла в восторг от скульптуры и рассказала о работе молодого художника своему брату, императору Александру II. Император лично посетил мастерскую Антокольского. Статуя произвела на царя огромное впечатление, и он приобрел ее для Эрмитажа за 8 тысяч рублей (по тем временам – огромная сумма). Тогда же гипсовая копия с «Ивана Грозного» была приобретена Кенсингтонским музеем в Лондоне.

    В 1909 году, в связи с 200-летием Полтавской победы, в Санкт-Петербурге были установлены две бронзовые скульптуры императора Петра I. Одна из них принадлежала лейб-гвардии Преображенскому полку и находилась на ул. Кирочной, 37, напротив Преображенских казарм. Вторая скульптура была установлена в лейб-гвардии Гренадерском полку у Сампсониевской церкви (пересечение Большого и Малого Сампсониевских проспектов). Для памятника решили воспользоваться готовой скульптурой работы М.М. Антокольского, оригинал которой находился в Петергофе. В конкурсе на пьедестал наиболее удачным признали проект Н.Е. Лансере. Размер памятника выбрали равным петергофской модели, выполнен он был в Париже, в мастерской Антокольского, его племянником. На бронзовой доске пьедестала надпись: «Петру Великому», ниже слова самого императора: «А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы только Россия».

    В 1920 году статуя была сброшена с постамента, а на её месте сооружён обелиск жертвам интервенции. До 1933 года статуя лежала на берегу, после чего была перемещена в фонды краеведческого музея.

    В 1948 году памятник воссоздан на нынешнем месте, примерно в 150 м севернее прежнего (занятого обелиском). Взят под охрану как памятник федерального значения.

    В Париже Антокольский вел исключительно замкнутый образ жизни. Он был очень скромен, не стремился привлечь внимание к своему творчеству. За годы пребывания во Франции Антокольский не организовал там ни одной персональной выставки. Зато в Петербурге в 1893 году в Академии художеств была развернута невиданная ранее по объему персональная выставка произведений Антокольского. Но многие его работы остались непонятыми; подвергался он также откровенным нападкам недоброжелателей, выступавших в прессе. Несмотря на поддержку В.Стасова, скульптор тяжело переживает все это и в гнетущем состоянии покидает Петербург.

    ПОРТРЕТ МАРКА МАТВЕЕВИЧА АНТОКОЛЬСКОГО. 1897
    Автор: Илья Яковлевич Гинцбург – русский скульптор, ученик М.М. Антокольского

    Двадцать семь лет прожил он вдали от родины, лишь изредка приезжая в Россию, но остался истинно русским художником, до конца своих дней сохранившим преданность отечеству. «Вся душа моя принадлежит той стране, где я родился и с которой свыкся. На севере сердце мое бьется сильнее. Я глубже там дышу и более чуток ко всему, что там происходит. Вот почему, что бы я ни сделал, будет всегда результатом тех задушевных впечатлений, которыми матушка-Русь вскормила меня», — писал Антокольский В.В. Стасову.


    Творчество Марка Матвеевича Антокольского, крупнейшего мастера русской скульптурной школы второй половины XIX века – яркая страница в истории отечественного искусства. Созданные им произведения вошли в сокровищницу мировой художественной культуры.
    Великие люди близки к сумасшествию. Только из натянутой струны мы можем извлекать чудные, гармоничные звуки, но вместе с тем, ежечасно, ежеминутно рискуем, что струна порвется.

    Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

    Марк Матвеевич Антокольский

    Имя при рождении Мордух Матысович Антокольский
    Дата рождения 2 ноября 1843 года
    Место рождения Вильно
    Дата смерти 9 июля 1902 года
    Место смерти Бад-Хомбург-фор-дер-Хёэ, Германия
    Жанр скульптура
    Учёба Императорская Академия художеств
    Стиль академизм

    Марк Антокольский — скульптор [1] .

    Родом из многодетной бедной семьи, получил традиционное воспитание в хедере:

    Я не был балован никем, я был нелюбимый ребенок, мне доставалось от всех, кто хотел — бил меня, а ласкать меня никто не ласкал… Рисовал по ночам; моя страсть не была понятна родителям, и они не только ее не поощряли, но жестоко преследовали ее.

    Лишь волею случая, как пишет Википедия, ему удалось в 1862 году поступить в ИАХ в СПб:

    Ещё мальчиком Антокольский рисовал везде, где только мог, — на столе, на стенах. Родители относились к этому его увлечению резко негативно. Но когда сын подрос, отдали его в обучение резчику по дереву. О талантливом подмастерье узнала жена виленского генерал-губернатора В. И. Назимова — известная покровительница искусств А. А. Назимова. Благодаря её ходатайству будущего великого скульптора приняли в Академию художеств (ему было дозволено посещать вольнослушателем скульптурный класс).

    В 1864 году получил 2-ю серебряную медаль за горельеф «Еврей-портной», а в 1865 году — 1-ю серебряную медаль и стипендию за вырезанного из слоновой кости и дерева «Скупого».

    В ходе учёбы не только выучил русский (его родным языком был идиш), но и увлёкся русской историей и литературой, что отразилось на его творчестве, хотя и проявлял интерес и к еврейской культуре, что отражалось на таких его творениях, как «Спор о Талмуде», «Натан Мудрый», «Поцелуй Иуды Искариота», «Спиноза» и «Нападение инквизиции на евреев».

    Недолгое время пробыл в Берлинской академии.

    21 февраля 1871 года стал академиком за статую «Иван Грозный».

    В 1893 году, при усилении реакции и подвергнутый острой критике со стороны юдофобов, был вынужден покинуть страну и переехать в Париж (хотя умер уже в Германской империи), где узнал, что его любимая статуя «Не от мира сего» при спуске с лестницы разбилась (её затем склеили). Впрочем, 29 декабря 1896 года стал действительным статским советником.

    Р аботы Марка Антокольского — неоднозначные и новаторские для своего времени — критика принимала не всегда. Однако скульптор не сдавался: он участвовал в конкурсах и выставках, обращался к разным сюжетам и ездил за границу искать вдохновения и свободу самовыражения. Антокольский стал известен еще до 30 лет, когда скульптуру его авторства купил для Эрмитажа Александр II.

    Марк Антокольский родился 2 ноября 1843 года в Вильне (сегодня — Вильнюс) в многодетной еврейской семье. Его родители держали небольшой трактир на одной из центральных улиц города, но денег в семье все равно было недостаточно. Кроме Марка у Антокольских было еще шестеро детей — он был самым младшим.

    Желание рисовать появилось у Марка Антокольского еще в детстве. За первый художественный опыт — мальчик разрисовал отцовскую, только что побеленную печь — его наказали, да и в целом родители не поощряли увлечение сына. В своей автобиографии скульптор писал: «Детство мое слишком мрачно, да так мрачно, что я с содроганием вспоминаю, а писать мне о нем тяжело. Я был нелюбимым ребенком, и мне доставалось от всех».

    Когда Антокольский подрос, его отдали подмастерьем к резчику по дереву. Однажды его работы увидела жена виленского генерал-губернатора Анастасия Назимова. Благодаря ее протекции, Марка Антокольского взяли в Академию художеств — в 1862 году он стал вольнослушателем в классах по скульптуре.

    Во время учебы в Академии он сблизился с Иваном Крамским, Владимиром Стасовым, Модестом Мусоргским. Тогда же подружился и с Ильей Репиным, который оказал большое влияние на юного скульптора. В 1864 году Марк Антокольский получил вторую серебряную медаль за горельеф из дерева «Еврей-портной», а еще через год — за «Скупого» из слоновой кости. В 1868 году Антокольский закончил работу, над которой трудился в течение шести лет, — восковую композицию «Нападение инквизиции на евреев». Этим горельефом Антокольский показал, как можно перенести действие из открытого пространства в замкнутое — до него такое было возможно только в живописи.

    Эскиз композиции, выставленный на очередном экзамене, руководство Академии не одобрило — слишком смело. Он стал опасаться провала на выпускном экзамене. Чтобы его не отчислили, Антокольский в 1868 году отправился в Берлин.

    «Даль всегда заманчива… Мое воображение сильно работало: мне казалось, что там все такие ученые, так хорошо понимают искусство. О, там не дадут мне упасть», — писал Антокольский. В столице Германии он полгода занимался под руководством немецкого скульптора Рейнгольда Бегаса. Однако в берлинской Академии Марк Антокольский разочаровался: здесь так же, как и в Петербурге, царил академизм. Свободу самовыражения, которую он хотел найти за границей, сдерживали рамки негласных правил. В ноябре 1868 году Антокольский вернулся обратно в Россию.

    Однако Марк Антокольский все-таки решил принять участие в конкурсе Академии. Он создал статую Иоанна Грозного. Автору предоставили скульптурные классы, но вскоре ему пришлось менять помещение: из канцелярии Академии пришел приказ немедленно освободить мастерскую. Антокольский переезжал на другой этаж, и, чтобы перенести глиняную фигуру, ее пришлось разрезать на части. На ноябрьскую выставку скульптор не попал: он успел закончить работу только в феврале 1871 года. Зато Антокольский пригласил в мастерскую великую княгиню Марию Николаевну — президента Академии. Фигура царя так понравилась ей, что по ее просьбе мастерскую посетил сам император Александр II. Он же и приобрел бронзовую статую для Эрмитажа за 8000 рублей — по тем временам это были очень большие деньги. Через четыре дня после визита императора Антокольскому присвоили звание академика.

    «Я заснул бедным, встал богатым. Вчера был неизвестным, сегодня стал модным», — вспоминал скульптор. В это время он познакомился с Иваном Тургеневым, Константином Кавелиным, Сергеем Боткиным и другими. Вскоре его имя стало известно и за границей: гипсовую копию «Иоанна Грозного» приобрел Кенсингтонский музей.

    В апреле 1872 года Антокольский отправился в Италию. В Риме он создал второе свое крупное произведение — статую «Петр Первый». Замысел родился еще в Петербурге, во время работы над скульптурой Грозного. Автор писал: «Мне хотелось олицетворить две совершенно противоположные черты русской истории. Мне казалось, что эти, столь чуждые один другому, образы в истории дополняют друг друга и составляют нечто цельное».

    Впервые готовую работу увидели посетители Всероссийской политехнической выставки в Москве. Критики не оценили статую, и ее вернули автору в Рим. А через пять лет после ее создания, в 1878 году, бронзовую версию «Петра Первого» показали на Всемирной выставке в Париже — и это был успех. По указу российского правительства скульптуру установили в Петергофе перед любимым дворцом Петра I Монплезир, а позже на ее основе были созданы памятники царю в Таганроге и Архангельске.

    В 1874 году Антокольский приступил к работе над статуями «Христос перед судом народа» и «Смерть Сократа». В фигуре Христа Антокольский стремился показать его «восставшим за правду, за братство, за свободу». Его образ Антокольский трактовал с позиции человека: бытовые детали — хитон, восточная шапочка, сандалии — разрушили традиционный облик Христа. К этому психологическому образу потом обратились художники Иван Крамской, Николай Ге, Василий Поленов.

    В 1876 году Антокольский перебрался в Париж, где прожил почти безвыездно до конца жизни. В Рим он возвращался, только чтобы завершить скульптуру «Сократ», создать надгробный памятник княгини Марии Оболенской, барельеф «Безвозвратная потеря» и другие работы. В 1878 году в Париже на Всемирной выставке ему присудили высшую награду и орден Почетного легиона. Вскоре Антокольского избрали почетным членом Венской, Берлинской, Лондонской академий. В 1880 году в Петербурге скульптору присвоили звание профессора.

    Парижская жизнь кипела. Антокольский вместе с Иваном Тургеневым и Алексеем Боголюбовым образовал «Художественный кружок». В этом же году он вылепил горельеф «Иоанн Креститель», а 1879 году приступил к статуе «Мефистофель».

    В 80-е годы XIX века Марк Антокольский снова обратился к темам русской истории. В 1889 году он закончил скульптуру «Нестор-летописец», и почти одновременно с ней — бронзовую статую «Ермак» и горельеф «Ярослав Мудрый».

    Под конец жизни Марк Антокольский из-за финансовой нужды был вынужден распродать на аукционе в Париже всю свою коллекцию антикварных вещей и часть собственных произведений. Умер он в Гамбурге в 1902 году (по другим версиям во Франкфурте-на-Майне). Похоронили скульптора на Преображенском еврейском кладбище в Петербурге.

    Скульптура антокольского Ангел молитвы
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here