Священник андрей ткачев о молитве

На данной странице вы найдете детальное описание: священник андрей ткачев о молитве - подобранную специально для Вас!

Итак, мы сказали, что пост без молитвы не имеет смысла, это может быть даже путь, чтобы стать нечистым духом: смирения нет, ближних не простил, ни с кем не помирился, никого не любишь, только сам себя одного любишь и постишься — это демон, он не ест и только себя любит. Но молитва без поста — она полезней. А уж молитва с постом — это вообще красота, это обоюдоострый меч.

Древняя пословица говорит, что молитва места не ищет. Молиться можно везде: перед операцией, на одре болезни, уже с маской хлороформа на лице можно Бога поминать, засыпая перед ножом; можно молиться Богу в троллейбусе, трамвае, на эскалаторе метро, в кресле зубоврачебного техника; можно молиться Богу с лопатой или тряпкой в руках. Чем бы ни занимался человек, он может молиться Богу: молитва места не ищет, и времени тоже.

Есть в Евангелии заповедь такая интересная: «Молитесь Господину жатвы, да изведет делателей на жатву Свою». — Вот мы, христиане, традиционно робщем, бунтуем, бормочем: «Вот пастыри плохие, пастыри плохие…» А вы хоть раз молились за пастырей, чтобы они были хорошие? Вот так: со слезами, с поклонами, на коленях перед Богом, ночью. Если нет, тогда молчите. Если вы молились об этом много раз, тогда можете критиковать пастырей, Бог вам позволит, у вас совесть чистая. А если вы ни разу об этом не молились, тогда молчите.

Потом… Каждую секунду кто-то в мире умирает. У Достоевского в романе «Братья Карамазовы» есть слова старца Зосимы, который говорит, что когда захочешь помолиться Богу, но не знаешь о ком, помолись так: «Господи, упокой тех, которые сию секунду перед Тобой предстали». Потому что каждую секунду перед Богом кто-нибудь предстаёт. Брошенные, никому не нужные люди предстают перед Богом каждую секунду. Даже и любимые, даже окружённые детьми, родственниками, врачами и сиделками — всё равно, по сути, умирать нужно в одиночестве. И вот они предстают перед Богом, и какая-то душа за них помолится — это великое Таинство любви.

Каждую секунду в мире какая-то женщина рожает, каждую секунду кто-то в мире терпит страх или боль или опасность. Вообще, молитва согревает мир, и мысль о том, кто, как, где живёт, и кто чего сейчас где терпит — она движет сердце на сострадание и на усердный вопль к Создавшему нас. Поэтому Литургия, которую мы приносим Богу по субботам и воскресеньям Великого поста, а кроме поста — в каждый день, приносится Богу о всех и за вся. О всех и за вся, без изъятия. Сердце человеческое должно идти по пути Литургии к тому, чтобы понимать и чувствовать всех и вся, и любить всех и вся, и переживать о всех и за вся. Одному отдельному человеку, конечно, это невместимо и выше ума. Но всем вместе, всей полноте Церкви, это довольно вместимо, это, в общем-то, задача Церкви. Поэтому давайте думать об этом, христиане. И когда будете молиться о себе самом — грешном эгоисте, мелком беззаконнике, то расширяйте своё сердце как надутый шарик и включайте в область своих переживаний других людей, которые вам известны или неизвестны.

В чем вселенский духовный смысл молитвы человека к Богу? Чем начинать и чем заканчивать наши молитвы? С какими чувствами не должно предстоять Богу?

Здравствуйте, дорогие братия и сестры. Блаженной памяти почивший Сербский Патриарх Павел говорил такие простые слова: «Птица потому и птица, что летает. И цветок потому и цветок, что пахнет и цветет. А человек потому и человек, что он молится». Молитва – это родовой признак человека. Во всем остальном человек похож на животных: это млекопитающее, живородящее, двуногое, без перьев – так бы его могли определить в курсе биологии.

Молитва – это признак человека. Человек потому и человек, что он молится

Мы рожаем живое потомство, как, например, кошка и собака, дельфин или слон. Мамы наши кормят детенышей своих молоком, как корова теленка кормит, как слониха слоненка кормит. И мы переживаем о детях своих, сбиваемся в стадо человеческое, в социум, храним семью, как, допустим, лебеди или те же самые дельфины, или мартышки, или волки. У нас есть сигнальная система, благодаря которой мы коммуницируем с такими же, как мы. И во всем остальном мы такие же животные на самом деле. А чем же мы по-настоящему отличаемся от животного мира? По мне, только одним: тем, что мы молимся. Молитва – это признак человека. Птица потому птица, что летает; цветок потому цветок, что растет и пахнет, а человек потому человек, что он молится.

Давайте кратко поговорим о молитве. Это великое искусство, это наука из наук и искусство из искусств. Всю жизнь нужно учиться молитве. Иногда человек проводит долгие десятилетия в попытках научиться призывать имя Господа внимательно и со страхом и благоговением. Иногда Божиим сверлом сердце просверливается, и оттуда бьет фонтан молитвы, как это было, например, у тонущего Петра, когда не было времени и возможности книжку взять в руки, встать на колени, лампаду зажечь, – тонет человек, и он кричит: «Спаси меня, погибаю!» Это молитва погибающего человека. Вот и разбойник на кресте молился: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем!» Или мытарь в храме, биющий себя в грудь: «Боже, милостив буди мне, грешному». Это все краткие молитвы, которые вырываются из человека протуберанцами такими, как гейзер, как горячий кипяток, бьющий из недр человеческой души. Просьба к Богу такая.

Но лучше не ждать беды, чтобы беда заставила нас молиться. Вообще лучший учитель молитвы – это беда. Когда беда приходит, когда приходит болезнь – начинается молитва об исцелении. Приходит страх – начинается молитва о спасении. Приходит неприятность с детьми – начинается молитва о детях. Приходит еще какая-нибудь нужда – начинается молитва о том-то и том-то. Но я бы не хвалил этот вид молитвы, потому что все-таки нужно молиться до болезни, до нужды, до беды, до смерти, до опасности, до разлучения души с телом. То есть нужно молиться Богу, потому что Он есть, и нужно общаться с Ним.

Очень важно вот что: молиться нужно всегда как грешник. Нельзя молиться как праведник, потому что праведность наша лжива, мнима, дырява. Надо молиться Богу как грешник: хвали Бога, но не забывай, что грешен. Испрашивай у Него прощения в грехах своих. «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей». А потом проси у Бога, проси чего хочешь: дочке – мужа; замужней дочке – детей и верного жития с супругом, чтоб не разводились, не дрались, не ругались; сыну – живым-здоровым вернуться из армии; «выплатить ипотеку помоги мне, Господи», «выздороветь помоги». Проси у Бога – у Бога нужно просить, потому что всё, что нам нужно, у Него есть: слова «богатство» и «Бог» однокоренные, то есть Бог богат всем, у Него всё есть, Ему ничего не жалко. Только Он дает дозированно тому, кому надо, и вовремя.

И, наконец, когда получаешь просимое, ты должен поблагодарить. Кто бы ты был такой, если ты просишь у Бога помощи, Бог тебе дает ее, а ты потом не благодаришь Его? Благодарить нужно.

Итак, хвали, кайся, проси и благодари после получения просимого – вот четыре вида молитвы, которые определяет, если мне не изменяет память, святой Василий Великий.

Читайте так же:  Православный молитвослов молитва Матроне Московской

Так что начни с покаяния и закончишь иным – станешь учителем. «Ты любишь Меня?» – «Люблю!» – «Паси овцы Моя». Так и Петр слышит трижды от Христа в ответ на покаяние повеление «пасти овец Моих» – это для Господа очень ценно. Царь Давид начинает с покаяния, а заканчивает хвалой и уже говорит про «стены Иерусалимские», «жертву правды: тогда возложат на олтарь Твой тельцы» (Пс. 50: 20, 21).

Это закон: начнешь каяться – взойдешь до хвалы Богу, начнешь хвалить Господа – низойдешь до покаяния

А в Великом славословии, наоборот, сначала говорим: «Слава в вышних Богу, на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим, благословим, благодарим Тя, Господи…» – мы хвалим Бога. А потом потихоньку – поем, поем – «Исцели душу мою, яко согреших Тебе». Это-то откуда? Вроде начали хвалить, а потом – раз, и спустились в покаяние. Да, это закон: начнешь каяться – взойдешь до хвалы, начнешь хвалить – низойдешь до покаяния.

Приходите в храмы Божии хвалить Господа и обязательно каяться в грехах своих. Приходите в храмы Божии каяться в грехах своих и обязательно в конце хвалить Господа.

Нужно быть предельно честным на молитве, ничего не изображать из себя перед Богом, не надевать маски

Человек потому человек, что молится Богу. А птица потому птица, что умеет летать и петь.

Молитва должна соответствовать образу жизни. Есть молитвы, которые
мы не переживаем душой, которые не трогают нас в силу разных причин
— или духовной черствости, или духовного младенчества, или душевной
чистоты. Иногда и так бывает — зачем невинному ребенку читать тексты,
которые кто-то написал из великих слез о своей совершённой грязи?

Поступайте по совести и в молитве вы свободны. Вы свободны во всем
добром. У христиан есть полная свобода в добре. Мы не рабы закона, той
или иной практики молитвы. Нельзя, чтобы все делали всё одинаково.
Иначе это будет какой-то божественный концлагерь. Здесь должно быть
абсолютное творчеств. Нужно понять, что церковь благословляет
человеку творить. Как хотите, лишь бы только вы имели веру и ту самую
молитву.

Молитва превращается в тараторщину: «Бу-бу-бу-бу…Аминь!» — и в
койку; «Бу-бу-бу-бу… Аминь!» — и на работу. Но это ведь не смысл
молитвы. Смысл молитвы в другом. Можно делать, что хочешь в рамках
дозволенного, чтобы сердце зажило, и чтобы оно начало очищаться
Божьим словом, именем Бога.
Нужно, чтобы тепло молитвы было носимо человеком как можно дольше.

Помолился, вышел на улицу, как со свечкой — ветер дунул, свечка
потухла, и плоды молитвы больше не ощущаются. А если у тебя будет
саркофажек такой, где горит огонек и есть доступ воздуха – то ты вышел
после молитвы, а там тепло и оно не задувается. И ты живешь в молитве —
ты уже не хамишь людям, никого не осуждаешь, не дергаешься, не
хлопочешь лишнего — ты уже в духе молитвы живешь.

Суть молитвы — чтобы жить в духе молитвы. Не в том, чтобы ее вычитать
– в таком случае Богу нужно быть бухгалтером. Но он не бухгалтер, и
суть молитвы в том, чтобы жить в духе молитвы. Все что вам помогает
жить в духе молитвы – делайте. Нужно жить так, чтобы закон был на
тебе истощен, чтобы он не действовал над тобой. Прочел какую-то
молитву, и она перевернула тебе сердце впервые за многие годы, хотя
ты знаешь ее очень давно — остановись на ней и поживи с нею. Останься
ей верен, потому что она для тебя сейчас есть дверь в благодать.

00:00 Евангелие как образ для нас
03:00 Притча о молитве (Лук. гл.18, ст. 1-8)
06:00 Нужно утомить Господа просьбами
10:00 Молитва — разговор создания с Создателем
15:20 Сказал Господь Своим ученикам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, и.

00:00 Евангелие как образ для нас
03:00 Притча о молитве (Лук. гл.18, ст. 1-8)
06:00 Нужно утомить Господа просьбами
10:00 Молитва — разговор создания с Создателем
15:20 Сказал Господь Своим ученикам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят
18:00 Молитва как труд, молитва как борьба
22:00 Выпросить и быть довольным неделю или всю жизнь?
23:00 Уметь выпрашивать у Бога для других и не уметь выпрашивать себе
26:00 Бог рядом всегда, Бог слышит наше сердце и мысли, единство языка, сердца и мысли

Отче наш, Иже еси́ на небесе́х! Да святи́тся имя Твое́,
да прии́дет Ца́рствие Твое, да будет воля Твоя, я́ко на небеси́ и на земли́.
Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь;
и оста́ви нам до́лги наша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м нашим
и не введи́ нас во искушение, но изба́ви нас от лука́ваго.
Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою;
благословенна Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего,
яко Спаса родила еси душ наших.

Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое,
Победы над сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестом Твоим Жительство. Аминь.

Помолимся о Патриархе Кирилле,
о всей во Христе братии нашей. Подаждь, Господь, Церкви православной глубокий и неотъемлемый мир.

Помолимся о Президенте
государства нашего, о рабе Божьем Владимире. Да вразумит его и укрепит, и сохранит его от всякого зла Господь. Да приведет к нему Господь мудрых, патриотичных и сильных друзей и помощников, наглых же и продажных, вон да прогонит. Аминь.

Помолимся о Державе нашей,
о том, что бы был в ней мир, взаимная любовь, согласие, послушание младших старшим и уважение начальников к подчиненым;

Помолимся о Воинстве,
о православном Христолюбивом воинстве, в Отечестве нашем и за пределами его, исполняющем тяжелую, кровавую и ратную службу на пользу нашу и всего мира. Аминь.

Помолимся о Семье,
о всяком супружестве христиан православных. Да даст им Господь мир, согласие и тишину.

Помолимся о Детях,
О всех тех, кто плачет о детях своих и хочет воспитать их достойными сынами небесного и земного отечества.
Благослови, Господи, чтобы дети наши были нам в радость, а не в проклятие и не в наказание. Сохрани их от злых привычек, от растления, от наркомании и прочих неисчетных зол, окружающих современного человека. Дай нам Мудрости сделать их сынами Небесного Отечества и добрыми патриотами отечества земного.

Помолимся о Замужестве,
о всякой девице замуж выйти хотящей. Да даст ей Господь доброго спутника жизни.

Помолимся о Женитьбе
о всяком юноше, ищущем добрую спутницу для жизни верной и супружеской. Да даст и ему Господь добрую спутницу жизни, которую он назовет женою своею.

Помолимся об Абортах,
о всякой жене, собравшейся убить или вытравить из чрева зачатое дитя. Да оградит, и сохранит, и удержит Господь от греха непоправимого. Аминь.

Помолимся о Наркоманах, Пьяницах, Зависимых,
о всяком человеке, страдающем от пьянства, наркомании и прочих тяжких и душу губящих недугов. Да исцелит, да укрепит, да помилует их Господь.

Читайте так же:  Молитва чтобы суд прошел удачно

Помолимся о Болящих,
о всех болящих. Да будет им от людей любовь и уход, а от Тебя, Господи, исцеление и врачующая Благодать.

Помолимся о Монахах,
о всяком монашествующем, в пределах отечества нашего, в рассеянии и во всем мире православном. О всех тех, кто борется со страстьми и похотьми, да укрепит их Господь в трудах. И да простит нам грехи, ради молитв их.

Помолимся о Скорбях,
о всякой душе христианской скорбящей, озлобленной, милости Божией и помощи требующей.

Помолимся о Путешествующих,
о всяком человеке путешествующем по морю, по суше и по воздуху. Да сохранит его Господь и в аэропорту, и в морском или речном порту. И на вокзале и в воздухе, и в путешествии. И да даст ему вернуться в дом свой живым, здоровым и невредимым. Аминь.

Помолимся об Оскверненных,
о всех осквернивших душу свою грехами тяжкими и гнусными,
однако совесть до конца не погубивших: кающихся, плачущих, Христа ищущих.

Помолимся о добрых Намерениях,
о всех хотящих креститься исправиться и жить настоящей христианской жизнью.

И за всех и за вся помолимся, Братья и Сестры.

Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем.

Преславная Приснодева, Матерь Христа Бога, принеси наши молитвы Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша.

Со Святыми упокой, Христе, души усопших рабов Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.

Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй. Благослови.

Молитвами Богородицы и всех святых, Господи Иисусе Христе, услыши и спаси нас. Аминь.

Молитва должна соответствовать образу жизни. Есть молитвы, которые
мы не переживаем душой, которые не трогают нас в силу разных причин
— или духовной черствости, или духовного младенчества, или душевной
чистоты. Иногда и так бывает — зачем невинному ребенку читать тексты,
которые кто-то написал из великих слез о своей совершённой грязи?

Поступайте по совести и в молитве вы свободны. Вы свободны во всем
добром. У христиан есть полная свобода в добре. Мы не рабы закона, той
или иной практики молитвы. Нельзя, чтобы все делали всё одинаково.
Иначе это будет какой-то божественный концлагерь. Здесь должно быть
абсолютное творчеств. Нужно понять, что церковь благословляет
человеку творить. Как хотите, лишь бы только вы имели веру и ту самую
молитву.

Молитва превращается в тараторщину: «Бу-бу-бу-бу…Аминь!» — и в
койку; «Бу-бу-бу-бу… Аминь!» — и на работу. Но это ведь не смысл
молитвы. Смысл молитвы в другом. Можно делать, что хочешь в рамках
дозволенного, чтобы сердце зажило, и чтобы оно начало очищаться
Божьим словом, именем Бога.
Нужно, чтобы тепло молитвы было носимо человеком как можно дольше.

Помолился, вышел на улицу, как со свечкой — ветер дунул, свечка
потухла, и плоды молитвы больше не ощущаются. А если у тебя будет
саркофажек такой, где горит огонек и есть доступ воздуха – то ты вышел
после молитвы, а там тепло и оно не задувается. И ты живешь в молитве —
ты уже не хамишь людям, никого не осуждаешь, не дергаешься, не
хлопочешь лишнего — ты уже в духе молитвы живешь.

Суть молитвы — чтобы жить в духе молитвы. Не в том, чтобы ее вычитать
– в таком случае Богу нужно быть бухгалтером. Но он не бухгалтер, и
суть молитвы в том, чтобы жить в духе молитвы. Все что вам помогает
жить в духе молитвы – делайте. Нужно жить так, чтобы закон был на
тебе истощен, чтобы он не действовал над тобой. Прочел какую-то
молитву, и она перевернула тебе сердце впервые за многие годы, хотя
ты знаешь ее очень давно — остановись на ней и поживи с нею. Останься
ей верен, потому что она для тебя сейчас есть дверь в благодать.

«У меня работа отнимает всё время и все силы. Когда мне молиться? Кручусь, кручусь целыми днями. Только и выспаться, что в воскресенье».

Я слышал такие речи. Вы, вероятно, тоже. И нужно согласиться с тем, что множество наших людей придавлены суетой и зарабатыванием денег. Им вроде бы действительно некогда молиться. Святое дело – участие в службах, служение Богу – по необходимости пренебрегается и чахнет. Вслед за этим вся жизнь перекашивается и движется не прямо, а боком. Очевидно, нужно искать выход, и он возможен в виде соединения работы с молитвой.

Есть труды, которые при самом совершении молиться не возбраняют. Это всякий механический труд вроде косьбы, чистки картофеля, вскапывания грядок или другого монотонного дела, которое совершается автоматически и ум при этом относительно свободен. Любая краткая молитва – «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя», «Богородице Дево», «Боже, очисти меня, грешного» или иная – уместна при этом и трудиться не мешает. Руки делают, а ум молится.

Именно для того, чтобы молящийся был избавлен от необходимости открывать молитвенник, читать слова из книги, тексты многих молитв стоит заучивать наизусть. Отрывки Евангелия, псалмы Давидовы должны становиться нашей собственностью, принадлежностью нашей памяти, а не только содержанием читаемых книг. Тогда можно будет усладить или укрепить душу молитвой и в очереди, и при поездке в транспорте, и при посещении спортзала. Многим известна на практике эта тайна молитвенного предстояния Богу при самых разных занятиях, по внешности не располагающих к молитве.

Мне бы хотелось садиться в транспорт, за рулем которого сидит тайно молящийся водитель. Ум его будет полезно занят, и ему не придется включать «Шансон» или «Радио Дачу», издеваясь над ушами пассажиров. При этом и вести машину он должен будет внимательнее, поскольку имя Божие, находясь в памяти человека, делает человека ответственнее и собраннее. Хотелось бы, чтобы и мастер станции техобслуживания, бортируя колесо моей машины или возясь в ее моторе, не матерно ругался и не просто свистел под нос, а время от времени в уме призывал Бога в помощь. Хотелось бы мне, заходя в кафе или ресторан, надеяться, что повар, готовящий мое блюдо, не перемигивается с официанткой и не рассказывает анекдот, а помнит Бога посреди работы и молится Ему.

Вы можете счесть это мечтой и фантазией, а я вам скажу, что это не то и не другое. Это вполне возможная реальность. Ее отсутствие в нашей жизни или (скажем так) очень редкое присутствие зависит только от малого числа богомольцев, стремящихся служить Богу на своем малом месте. Это дело зависит только от нашей воли, поскольку никто не властен над тем, о чем мы думаем, исполняя свои прямые служебные обязанности.

У тебя нет времени или сил пойти на всенощную. Согласен. Но прочесть по памяти «Помилуй мя, Боже» посреди ежедневных трудов у тебя всегда есть и время, и силы. Дело только за желанием. Вот это желание и нужно возбуждать в душах человеческих, напоминая и уча, что призыванию Бога в молитве и словесному служению Ему, по сути, ничто, кроме рассеянности и маловерности, не мешает.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отдельно нужно говорить о людях, занятых умственным трудом. Если штукатур посреди работы может умом молиться, то учитель, проверяющий тетради, нет. Его ум занят. Так же занят и ум диспетчера в аэропорту или системного администратора в фирме. Всем им, чей ум на работе загружен и без того, нужно молиться перед началом трудов. Это им нужно, подув на пальцы, перекреститься или, поплевав на руки, сесть за клавиатуру. Таких работ всё больше и больше.

Читайте так же:  Молитва за россию от войны

Труд механизируется и автоматизируется, а человек превращается в приставку к сложным механизмам. Он и сам рискует со временем превратиться в робота или компьютер на радость футурологам и голливудским режиссерам. И для того, чтобы оставаться человеком, нужно молиться. Машина обгонит человека по производительности труда, машина не устанет и не уснет. Но она никогда не обратится к Богу с благодарностью или просьбой о помощи, а человек должен это делать. В этом его главное отличие как от машины, так и от бессловесного животного.

Наконец, есть те, кто работает не с кирпичом, не с глиной, не с файлами и гигабайтами, а с людьми. Чиновник, администратор, начальник, врач, судья, менеджер. Эти люди разговаривают, убеждают, ругаются, просят, настаивают, пишут протоколы и резолюции. Они проводят совещания, допрашивают (следователи), объясняют (учителя) и так далее. Этой многомиллионной армии ответственных работников можно напомнить о примере афонского старца Силуана. Тот, ежедневно имея общение с десятками рабочих в монастыре, имел за правило никогда не заговаривать с человеком, прежде чем кратко не помолится о нем. Формально это не трудно, но требует от человека настоящей веры и любви к людям.

Вот директор школы вызывает к себе родителей ученика-хулигана, измучившего весь класс. Самое время, когда они уже в приемной, помолиться Богу, говоря: «Господи, помоги сказать правильные слова. Вразуми, как поступить. Дай мне твердость, если нужна твердость. Дай сострадания, дай разума».

Очевидно, слова могут быть самыми разными. Но сама молитва нужна. И так же доктор на приеме, говоря очередному посетителю: «Войдите!», может молиться о нем и о себе. Никто не мешает делать так же начальнику в приемный день. И бригадиру в отношении рабочих. И командиру о солдатах. Далее можно думать по аналогии. Кстати, военным о том, что «без молитвы ружья не заряжать», раньше всех нас Суворов сказал. Стоит только примериться к особенностям жизни крановщиков, дальнобойщиков, таксистов, продавцов, чтобы каждому найти свои слова, свое время и свой способ разумного служения Богу. И тогда молящегося посреди работы человека непременно потянет и в храм. Та малая молитва, творимая в миру, потянет человека в Дом Молитвы, в храм святой на Литургию. Человек, почувствовав силу молитвы и сладость ее, повлечется в то место, где всё ради молитвы создано и всё молитвой дышит.

Ведь кто как живет, тот так и молится. И если живем мы без молитвы в быту, то нас и в святое воскресенье душа в храм не зовет. Жажды нет. Крылья обрезаны. Кисло и скучно на душе.

Молиться надо всем. Это общий труд всех верующих душ. Молиться надо везде, то есть посреди трудов и на отдыхе. Молиться нужно по возможности всегда. Это нелегкий труд, но ожидаемые плоды его – это преображение повседневной жизни из тягостной и беспросветной в службу Богу. И это, конечно, внутреннее изменение человека. Его сердечный переход из состояния сына века сего в состояние сына Царствия.

Сын Царствия никогда не скажет: «Когда мне молиться? Я все время работаю». У него молитва и работа не разделены пропастью, но и то, и другое делается перед лицом Божиим, во славу Божию и силой Божией.

Цитаты, притчи, изречение духовных отцов, святых старцев, праздники, тропари и евангельских чтений на сей день.

Верующий должен молиться, ничего тут нового. Он должен хотеть молиться, что уже сложнее, ибо не каждый и хочет. Нужно понуждать себя на молитву. А правило длинное, времени мало, и мы устаем, и мы мучаемся, и совесть наша обличает нас, что мы плохо молимся.

Были такие Оптинские старцы. Целый монастырь, населенный людьми, среди которых раз за разом целую эпоху возникали, как протуберанцы, вспыхивали яркие святые личности. Вот они, эти старцы последние Оптинские, под Калугой в Свято-Введенском монастыре, в Оптиной пустыне, составили некую молитву для человека последних времен, к которым, в общем-то, мы и относимся. Пусть мы еще проживем лет 200, допустим, или 300, но это ничего не значит, потому что времена все равно последние.

В этой молитве Оптинские старцы как бы советуют человеку быть внимательным к каждому дню и полагаться на Бога – это главный лейтмотив всего там сказанного. Они вообще были внимательны к жизни человеческой. Они говорили, что будет время, когда придется молиться при шипящем граммофоне. То есть будет шипеть граммофон, и будет петь из него «Я встретил вас, и все былое…», – а ты будешь молиться. Это время уже наступило, потому что везде музыка. В маршрутку зашел – музыка, в магазин зашел – музыка. Кругом музыка. А ты молись.

Вот молитва Оптинских старцев. Вы найдете ее, потому что я для того вам и даю наводку, чтобы вы нашли ее и освоили как руководство к жизни. Она руководствует человека по прожитому дню, по проживаемому дню. С утра до вечера.

«Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день.

Дай мне всецело предаться воле Твоей Святой.

Во всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня.

Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все Твоя Святая воля.

Во всех моих словах и делах руководи моими мыслями и чувствами.

Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою.

Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая.

Господи, дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня.

Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить.

Текст, рожденный опытом, текст, обращенный к суетно живущему человеку. К человеку, который много молиться не может, не успевает. Вскочил, зубы чистит и думает: Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. То есть не оставь меня, не забудь меня. Научи меня прямо и разумно, это уже завязывая галстук, действовать с каждым из ближних моих, никого не огорчая, никого не смущая. Уже выбегая из подъезда, садясь в метро: научи меня верить, что за всем святая воля Твоя. Это молитва доверия к Богу. Это молитва памяти о Боге. Это молитва, которая читается взамен длинных молитвословий или в дополнение к ним, или так, или так, это уж как у вас получится.

Это молитва, настраивающая сердце на то, чтобы не забыть Господа, не забыть, что Он всегда с нами. Даже когда нам худо, тошно и что-то не клеится, по жизни как-то не клеится. А Он с нами, и слава Ему.

Найдите этот текст. Он в легком доступе, в интернете. Молитва последних Оптинских старцев. И настройте сердце на эту волну. Потому что это вас от многого убережет, и много принесет к вашим берегам. Таких кораблей, с таким товаром, о котором вы даже не подозреваете.

Читайте так же:  Молитва покаянный спасителю

Вот какие слова я услышал однажды и вспомнил совсем недавно. «Кто молится только тогда, когда молится, тот никогда не молится». Это не дзен и не «словесный туман» под мудрость. Это — чистая правда. Хотя восточные мудрецы любят подобный образ изложения мыслей, и формальное сходство есть. «Стыдно знать только то, что известно», — сказал, к примеру, один из них. Польза подобных глубоких и парадоксальных высказываний в том, что вздрогнув от их звучаний, ты потом можешь думать об услышанном. Ум будет занят, и мир с неизвестной доселе стороны начнет если и не открываться, то хотя бы приоткрываться. Итак, стыдно знать только то, что известно; и если мы молимся только тогда, когда молимся, то вовсе не молимся.

Рисуем иллюстрацию. Вот я молюсь. Зажигаю, то бишь, лампаду, открываю книжечку, становлюсь перед образом. Произношу священные слова. Затем оканчиваю, и отхожу по своим делам, которых у всякого, даже у лентяя, много. Среди дел звонит мне кто-то и сообщает новость, которая меня совсем не радует. И я привычно в таких случаях выхожу из себя, что-то ненужное говорю в трубку, что-то еще более ненужное говорю сам с собой, когда звонок окончен, и так далее. Ситуация всем знакомая. А в духе выше сказанного, хорошо было бы, если бы я встретил новость с терпением и призыванием имени Божия. То есть, если бы я молитвенно встретил неприятную информацию. Это трудно, но это и есть христианство. А помолиться перед образами, чтобы вскоре дать волю языческому нутру, это слишком обычно, но слишком далеко и от истины. Это как раз значит: молился только когда молился, а отошел от молитвы и действуешь в немолитвенном духе.

И так во всем. Один среди обычных трудов Бога помнит, другой Бога вспоминает, лишь крест на церкви увидев, а третий едва Бога в Пасхальный день помянет. Есть еще и четвертый, и пятый, но об этих уже и говорить нужно в каком-то отдельном слове. И получается, что вообще молящихся людей не так уж много от общего числа. А уж тех, кто дух молитвы пытается сделать руководящим принципом жизни, кто хочет саму молитву сделать от жизни не отдельной, тех совсем капля. Но капля это не ничто. «Капля море освящает». Причем и точные, исчерпывающие исчисления в таких вопросах невозможны.

Зато возможно нам сердцем уразуметь, что иное есть молитва, а иное — молитвословие по книжке и в известные часы. Иное есть обращаться к Богу время от времени, а иное – упражняться в памяти Божией, чтобы помнить Творца твоего всегда. Ходить перед Ним, как было Аврааму велено. В этом духе различения хорошего и лучшего, большего и меньшего и сказал некто, что «кто молится лишь когда молится, тот никогда не молится». Слово «никогда» здесь резко звучит и может напугать иного. Но это полезная острастка. Отчаяние от нее не родится, а вразумление – может. И мы эти смиряющие и научающие слова, без труда (ибо они кратки) сделав стяжанием своей памяти, можем кое-какие вопросы нашей внутренней жизни с мертвой точки сдвинуть. Помоги, Господи.

Часто мы обращаемся к Господу со своими проблемами и трудностями, прося его избавить нас от этого и даровать что-то хорошее взамен. Считается, что Господь слышит все наши слова и мысли, но стоит ли обращать к нему все свои просьбы? Есть ли такие вещи, которыми нельзя тревожить Бога? Как молиться Богу правильно?

Редакция «Так Просто!» решила выяснить этот вопрос. Протоиерей Андрей Ткачев рассказывает, о чём на самом деле нужно просить в своих молитвах.

Протоиерей в одной из своих проповедей рассуждал о том, с какими просьбами нужно обращаться к Господу. Сперва он предложил вспомнить слова Тихона Задонского: «Даждь ми уши слышати Тя. Даждь ми очи видети Тя. Даждь ми вкус вкусити Тя. Даждь ми ухание благоухати Тя. Даждь ми нозе приити к Тебе. Даждь ми уста глаголати о Тебе. Даждь ми сердце боятися и любити Тя…»

Слова святителя очень хорошо показывают истинную суть молитвы. Ведь главное, о чём должен просить человек, — это спасение души. Святитель простит дать ему уши, чтобы услышать Господа. Это о том, чтобы услышать слово Божье, чтобы оно не прошло мимо. Вроде уши у нас и есть, но многие не слышат, что говорится в Евангелие.

Он просит дать ему глаза, чтобы узреть Господа. Чтобы увидеть Господа, нужно избавиться от земной суеты, именно об этом и просит святитель. Он молится о том, чтобы Господь дал ему руки и ноги, чтобы он пришел к нему. Это касается каждого человека.

Обычно мы приходим в церковь или становимся возле домашней иконки и просим: «Господи, дай мне здоровья, денег, мужа хорошего, детей еще краше». И в этом нет ничего греховного, это мирские заботы, о которых человек постоянно печется, но важно понимать, что молитва должна быть не об этом.

Святитель просит возможность обрести истинный путь к Господу, увидеть и услышать его, избавившись от земного и мирского. Вот о чём должна быть настоящая молитва — о спасении души. Это то, о чём молились великие святые мира сего.

Погрязая в мирских заботах, всегда нужно помнить, что самое главное — это не земная жизнь, а очищение души от греха и ее спасение после жизни на земле. Никто не говорит, что просьбы о материальных благах — это грех. Нет, от чего же. Просто это маленькие просьбы, Господь и так знает, что человеку нужно в жизни.

Можно ли молиться о земном? Можно, но священнослужители утверждают, что у Господа нужно просить о духовном, как это делали святые. Они не искали тленного, а стремились к небесному. Вместе с этим они получили и земное. Их примеру нужно следовать каждому верующему человеку.

Видео (кликните для воспроизведения).

А есть ли вещи, о которых и вовсе запрещено просить Господа? Священнослужители уверяют, что есть.

  • О том, что запрещено
    Нельзя обращаться к Господу с молитвой, в которой ты просишь о чём-то греховном или запретном. Такая просьба идет в разрез с заповедями, а значит, не может быть исполнена. К тому же, подобные просьбы сами по себе считаются грехом.
  • О вреде другому человеку
    Господь завещал нам любить ближнего своего и не желать другим зла. Любая молитва должна нести в себе лишь добрые намерения. Господь не исполнит просьбу о вреде другому человеку, к тому же разгневается на просящего.
  • О спасении от испытаний
    По сути всё, что случается с нами в жизни, — это испытание. Наша работа, семья, материальные блага, неудачи и болезни — всё это испытывает нас. Нельзя просить Бога избавить тебя от всего.

    Это нужно хорошенько обдумать и осознать, чтобы в следующий раз, обращаясь к Господу, думать, с какой просьбой ты его тревожишь. Конечно же, нет ничего греховного в том, чтобы просить о здоровье себя и своих близких, даже о материальном благополучии. Просто среди этого всегда стоит помнить об истинном предназначении молитвы.

    Молитва — это способ поговорить с Богом, и важно знать определенные нюансы. Недавно мы рассказывали тебе о том, как правильно молиться Богу.

    Читайте так же:  Молитва о помощи Господа Бога

    Любая молитва — неисчерпаемая сила! Особенно сильным считается 90-й псалом из Псалтыря. Это молитва-оберег от болезней, катастроф и многих неприятностей. Его нужно выучить наизусть и читать регулярно.

    Не забывай и о том, что время от времени нужно ходить к исповеди и причастию. Ранее мы рассказывали тебе, что нужно говорить и в чём каяться на исповеди.

    Обязательно поделись с друзьями этими знаниями!

    Опубликовано: 2016-12-15
    Продолжительность: 01:26
    ==================== «Молитва за кого-либо или вымаливание это одно и то же, или есть разница? Можно ли отмолить человека, если он при жизни не верил в Бога и умер без покаяния?», — спрашивает Людмила.

    Ну, молитва и вымаливание это вопрос степени. Молиться это значит молиться. А вымаливать это значит бороться с Богом за кого-то. И есть случаи, когда вымаливают у Господа Бога души, совершенно далекие от Бога. Так, например, Григорий Двоеслов, как сообщает придание, вымолил у Господа душу императора Троян. На что Господь сказал ему: Я его помилую, но ты больше так не молись. То есть можно вымолить у Господа Бога, наверное, кого хочешь. Можно. Правда, чем ты заплатишь за это – другой вопрос. Но можно. Вот это и есть разница между «молиться» и «вымаливать».

    (в комментарии к перечислению обязательно укажите ваше имя)

    В традиционной рубрике «Святая правда» протоиерей Андрей Ткачев о том, что оценщик молитвы это тот, кому мы молимся.

    Братья и сестры, здравствуйте!

    Продолжаем с вами разговор о притче о мытаре и фарисее — очень емкой, маленькой, краткой. С удивлением тащим из нее смыслы. Кажется, что их там немного, но на самом деле — достаточно и предостаточно.

    И первое, что я сегодня бы вам сказал, в продолжение вчерашней и предыдущих тем, это то, что оценщик молитвы – это тот, кому мы молимся. То есть нельзя самому оценивать собственную молитву. Например, ты говоришь: «Я прочитал три акафиста и положил сто поклонов». Звучит как будто бы я сильно помолился. Но это ничего не значит, потому что оценивает молитву тот, кому ты молился, насколько Он принял эти поклоны и акафисты.

    Он может сказать, что это ничего не значит, это ерунда. А вот тонул, например, сегодня кто-нибудь в реке Амур, и возопил к Нему в первый раз в жизни: «Боже, спаси меня». Крик был такой сильный, что небо его услышало. И Он его спас. Это была молитва. А то, что ты делал — непонятно что.

    Я бы хотел, чтобы мы оценили притчу с точки зрения того, кто принимает наши молитвы и дает им оценку. Ведь Христос в притче о мытаре и фарисее дает оценку нашим молитвам. Потом, перед смертью, может быть, ты скажешь: «Я же так много молился Тебе, я же ходил крестные ходы, я же читал Псалтырь, я же то, я же се…». И это может быть полным фиаско, потому что ты сам оценил величину своих трудов, а Он глядит на это иначе.

    Об этом можно поговорить и на примере истории про бедную вдовицу. Ведь она клала в церковное хранилище две монетки, две лепты. А Христос, который рядом стоял и видел, похвалил ее и оценил эту жертву больше всех жертв. То есть Он дал цену вместимому, потому что Он и есть тот, ради кого жертвуют.

    Он — хозяин храма. Это его дом и дом Отца его. Поэтому милостыня измеряется не суммой, а смыслом. И молитва измеряется не длиной, не шириной, не количеством текста, а другими вещами. Вот об этом говорит и притча о мытаре и фарисее, потому что Христос говорит, что они оба молились. То есть они оба — верующие люди: два грешника, два верующих грешника. Один грешник не знает о своих грехах и уверен в своей праведности. Другой знает о своих грехах и уверен в своей неправедности.

    Но они оба — верующие грешники. Слепой верующий грешник и зрячий верующий грешник. И оба молятся. И Богу, оказывается, более приятна молитва сознательного человека. Значит, здесь говорится правда Божия, открывается, что праведные дела, не изменяющие внутреннюю сущность человека, не идут ему в зачет. То есть ты не меняешься к лучшему в Божиих глазах. Да, это хорошо — десятина, пост и многие другие вещи. Твое удаление от блуда.

    Он же говорит, что я благодарю Тебя, я не такой, как другие. Хищники они, и неправедники, и прелюбодеи. То есть он всю Вселенную заключил в такое тройное емкое словосочетание: хищники, неправедники, прелюбодеи. Но, поскольку грешнику нужно еще кого-то конкретно взять за жабры, он говорит — или как вот этот мытарь. То есть он нашел себе пищу в лице конкретного мытаря. Он говорит: я не такой, как все. Причем он хвалил Бога. Молитва хвалы – она ангельская, она лучше, чем молитва просьбы. Молитва «дай» хуже, чем молитва «слава Тебе».

    Фарисей молился хорошо, изначально: «Слава Тебе, хвалу Тебе воздаю». А дальше — безумные глаголы. За что? За то, что я не такой, как другие. А они хищники, неправедники, прелюбодеи. Он всех собрал в кучу и в пример привел мытаря. Мытарь покаяние приносил, бил себя в грудь, знал про свои грехи. Вот перед нами образ молящегося человечества.

    Значит, молящиеся люди состоят из тех, кто верит в свою избранность, носится со своей личной мнимой святостью, богат некими добрыми делами, но при этом считает достойными вечной гибели разных людей, находящихся за как за пределами храма, так и рядом. А вторая часть молящихся людей — тоже грешники, знающие о своих грехах и мучающиеся от того, что душа бунтует против неправедного образа жизни.

    Притча открывает перед нами некую занавеску в другой мир, как и все притчи Христовы. Собственно, что такое притча – это окошко с открытой занавесочкой. Вот, погляди, что там и как. И оказывается, что там очень много интересного. Для того, кто уже долго молился и много Богу послужил, притча дана для того, чтобы смириться и много о себе не думать.

    Проще говоря — чтобы не быть похожим на фарисея, не считать себя лучше других. Для тех, кто много грешит, но душа болит в нем, притча говорит — слушай, иди и кайся. Видишь, как Бог принимает кающихся? Она словно накладывает пластыри на раны. И я бы хотел, чтобы мы все попали в одну из категорий: либо фарисеев, желающих смириться — в качестве негативного примера, либо в число кающихся злодеев — на позитивном примере кающегося мытаря. То есть здесь два пластыря, на две совершенно разные раны. От того, кто принимает наши молитвы.

    А сами мы свою молитву не оцениваем, никогда! Запомните это.

    Священник андрей ткачев о молитве
    Оценка 5 проголосовавших: 1
  • ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here